Лента новостей
Трамп заявил о намерении разорвать с Россией договор 1987 года 03:23, Политика Посольство на Кипре проверит информацию о гибели двух россиян в Пафосе 03:12, Общество В Подмосковье грузовик разрушил прицепом надземный пешеходный переход 01:46, Общество Трамп заявил о предпочтении женщины на месте постпреда США в ООН 01:13, Политика В США спустили на воду две новейшие ударные атомные подлодки 00:22, Технологии и медиа Валютный счет российского резидента: как управлять капиталом за границей 00:00, РБК и FW Raiffeisen В Лондоне 700 тыс. человек потребовали новый референдум по Brexit 20 окт, 23:23, Политика Берлин не продаст оружие Эр-Рияду до конца следствия по убийству Хашкаджи 20 окт, 23:18, Политика С чистого листа: бизнесмены о воплощении планов в реальность 20 окт, 22:33, РБК и Canon Минобороны сообщило об обнаружении фрагментов тел летчиков с Л-39 20 окт, 22:17, Общество В Томске эвакуировали 100 посетителей стриптиз-клуба из-за пожара 20 окт, 22:09, Общество Командир СОБРа управления Росгвардии погиб в ДТП под Астраханью 20 окт, 22:00, Общество Франция потребовала тщательно расследовать смерть саудовского журналиста 20 окт, 21:35, Общество Кандидата в президенты Грузии задержали на акции за легализацию конопли 20 окт, 21:24, Политика Доступный стейк: как научиться разбираться в качестве мяса 20 окт, 21:13, РБК и Мираторг Лидер группы «Дюна» рассказал об онкологии у себя и своей жены 20 окт, 21:06, Общество Роналду забил 400-й гол в чемпионатах Англии, Испании и Италии 20 окт, 21:01, Спорт Меркель сочла недостаточными данные по убийству саудовского журналиста 20 окт, 20:40, Политика Появилось видео с места гибели звезды украинского юмористического шоу 20 окт, 20:26, Общество СК предъявил обвинения приведшему посторонних на завод в Гатчине инженеру 20 окт, 20:09, Общество В Колумбии при крушении военного вертолета погибли четыре человека 20 окт, 20:04, Политика Ultra-прочность: обзор легкого ноутбука для путешествий 20 окт, 19:59, РБК и Lenovo Умер бывший премьер-министр Нидерландов Вим Кок 20 окт, 19:52, Общество Летевший в Исландию лайнер экстренно сел в Канаде из-за трещины на стекле 20 окт, 19:30, Общество В РПЦ признали Константинопольского патриарха раскольником 20 окт, 19:27, Политика В полиции опровергли прохождение Росляковым подготовки по программе МВД 20 окт, 19:14, Общество Ужин за 15 минут: персональный рецепт итальянской кухни 20 окт, 19:00, РБК и Barilla В ЛНР пригрозили сбивать украинскую авиацию у линии соприкосновения 20 окт, 18:57, Политика
Обложение без представительства: чем закончится новая налоговая реформа
Экономика, 02 дек 2016, 14:19
0
Олег Буклемишев Обложение без представительства: чем закончится новая налоговая реформа
В условиях стагнации власть пообещала широкую дискуссию по налоговым вопросам, что вовсе не означает реального снижения нагрузки на бизнес и население

Среди серо-бурого суглинка президентского послания — от поликлиник до свалок — неожиданно блеснул настоящий бриллиант — предложение Путина о «детальном и всестороннем» пересмотре российской налоговой системы с введением нового ее режима в действие с 1 января 2019 года. Действительно, сенсация: в течение последнего десятилетия в отечественную налоговую систему лишь эпизодически вносились не слишком масштабные изменения, в то время как «столпы» — плоская шкала подоходного налога, индексируемое по цене нефти обложение сверхдоходов нефтегазового сектора и НДС как несущая основа всей фискальной конструкции — оставались незыблемыми.

Сколько собирать

Налоговый вопрос, безусловно, важен для современной России. В первую очередь потому, что при умеренных ценах на нефть бюджетная система трещит по швам, а накопленные углеводородные резервы тают на глазах и скоро будут полностью исчерпаны без надежды на восстановление. Кроме того, несмотря на внешнюю умеренность, налоги (в совокупности с квазифискальными платежами) часто упоминаются как одна из составляющих плохого инвестиционного климата в стране. Наконец, зашкаливает уровень имущественного и доходного неравенства, и частичным решением этой проблемы могло бы стать введение прогрессивного налогообложения — в отношении как доходов, так и, вероятно, имущества физических лиц.

