Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Цена комфорта: сколько стоят «умные города» РБК и Минстрой, 12:24 Генпрокуратура Белоруссии направила в Литву запрос о выдаче Тихановской Политика, 12:17 Глава Binance объяснил поведение инвесторов словами «Покупают и выводят» Крипто, 12:09 Перевод в нежилье: как перевеcти квартиру в нежилое помещение в 2021 году Недвижимость, 12:06 Президент UFC анонсировал встречу с Хабибом Нурмагомедовым Спорт, 12:04 Владелец ЧТПЗ выкупил нефтесервисные активы предприятия Бизнес, 12:01 Что такое кайдзен и как применять этот метод на практике Экономика образования, 12:00  Два рецепта для праздничного стола от шеф-поваров без спешки РБК и Miele, 11:56 США предложили $5 млн за сведения о киргизском воре в законе Общество, 11:47 «Скопинский маньяк» Мохов пришел отметиться в отдел полиции Общество, 11:41 Умер отец лучшего бомбардира в истории НХЛ Уэйна Гретцки Спорт, 11:36 Как гибридная удаленка улучшила условия труда в столичных офисах Партнерский материал, 11:33 Вакцину центра «Вектор» одобрили для людей старше 60 лет Общество, 11:31 У части клиентов домашнего интернета в ближайшие дни отключат связь Технологии и медиа, 11:21
Падение экономики ,  
0 
Сергей Алексашенко

НЭПа не будет: в чем главный вывод из послания Путина

Речь Владимира Путина перед парламентом была полна госплановских заклинаний и обещаний. Но решение этих больших экономических задач зависит прежде всего от бизнеса. А чтобы бизнес мог строить такие планы, ему нужно понимание долгосрочных правил игры. После выступления президента понимания больше не стало

Послание президента Владимира Путина, оглашенное 4 декабря, не было ни ярким, ни судьбоносным. Даже казалось, что Путин вышел на трибуну не потому, что хотел сказать что-то важное, а лишь потому, что это нужно было сделать в соответствии с Конституцией. А предыдущие рассказы чиновников о том, что обсуждается поворот то ли к мобилизационной, то ли к модернизационной экономической политике, похоже, лишь прикрывали интеллектуальную беспомощность и нежелание сколь-либо серьезно работать над посланием.

Послание стало «техническим». Поверхностный анализ ситуации, отражающий оторванность от жизни и «другую реальность», в которой живет сегодняшний Кремль. Где в этой речи, например, вы слышали о резком обострении торговых отношений с нашим ближайшим союзником Белоруссией и о том, как российские власти намерены эту проблему решать? Обширный перечень тем и идей, без выделения приоритетов, большинство из которых были озвучены ранее, и среди которых каждый может найти свой кусочек. Зато огромное количество госплановских заклинаний. Послушайте и вспомните «исторические решения съезда КПСС»:

«Необходимо ориентироваться на ежегодный рост производительности труда не менее чем на пять процентов. Правительство должно изыскать для этого резервы…»  

«Нужно использовать этот фактор [ослабления рубля] для проведения политики импортозамещения… в том числе в течение трех–пяти лет мы должны обеспечить людей качественными и доступными по цене лекарствами и продуктами питания, в значительной степени, конечно, собственного производства».

«Мы также должны снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, в том числе… оборудование для освоения месторождений и арктического шельфа».

То, что Владимир Путин – сторонник государственного капитализма, в котором государство и швец, и жнец, и на дуде игрец, давно не секрет. Но верить в то, что в начале XXI века правительство может взять на себя ответственность за повышение производительности труда в экономике? Или пообещать создать современные технологии и оборудование, которых национальная экономика никогда не производила? Вы скажете, это было адресовано не правительству. А тогда кому? Государственным корпорациям, которые лучше всего умеют осваивать бюджетные миллиарды? Или менеджерам и собственникам десятков тысяч частных компаний? От последних решение этих задач и вправду зависит. Но чтобы они могли строить долгосрочные планы, им нужно понимание, какими будут долгосрочные правила игры. 

Жесткая позиция Владимира Путина в отношении противостояния со странами Запада, возможно, и вызывает поддержку его ближайшего окружения и невиданный энтузиазм миллионов людей, но бизнес на эмоциях не построишь. Для бизнеса нужен доступ к капиталу, но где его взять? Западные финансовые рынки закрыты из-за санкций. Внутренний долговой рынок почил в бозе, в том числе и из-за того, что пенсионные накопления, которые создавали спрос на долговые обязательства, были национализированы и направлены в Крым. Крупнейшие российские банки уже прибежали к государству с просьбой о помощи, которая выливается в то, что их капитал будет увеличиваться за счет ФНБ только в бумажной форме, а все решения о том, кому, сколько и на каких условиях выделять деньги, будут принимать правительственные чиновники. (Хотя сам президент обозначил принципиальное условие: направлять эти деньги «на кредитование наиболее значимых проектов в реальном секторе экономики».)

Главным условием для развития бизнеса в современной России является нормальная система защиты собственности, построенная на независимости судов и верховенстве права. Об этом говорят многие, но именно об этом и не сказал ничего Владимир Путин. Здесь недостаточно процитировать Ивана Ильина или пообещать создать план проверок бизнеса. Половина экономики лежит под государственным сапогом, а вторая болтается на крюке силовиков. В этой ситуации, чтобы убедить бизнесменов, что президент сидит с ними на одной галере, нужно что-то большее, чем прозвучавшие наивные слова: «Мы не в первый раз говорим о необходимости новых подходов в работе надзорных, контрольных, правоохранительных органов. Но изменения происходят очень медленно. По-прежнему доминирует обвинительный уклон».

И вряд ли президенту неизвестно, что те изменения, которые происходят, идут в прямо противоположном направлении. Он ведь сам об этом прямо говорит: «Вместо того, чтобы пресекать отдельные нарушения, закрывают дорогу, создают проблемы тысячам законопослушных, инициативных граждан».

В заключение не могу не согласиться с пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым, который поспешил заявить, что никакую новую экономическую политику Владимир Путин не провозглашал. Все, что было сказано  «это не что-то новое, что появилось сегодня». Судя по всему, в чем-то новом российский президент не видит необходимости. И это – главный и самый печальный вывод из его послания. 

Об авторах
Сергей Алексашенко Сергей Алексашенко, старший научный сотрудник Института Брукингса, первый зампред ЦБ в 1995–1998 годах
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.