Лента новостей
Как начать бегать: правильный подход РБК и Philips, 07:00 Чиновникам Кремля и Белого дома вернули урезанные из-за кризиса зарплаты Политика, 07:00 Основатель Huawei не увидел в действиях США угрозы для 5G-сетей компании Технологии и медиа, 06:32 В доме певицы Ареты Франклин в Детройте нашли три завещания Общество, 06:20 Суд в США разрешил демократам требовать налоговые декларации Трампа Политика, 05:50 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 05:10 Умер трехкратный чемпион «Формулы-1» Ники Лауда Общество, 05:01 В Северной Каролине потерпел крушение самолет морской пехоты США Общество, 04:45 Трамп заявил о готовности к переговорам и пригрозил Ирану «великой силой» Политика, 04:34 Строители нашли пустоты в фундаменте здания Госдумы на Охотном ряду Общество, 04:10 Ozon назвал самые популярные товары после премьеры «Игры престолов» Общество, 03:51 Зеленский попросил ЕС об усилении антироссийских санкций Политика, 03:17 «Осасуна» вернулась в высший дивизион Испании Спорт, 03:07 Россия увеличила поставки нефти в США Экономика, 02:43
«Дело Baring Vostok» ,  
0 
Сергей Белоусов Вопрос репутации: почему власти стоит вмешаться в «дело Baring Vostok»
В результате таких дел, как Майкла Калви и его коллег, Россия может остаться без иностранных инвестиций в принципе, причем как с Запада, так и с Востока

Baring Vostok Capital Partners (BVCP) работает на российском рынке c 1994 года. Это компания с впечатляющим списком успешных проектов, среди которых «Яндекс» — крупнейшая и системообразующая ИТ-компания в России, «СТС Медиа», 1С и многие другие, являющиеся не просто успешными с инвестиционной точки зрения, но и очень полезными для страны компаниями.

Майкл Калви — один из основателей BVCP, работает в России почти 25 лет. Я ни разу не слышал о его участии в сколь-либо сомнительной деятельности. Никакой подобной информации нельзя найти ни в интернете, ни в СМИ. Это при том, что весь компромат на человека, за которого вступаются — особенно вступается Запад, — публикуют обычно почти сразу.

То есть Калви работал в России в «лихие 90-е» и сохранил безупречную репутацию. Эта репутация помогала ему все это время привлекать западных инвесторов, которые в противном случае никогда бы не вложились в российские бизнесы.

Я не юрист и у меня нет деталей, но дело, по которому арестован Калви, выглядит весьма сомнительным. Даже если все так, как утверждает следствие, то ввязаться в такое Калви мог только по какой-то чудовищной ошибке — мотив не ясен, потери и риски больше, чем доходы, особенно с учетом потерь для критически важной в его бизнесе репутации.

Но самое главное, что использовать заключение под стражу как инструмент пресечения в банальном коммерческом деле неразумно, тем более что Калви никуда не убегает. Совершенно непонятно, зачем задерживать Майкла: он не представляет опасности для общества, при этом не может покинуть страну. Содержание его под стражей выглядит только формой давления на человека.

Это очень плохо и для системы правосудия, и для инвестклимата в любой стране. Подобное отношение к инвесторам моментально снижает ценность владения чем-то в России. Одно дело, когда есть суд или арбитраж по бизнес-вопросам, другое дело, когда тебя сажают в изолятор.

Важно, что это касается не только западных инвесторов, но и инвесторов из Азии или, например, Латинской Америки, на которых Россия надеется, и вообще любых инвесторов, у которых есть выбор.

В Сингапуре, гражданином которого я являюсь, главенство закона не зависит от статуса человека. Однажды во время приземления самолета капитан объявил пассажирам по громкой связи: «Добро пожаловать в Сингапур. Если вы везете с собой наркотики, вас казнят. Хорошего дня». Отчасти это была шутка, но эта шутка отражает азиатское отношение к закону. И любой человек, живущий в Сингапуре, знает о наказании заранее, знает о правилах игры. И, значит, для того, чтобы не попадать в неприятности, достаточно просто изучить закон и следовать ему. Именно поэтому история про «неправомерные обвинения» для азиатских инвесторов звучит совершенно дико и разрушает авторитет страны.

Нам, азиатам, особенно сложно понять, что задержанный может быть потом отпущен, и даже сам факт задержания воспринимается как знак того, что иностранцам инвестировать в Россию не стоит, ведь для азиатов действия важнее слов.

Это при том, что те же азиатские инвесторы в принципе не так уж заинтересованы в России — есть много мест, куда можно инвестировать и у нас в Азии. В результате Россия может остаться без внешних инвестиций в принципе, а значит, что более важно, и без серьезных партнерств. Это очень дорогое удовольствие. И, кстати, может, стоит заметить, что дорогое оно не только для России, но и для всего мира, потому как Россия нужна миру.

И это на фоне того, что государство в России постоянно говорит о прорыве, особенно в технологической сфере. Технологические компании глобальны, это необходимое условие выживания и роста для них — в противном случае технологии становятся устаревшими и неконкурентоспособными.

Россия же сейчас — это меньше 5% мирового рынка практически в любом сегменте. Это значит, что компания, присутствующая только на российском рынке, не будет иметь достаточных средств для конкурентного финансирования исследований и разработок по сравнению с теми, кто работает на остальных 95% рынка. Для глобальности технологическим компаниям необходимы, в частности, глобальные инвесторы, иначе конкурировать с теми, у кого они есть, становится невозможно.

Самое неприятное, что это сверхвредное и сверхважное решение выглядит принятым сверхслучайным образом. Я не вижу здесь никакой политики, стратегии, курса (по крайней мере​ намеренного) на самоизоляцию. Мне кажется, здесь банальная неразбериха на местном уровне, которая в итоге бьет по имиджу России в целом.

В недавнем послании президента России Федеральному собранию было сказано, что силовым структурам необходимо как можно скорее снизить давление на бизнес. Задержания Майкла Калви выглядит именно таким давлением. Хочется сказать, что правила правилами, но это, наверное, тот самый момент, когда руководству — президенту или премьеру — можно бы и вмешаться в происходящее. Учитывая потенциальные последствия, это исключительная ситуация, которая требует исключительных мер.​

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Сергей Белоусов генеральный директор и основатель компании Acronis
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Инвестиции"