Лента новостей
В Филадельфии изъяли партию кокаина стоимостью $1 млрд Общество, 03:36 В Лондоне убили россиянина Глеба Стального Общество, 03:30 В результате землетрясения в Японии пострадали 15 человек Общество, 03:14 Гол форварда «Локомотива» помог Перу обыграть Боливию на Кубке Америки Спорт, 02:58 Волкер заявил о неготовности России решить конфликт в Донбассе Политика, 02:27 Платини освободили из-под стражи Спорт, 02:18 «Милан» попросил об исключении из предстоящего розыгрыша Лиги Европы Спорт, 01:52 Небензя заявил об искажении некоторыми странами Запада информации о Сирии Политика, 01:48 Кокорин попросил отправить его в одну колонию с братом Общество, 01:24 Вуз из Новосибирска обогнал СПбГУ в рейтинге QS World University Общество, 00:54 Зеленский исключил объявление дефолта на Украине Политика, 00:43 В Польше задержали пьяного мужчину за езду на танке по центру города Общество, 00:19 Волкер заявил об усилении российской пропаганды на Украине Политика, 00:06 Рособрнадзор проверил получившие ноль баллов на ЕГЭ работы Общество, 18 июн, 23:46
Цена конфликта ,  
0 
Кирилл Лятс Энергетический разлом: какие отрасли в России тесно связаны с Турцией
Энергетики, строители, атомщики, импортеры — все они пострадают в случае российско-турецкого конфликта. Сложнее всего будет «Газпрому», который рассматривал Турцию как альтернативу странам бывшего СССР

Давим на газ

Россия и Турция — очень похожие страны. И своей историей, вплоть до годов революций, и своей легкой «недоразвитостью»: обе наши страны чуть-чуть не дотягивают до статуса развитых экономически стран. Да и отношение развитых стран и к нам, и к Турции примерно одинаково. В общем, дружить бы нам и дружить, если бы не сбитый самолет. Если сейчас мы сломя голову бросимся наносить друг другу асимметричные удары, то сами потеряем при этом немало.

Самый очевидный «ответ», понятно, в области туризма — здесь нанести удар можно без особых последствий для нашей страны. Но не туризмом единым сильны наши взаимоотношения с Турцией.

Наиболее значимым экономически и даже геополитически было энергетическое сотрудничество. Первым прорывным проектом стал «Голубой поток» — газопровод по дну Черного моря, обеспечивший Турцию российским газом, — в прошлом году «Газпром» закрывал 60% потребностей страны. Много было проблем по согласованию объемов и цены поставляемого газа, но, надо признать, что это первый для нашей страны постсоветский экспортный газопровод, который не шел через страны бывшего СССР.

И хотя выбор газа по этому газопроводу так и не достиг проектных объемов, наше руководство очень рассчитывало, опираясь на опыт «Голубого потока», построить «Турецкий поток», сделать страну по факту газовым хабом для Европы. Страна стала нашей «газотранспортной надеждой», особенно в период резкого охлаждения Европы к нам по причине украинского конфликта.

Правда, какой-то гибкостью в переговорах с «Газпромом» Турция не отличалась. Вероятно, потому, что Россия слишком часто выдавала желаемое за действительное, пытаясь утереть нос ЕС. Но был шанс, что мы как-то по «Турецкому потоку» договоримся, хотя это стоило бы нам больших уступок в пользу Турции.

А теперь турецкие ворота можно считать для газа захлопнувшимися. Мало того, учитывая поставки углеводородов из Азербайджана, проекты по работе с СПГ на средиземноморском побережье, а также перспективные газопроводы ТАНАП и «Набукко», Турция может ужесточить позицию и по «Голубому потоку», сделав для России поставки газа просто убыточными, а непоставки разрушительными. Нам не на что будет поддерживать пустующую подводную и наземную инфраструктуру газопровода.

Атомная война

Другой важной вехой в энергетических взаимоотношениях России и Турции стал проект атомной электростанции «Аккую». Проект изначально авантюрный, связанный с нашими амбициями порулить электроэнергетикой Турции. В отличие от других зарубежных проектов, где мы часто кредитуем строительство, но заказчиком все же сами не являемся, в Турции мы пошли на схему инвестиционного строительства АЭС в обмен на обязательства покупать у построенной АЭС электроэнергию. Какие будут цены, когда АЭС будет построена, непонятно. И учитывая богатый опыт по «Голубому потоку», турки могут в любой момент опустить закупочные цены на электроэнергию и превратить атомный проект в неокупаемый.

Но в 2011 году, когда Россия боролась за «Аккую», казалось важным запустить новые подходы в работе «Росатома», попробовать за рубежом проектное финансирование, да и вхождение в энергетику такой крупной страны, как Турция, казалось важным. Особенно на фоне того, что чешская компания ČEZ именно тогда приобрела огромную часть традиционных энергетических активов в этой же стране.

Турки-строители

Еще одним столпом сотрудничества между Россией и Турцией является строительство. Тут несомненным лидером является давний друг России — компания ENKA.

Эта компания была учредителем одного из первых СП в нашей стране — «Росэнка», создав сеть популярных тогда гипермаркетов «Рамстор». Гипермаркеты ушли, оставив хорошую память. Их заменили торговые центры «Капитолий», но, самое главное, ENKA развернула активное строительство и девелопмент.

Три первые башни в «Москва-Сити» были построены и находятся в собственности и под управлением ENKA. Они же строили и строят еще ряд башен, некоторые из них также берут в управление. Это огромный и серьезный бизнес, где турки имеют высочайшее реноме.

Еще одним малоизвестным направлением сотрудничества является судостроение: почти весь нефтеналивной флот ведущей турецкой судоходной компании Palmali Group построен в России, на заводе «Красное Сормово».

Подсчет потерь

Что может произойти в случае эскалации российско-турецкого конфликта?

Турция откажется от «Турецкого потока» и переключится на ТАНАП, СПГ и совсем гипотетический «Набукко». По «Голубому потоку» сократит закупки до минимума, шантажируя низкими закупочными ценами либо отказом от закупок вообще. Это лишит нас альтернативы Украине, особенно если Европа решит не давать разрешение на «Северный поток 2».

Нас попросят уйти из «Аккую». Тут, может быть, стоит и порадоваться. Государство уже успело потратить €3 млрд, но по крайней мере они не закопаны в котлован, а просто лежат (наверное) на счетах компаний — операторов проекта. К сожалению, другого инвестиционного атомного проекта такого уровня нам никто не предлагает, а это в какой-то степени станет потерей так и не полученного опыта.

Вытеснение турецких строителей с российского рынка может оказаться плачевным, так как по соотношению цена/качество их некем просто заменить. Но кто об этом у нас когда думал, если на кону интересы страны и ее национальная безопасность? Так что в этом случае «Москва-Сити» осиротеет, а местами окажется недостроенным, как и многие другие объекты по всей России.

Вряд ли разрыв отношений с Турцией ударит сильно по нашему судостроению, так как есть и другие заказчики, да и Palmali весь свой флот сформировала, но и тут могли бы быть определенные перспективы, которых невозможно будет уже достичь.

Ну и в завершение — любимые всеми в 1990-е годы турецкие текстиль и кожа. Все это никуда не пропало, просто приобрело другое качество, более высокое. Поэтому отмена для российского потребителя и этого импорта оставит ему только один выбор — китайский ширпотреб. А уж он вряд ли будет когда-то запрещен — ведь если с китайцами произойдет аналогичный инцидент, у нас, как мне кажется, его предпочтут скромно замолчать.

Об авторах
Кирилл Лятс генеральный директор Группы компаний «Метапроцесс»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.