Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Экспансия на смартфоны: зачем Take-Two купила Zynga Pro, 19:42
«Ливерпуль» обыграл «Кристал Пэлас» в матче чемпионата Англии Спорт, 19:33
Гик или олдскул: как технологии влияют на вашу жизнь. Тест РБК и Yourchoice, 19:33
Российские гандболисты голом с центра площадки вырвали ничью в матче ЧЕ Спорт, 19:19
Президент Армении подал в отставку Политика, 19:11
Судья уехал из России после угроз, рекорд по COVID. Главное за выходные Общество, 19:01
Оружие для Украины, в чем Лондон обвинил Москву. ЧЭЗ на телеканале РБК Общество, 19:00
Говорить «нет»: Михаил Кучмент, основатель Hoff — о ценности времени РБК Стиль и Henderson, 18:43
Противники COVID-ограничений в Брюсселе разгромили офис дипломатов ЕС Политика, 18:42
Блинкен объяснил отказ США ввести превентивные санкции против России Политика, 18:32
В Китае призвали осторожно открывать посылки из-за рубежа из-за COVID-19 Общество, 18:19
Биатлонистка Резцова стала четвертой в последней гонке перед Олимпиадой Спорт, 18:01
Тренер биатлонистов назвал самое опасное место в пути на Олимпиаду Спорт, 17:56
Как заработать на индустриальной недвижимости без большого капитала Партнерский материал, 17:55
Мнение ,  
0 
Владимир Габриелян

Закон Яровой: шесть ударов по интернет-отрасли

Поправки в антитеррористический закон, внесенные группой депутатов во главе с Ириной Яровой, в сегодняшнем виде отчасти нереализуемы, а отчасти губительны для интернет-отрасли. Вот шесть основных причин

Непомерная дороговизна — для компаний, для государства и для граждан

Реализация требований, перечисленных в законопроекте (даже в его последней, более мягкой редакции), поставит отрасль на грань выживания. По подсчетам независимых экспертов, расходы операторов связи только на внедрение системы составят 3,9 трлн руб.: это стоимость оборудования, которое потребуется докупить, чтобы хранить данные в течение шести месяцев. Расходы организаторов распространения информации в интернете — или, говоря проще, интернет-компаний — составят примерно столько же. Таким образом, суммарные затраты могут превысить 5 трлн руб. — для отрасли это непосильное бремя.

Госбюджет тоже недосчитается денег. На данный момент в законопроекте указано, что его реализация ничего не будет стоить государству, но в действительности это не так. Сегодня большинство интернет-компаний и операторов являются прибыльными и, соответственно, платят налоги на прибыль. Если закон примут, государство автоматически лишится этих поступлений в бюджет.

Что касается конечных потребителей, то для них вырастут цены на услуги  как телефонной, так и интернет-связи.

Невозможность реализации

Законопроект подразумевает, что компании должны начать хранить у себя огромные объемы информации. Размеры хранилищ, которые для этого потребуются, беспрецедентны: все заводы в мире, производящие системы хранения данных, несколько лет подряд должны будут работать исключительно на Россию.

Для установки систем хранения потребуются новые дата-центры. Их в необходимом количестве в России тоже нет: их численность придется увеличить вдвое. Срок строительства дата-центра — три-четыре года. Работа новых дата-центров потребует дополнительных затрат электроэнергии: более полугигаватта дополнительно — примерно столько вырабатывает блок АЭС. В европейской части России этой электроэнергии просто нет. Свободные генерирующие мощности есть в восточной части страны, и логично размещать центры хранения данных ближе к генерации, однако при этом для доставки данных необходимо будет проложить новые каналы связи — по сути, увеличив их количество вдвое.

Надо понимать, что сети операторов связи и интернет-компаний не подразумевают наличия единой точки, в которой обрабатывается вся информация. Как правило, точек входа и выхода информации очень много. На каждой такой точке придется установить съемник информации, который будет записывать ее и отправлять в место хранения. Это дополнительно усложнит инфраструктуру. При этом у операторов фиксированной связи существуют аналоговые линии, оцифровка и запись звонков по которым является достаточно нетривиальной задачей.

Согласно последней редакции закона, организаторы распространения информации (то есть интернет-компании) также обязаны передавать ключи, которыми шифруется трафик, в органы, обеспечивающие безопасность страны. Однако все современные методы шифрованного общения подразумевают хранение данных ключей у участников разговора или переписки. Таким образом, компании обязаны отдавать то, чего у них нет.

Огромные инвестиции в экономику. Не в российскую

Как уже говорилось выше, для реализации законопроекта необходима массовая закупка систем хранения на сумму, которая, по оценкам независимых экспертов, составляет более 5 трлн руб. Заказ такого объема загрузит все мощности производителей систем хранения данных на несколько лет вперед. При этом в России нет ни одного производителя таких систем. Соответственно, принятие закона ведет к тому, что российское государство силами бизнеса проспонсирует западные компании и триллионы рублей уйдут прямиком за рубеж.

Понижение конкурентоспособности российских интернет-компаний

Россия — одна из немногих стран в мире, где в национальном сегменте интернета лидируют национальные же компании. Это уникальный феномен, таких стран во всем мире почти нет. Поскольку российский рынок заведомо меньше, чем мировой, отечественным компаниям намного сложнее конкурировать с глобальными игроками в этой области, чем глобальному игроку реинвестировать свою выручку со всего мира в одну конкретную страну. При этом закон ставит российских игроков в заведомо проигрышные условия по сравнению с мировыми: понятно, что глобальные интернет-компании не будут хранить на территории России данные просто потому, что они не присутствуют здесь физически. Получается интересный кейс, когда, например, российский сервис по сравнению с  нероссийским сопоставимого уровня будет, во-первых, убыточным, во-вторых, менее интересным для пользователей с точки зрения безопасности.

Утечки данных от мелких операторов

Подробная информация о том, что пользователь делал в интернете, с кем он говорил, записи всех телефонных переговоров — это огромное поле для злоупотреблений и просто подарок для киберпреступников. Чтобы на должном уровне обеспечить безопасность такого массива данных, нужны ресурсы, которые есть лишь у крупных игроков. Более мелкие компании просто не могут себе такого позволить. В результате новый закон может очень быстро привести к ситуации, когда за небольшую сумму можно будет купить записи телефонных разговоров абонентов мелких операторов связи. По сравнению с этим все прежние скандалы, связанные с утечками данных, просто померкнут.

Бесполезность с точки зрения борьбы с терроризмом

На данный момент 40% трафика в интернете зашифровано. Хранить эти 40% трафика бесполезно, потому что расшифровать его невозможно. Даже если российские компании будут вынуждены попытаться передать ключи (которых у них нет), проблему терроризма это не решит. Если злоумышленники будут знать, что все их разговоры записываются и сохраняются, они просто не будут пользоваться российскими сервисами.

Кроме того, никто не мешает субъекту использовать дополнительные системы шифрования данных, которые предоставляют некрупные компании. Есть огромное количество ПО, которое позволяет зашифровать сообщение, и только другой обладатель ключа сможет его расшифровать. Нет никакого единого хранилища ключей, которое позволит расшифровать всю информацию. Таким образом, получается, что законопроект не только вреден с точки зрения финансов, но еще и бесполезен с точки зрения борьбы с терроризмом.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторе
Владимир Габриелян Владимир Габриелян вице-президент и технический директор Mail.Ru Group
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.