Лента новостей
Михаил Скигин получил право требовать $35 млн с «Юлмарта» 00:00, Бизнес В окружении Абрамовича объяснили причину проблемы с получением визы 20 мая, 23:54, Бизнес Как играла хоккейная сборная СССР на чемпионатах мира 20 мая, 23:30, Спецпроект РБК Спорт Участник нападения на церковь в Грозном оказался студентом колледжа 20 мая, 23:08, Общество В ДНР заявили о переброске Киевом в Лозоватское запрещенной артиллерии 20 мая, 22:46, Политика Кадыров усомнился в ответственности ИГ за нападение на церковь в Грозном 20 мая, 21:59, Политика В ОАЭ анонсировали 10-летние резидентские визы для инвесторов 20 мая, 21:36, Общество Тест: какая соцсеть исчезнет в 2018 году 20 мая, 21:17, РБК и Билайн Финал чемпионата мира по хоккею. Швеция — Швейцария. Онлайн 20 мая, 21:15, Спорт Трамп поручит проверить вопрос о «слежке» ФБР за его кампанией 20 мая, 21:14, Политика Во время шторма на Шри-Ланке погибли три человека 20 мая, 20:36, Общество Баскетболисты ЦСКА потерпели поражение в матче за третье место Евролиги 20 мая, 20:24, Спорт В Шотландии анонсировали дебаты по новому референдуму о независимости 20 мая, 20:19, Политика В Эстонии анонсировали первые совместные учения с ВВС Швеции 20 мая, 19:56, Политика Как начиналось хоккейное противостояние СССР и Канады 20 мая, 19:47, Спецпроект РБК Спорт Глава Минфина США объявил о «паузе» в торговой войне с Китаем 20 мая, 19:17, Экономика Сборная Канады осталась без медалей на чемпионате мира по хоккею 20 мая, 19:10, Спорт В Госдепе США назвали президентские выборы в Венесуэле нелегитимными 20 мая, 18:58, Политика В Казахстане при пожаре на нефтяном месторождении погиб один человек 20 мая, 18:38, Общество При жесткой посадке легкомоторного Су-29 в Ленобласти погиб один человек 20 мая, 18:20, Общество Эрдоган прокомментировал сообщения СМИ о подготовке на него покушения 20 мая, 18:06, Политика Тест: кто важнее для бизнеса - миллениалы или поколение Z 20 мая, 17:43, РБК и Билайн СМИ сообщили о 4 тыс. сбоев в системе мониторинга радиации в Фукусиме 20 мая, 17:40, Общество ИГ взяла на себя ответственность за нападение на церковь в Грозном 20 мая, 17:39, Общество Оппозиционная партия Македонии отвергла переименование страны 20 мая, 17:26, Политика В Свердловской области более 42 тыс. человек остались без света 20 мая, 17:04, Общество Пассажирский лайнер прервал взлет в Пулково из-за неисправности двигателя 20 мая, 17:01, Общество Деловой дресс-код ПМЭФ-2018: уместные вещи и аксессуары 20 мая, 16:58, РБК Стиль и ЦУМ
Климат будущего: почему России стоит ратифицировать Парижское соглашение
Экономика, 04 ноя 2016, 13:15
0
Игорь Макаров Климат будущего: почему России стоит ратифицировать Парижское соглашение
Участие в соглашении поможет России изменить модель развития, основанную на экспорте сырья

Вступающее в силу 4 ноября Парижское соглашение должно прийти на смену Киотскому протоколу и на долгие годы определить основные направления борьбы человечества с изменением климата. Условием вступления соглашения в силу была его ратификация как минимум 55 странами, в сумме ответственными за более чем 55% мировых выбросов. Ожидалось, что этот порог удастся преодолеть лишь через несколько лет, но быстрая ратификация соглашения США, Китаем и ЕС позволила сделать это в максимально короткие сроки, спустя всего полгода после подписания.

Экономика климата

Такая скорость частично обусловлена желанием успеть до президентских выборов в США и застраховаться от возможной победы Дональда Трампа, неоднократно обещавшего вывести страну из международного климатического сотрудничества. Но главная причина быстрой ратификации в том, что Парижское соглашение не налагает на страны каких-либо обязательств. В Париже каждая сторона переговоров заявила о своих целях по сокращению выбросов, так называемых национально определяемых вкладах. Однако эти вклады не носят юридически обязывающего характера. Более того, в большинстве случаев они полностью соответствуют стратегиям государств в части сокращения выбросов, которые выполнялись бы и без всякого международного сотрудничества.