Каковы шансы на решение этих и других проблем при пересмотре параметров налоговой системы? Чтобы подобное обсуждение имело смысл, оно должно выйти далеко за рамки собственно налоговой системы.

Прежде всего невозможно обсуждать налоги, не понимая, сколько их нужно собирать, а главное — для чего. Поэтому всякая рациональная дискуссия о налоговой системе не может не затрагивать вопрос о минимально необходимом объеме государственных расходов, о том, какие мандаты должны реально финансироваться бюджетом, а какие нет. Между тем, насколько можно судить, вопрос о функционале государства российского всерьез никем не ставился и в предвыборном году вряд ли будет поставлен.

Есть и тесно связанный с этим вопрос о неналоговых обременениях. Как известно, фискальная нагрузка, которую несут отечественные предприниматели, далеко не исчерпывается формализованными платежами, описанными в Налоговом кодексе (взять, к примеру, ту же систему «Платон»). Поскольку новые налоги вводить действительно сложно, для стрижки шерсти с подопечных бизнесов государственные структуры умело прибегают к обходным маневрам, а все обещания прекратить подобные практики остаются голыми декларациями.

Неужели в таких условиях предстоящий диалог приведет к снижению налогового бремени? Столь любимая либертарианцами кривая Лаффера, описывающая рост поступлений в результате снижения ставок налогообложения, — это скорее умозрительная конструкция, чем описание реально существующего феномена. А потому основное направление и главный результат налоговой дискуссии довольно легко предсказать: обсуждение будет носить увлекательно перераспределительный характер — с кого нужно брать больше, чем сейчас, а с кого меньше, но в итоге нас неизбежно ждет общее повышение налогов.

С кем обсуждать

Перенос акцентов налогообложения действительно надо серьезно обсуждать, но не только с объединениями бизнеса, мечтающими о снижении совокупной нагрузки за счет ее перекладывания на население, но в первую очередь с самим населением, которое и несет основное фискальное бремя. Вроде бы для представительства финансовых интересов населения существует парламент, но это парламент вообще, а не наш, отечественный. Достаточно вспомнить, что последний раз депутаты и сенаторы осмеливались покуситься на основные параметры федерального бюджета, внесенного правительством, свыше десяти лет назад. А в этих бюджетах много чего было — и замораживание (конфискация) пенсионных выплат, и отмены социальных индексаций, и сворачивание бюджетной сети, и снижение региональных трансфертов, и замораживание строек, и прочие рестрикции. Мало оснований ожидать, что в этот раз парламент вдруг окажется несговорчивым и начнет защищать интересы обычных граждан. Кроме того, лица, принимающие в России все важные решения, до сих пор не замечены в самоограничении — способны ли они пойти на заметное увеличение обложения собственных доходов и имущества по прогрессивной шкале?

Для примера того, как планируются и реализуются вопросы налоговой политики в современной России, достаточно вспомнить так называемый налоговый маневр в нефтяной отрасли, задуманный как снижение экспортных пошлин с одновременным повышением НДПИ на нефть. Изначально налоговый маневр был направлен на усовершенствование структуры внутреннего рынка нефти и нефтепродуктов, а также на модернизацию отечественной нефтеперерабатывающей отрасли, однако резкое снижение цен на нефть привело к заметному изменению намеченных пропорций распределения доходов между нефтяниками и бюджетом, добычей и переработкой, а также между самими компаниями. В результате нефтепереработка осталась не модернизированной, а сам маневр вызывал все больше нареканий со стороны отрасли. В 2016 году маневр был правительством фактически дезавуирован: отменено запланированное снижение вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты, повышен сверх проектного уровня НДПИ на газ, а с апреля — еще и акцизы на основные нефтепродукты. Легкость, с которой пересматриваются ранее принятые «стратегические» решения, не может не вызывать сомнений в отношении будущих налоговых обсуждений и долгосрочной стабильности правил игры, которые будут в итоге установлены.

Зачем же сейчас вдруг понадобилось заявить о предстоящей налоговой революции? По всей видимости, это тот случай, когда процесс куда важнее результата. Вселить в деловое сообщество надежды на фискальные поблажки и включить его в дискуссию о налоговых ставках и коэффициентах вполне уместно в условиях стагнации, отсутствия внятной экономической политики и видимых перспектив развития.

Таким образом, за бриллиантовый блеск выдается довольно банальная по своему содержанию политтехнологическая обманка. Скорее всего, под соусом кардинальной налоговой реформы будет обсуждаться совсем не то, не с теми и не так.

Результат окажется соответствующим.

Об авторах
Олег Буклемишев директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.