В России по-прежнему многие воспринимают климатические переговоры исключительно в экологической плоскости. Однако ни одно из ведущих государств не сокращает выбросы исключительно из заботы о будущих поколениях, которым предстоит ощутить на себе разрушительные последствия климатических изменений. Для одних стран это возможность развития «зеленых» технологий, которые в будущем должны обеспечить технологическое превосходство над конкурентами. Для других — способ создания рабочих мест. Для третьих — обеспечение энергетической безопасности. Для четвертых — ликвидация локальных загрязнений из-за сжигания ископаемого топлива. Сокращение выбросов на сегодня — это ядро нового экономического и технологического уклада, который уже в ближайшие десятилетия преобразует всю мировую экономику. Важность достигнутых в Париже договоренностей не в том, что конкретно пообещала каждая страна, а в том, что впервые зафиксирован консенсус мирового сообщества относительно движения к низкоуглеродному будущему. И этот консенсус делает это будущее неизбежным.

В России эти процессы вызывают тревогу. Она оправдана: позиции страны как крупнейшего в мире экспортера ископаемого топлива оказываются под угрозой.

Отрицание и принятие

Здесь возможны два типа реакции. Первый — отрицание существующих изменений и попытка изоляции от них. Похоже, именно он становится доминирующим в российской внутренней дискуссии. Угольные и нефтяные компании взывают к защите их от Парижского соглашения. Из одного СМИ в другое курсируют «страшилки» о том, что оно налагает на Россию невыполнимые обязательства. На самом деле провозглашенные российской стороной в рамках национально определяемого вклада цели могут быть выполнены вообще без каких-либо дополнительных усилий. Россия обязалась к 2030 году обеспечить уровень выбросов CO2 на 25–30% ниже, чем в 1990 году. Сейчас этот уровень уже на 31% ниже (то есть Россия может даже увеличивать выбросы), и при текущей экономической динамике не выполнить поставленную цель практически невозможно.

Тем не менее всевозможные «аналитические доклады» обосновывают губительность якобы навязываемого Парижским соглашением «углеродного сбора» с загрязняющих окружающую среду компаний и даже оценивают ущерб от него для российской экономики, хотя никаких упоминаний подобных мер (и тем более их конкретных параметров) в тексте документа нет. Нагнетание паники уже привело к тому, что ратификацию Парижского соглашения решено отложить до 2019 года.

Такая позиция напоминает попытку спрятаться от цунами под одеялом и чревата простой потерей времени, которое можно было бы использовать для адаптации к существующим угрозам. Россия может не ратифицировать Парижское соглашение в ответ на просьбы угольщиков и нефтяников, но это не заставит другие, более успешные в части низкоуглеродного развития страны покупать у нее в прежних объемах уголь или нефть. Россия может не сокращать выбросы парниковых газов, но уже через несколько лет это может осложнить доступ ее компаний на зарубежные рынки, на многих из которых вопросам выбросов уделяется возрастающее внимание. Нератификация Россией Парижского соглашения лишь повысит уязвимость российских экспортеров.

Найти свою нишу

Есть и другой тип реакции: перестать отрицать очевидное будущее и начать как можно быстрее приспосабливаться к нему. Эта задача гораздо шире и важнее «углеродного сбора», которого, даже если он вдруг будет введен, все равно недостаточно для ее решения. России важно понять, каково ее место в новом мире. Признать, что планы наращивания экспорта угля в Азиатско-Тихоокеанский регион в новых условиях невыполнимы, и начать постепенную диверсификацию экономики угольных районов. Повышать эффективность нефтяных компаний, отказавшись от стратегии экстенсивного расширения нефтедобычи. Начать реальную борьбу с утечками из трубопроводов и сжиганием попутного газа в факелах — это позволит сократить и выбросы, и бесполезную растрату ресурсов. Выстроить эффективную систему борьбы с лесными пожарами. Искать новые ниши на газовом рынке, который в ближайшие десятилетия будет расширяться, постепенно вытесняя из энергобаланса уголь. Использовать преимущества российских гидроресурсов Сибири и Дальнего Востока. Развивать возобновляемую энергетику там, где это эффективно, например на изолированных территориях северо-востока, где она может с успехом заместить часть топлива, поставляемого в рамках исключительно затратного северного завоза. Использовать возможности для финансирования «зеленых» проектов средствами международных финансовых институтов, например нового банка БРИКС или Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Безусловно, предложенные меры невозможно реализовать за несколько лет. Даже начать их обсуждение намного сложнее, чем убеждать себя, что ничего не изменится и можно жить как раньше. Между тем в ближайшие десятилетия страну ждут серьезнейшие вызовы, связанные с утерей прежних конкурентных преимуществ, и Парижское соглашение не причина этих вызовов, а сигнал об их неминуемом наступлении. Перечисленные меры должны стать частью новой стратегии развития России, в которой она как никогда нуждается. А также частью новой модели экономического роста, которая должна прийти на смену прежней, основанной на экспорте углеводородов и, кажется, уже, по всеобщему признанию, исчерпавшей себя.

Об авторах
Игорь Макаров старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Подписка на РБК
Получайте уведомления о свежих новостях в своем браузере
Ваш браузер настроен на блокировку уведомлений. Он не дает сайту rbc.ru корректно работать. Если вы хотите быть в курсе всех событий, удалите сайт rbc.ru из списка заблокированных.
×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.