Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Полиция назвала убийством смерть экс-главы телеканала «Интер» под Киевом Общество, 23:12 В Кремле сообщили о ежедневных тренировках Путина Общество, 22:59 Власти Красноярска отреагировали на пост Тунберг о «черном небе» в городе Общество, 22:39 Суд впервые отстранил от работы главу коллекторов за угрозы должникам Общество, 22:18 У отпущенной с Diamond Princess жительницы Японии обнаружили коронавирус Общество, 22:03 Число заболевших коронавирусом за пределами Китая превысило 1,4 тыс. Общество, 21:58 Пять человек погибли в ДТП в Калмыкии Общество, 21:51 Месси забил четыре гола в матче чемпионата Испании Спорт, 21:33 Замглавы Надымского района заподозрили в растрате 29 млн рублей Общество, 21:30 Китайские ученые узнали о существовании коронавируса с начала декабря Общество, 21:29 Водители двух иномарок погибли в ДТП в Ленинградской области Общество, 21:23 Синоптик заявил о возвращении зимы в Москву на следующей неделе Общество, 21:13 Зампреда пензенского правительства проверят после видео с ГИБДД Общество, 21:11 Посольство заявило об отсутствии улик против российских биатлонистов Спорт, 21:05
Мнение ,  
0 
Виталий Крылов

Создатель бренда: что означает для Uber уход Трэвиса Каланика

Агрессивность Каланика, его неуступчивость и преданность идее помогли построить Uber. Но в итоге эти же факторы создали для компании слишком много проблем

Есть компании, где мы очень хорошо знаем бренд, но не сильно знакомы с лидерами. Есть те, где лидеры стали синонимами самого бренда. Разница между ними как раз в том, насколько сильный бренд построен и может ли он существовать в том же виде при смене лидера. Трэвис Каланик — это синоним Uber.

Восстание инвесторов

«Я люблю Uber больше всего на свете, и в этот сложный момент в моей жизни я принял просьбу инвесторов уйти с поста, чтобы Uber вернулся к развитию, а не погряз в очередной грызне», — сказал Каланик The New York Times. Он ушел после нескольких месяцев, которые со стороны выглядели кошмаром для его детища и личной жизни. Все началось в феврале 2017-го, когда бывший инженер компании Сьюзан Флауэр обвинила одного из менеджеров Uber в домогательствах, что послужило поводом для множества аналогичных обвинений и стало основанием для серьезного внутреннего расследования. Ко всему прочему Uber получила иск от компании-разработчика беспилотников Waymo. Следом — претензии Минюста США из-за использования программы Greyball, которая помогает компании обходить закон и работать на рынках, где ее деятельность запрещена. А личной трагедией Каланика стала автокатастрофа, в которой погибла его мать и серьезно пострадал отец.

Официальная позиция компании по поводу ухода Каланика: топ-менеджер взял паузу, чтобы прийти в себя после этих событий и «дать компании возможность начать новую главу в своем развитии». Но некоторые источники в компании говорят, что это было самое настоящее восстание инвесторов, которое возглавил один из крупнейших акционеров Uber — венчурный фонд Benchmark. В письме с заголовком Moving Uber Forward, которое Каланик получил во время рабочей поездки в Чикаго, инвесторы потребовали от него немедленной отставки.

Агрессия и неуступчивость

Идею «уберизации» придумал не Каланик, и он даже не первый CEO в истории компании, но нет сомнений, что именно во главе с ним Uber прошла путь от идеи до компании стоимостью $70 млрд. Чтобы построить один из самых дорогих технологических стартапов мира, Каланику и его команде приходилось ввязываться в битвы со всеми, кто стоял на пути — с конкурентами, городскими властями, а иногда и с правительствами стран, которые пытались заблокировать бизнес агрегатора. В России, например, Uber долго пыталась найти свою нишу, пробуя работать сначала исключительно с частными водителями, потом только с такси из Московской области, и только затем влилась в борьбу за официальный рынок такси.

«Эго» — именно это слово повторяют люди, встречавшиеся с Калаником. Его агрессия,  неуступчивость и преданность идее помогли создать Uber. Но одновременно складывалось четкое ощущение, что эти же факторы могут компанию и уничтожить. Желание навязывать на любом рынке свои правила игры и полное игнорирование существующих в конце концов создали неприемлемые для бизнеса риски. Многие связывали почти все неприятности Uber c личностью Каланика, предполагая по принципу «рыба такая, какая у нее голова», что единственное решение проблемы — это его уход.

Уже не раз доказывал свою верность подход — создавать бизнес, который будет работать вне зависимости от того, кто им сейчас руководит и какие у него жизненные принципы. Но уход Каланика, безусловно, скажется на всей большой команде Uber. Некоторые уйдут, потому что они приходили работать именно в «Uber Каланика», многие передумают устраиваться туда на работу. И абсолютно точно, что сейчас в компании начнется переходный период. Все затаятся в ожидании того, что будет происходить дальше и придется ли менять уже привычный агрессивный стиль работы. Безусловно, придет новый СЕО, и компания будет заново учиться, принимая подход своего лидера. Как показывает практика, такая перестройка может произойти достаточно быстро. Хотя успех во многом будет зависеть от того, кто займет главный пост в компании и как сильно его видение будет отличаться от видения Каланика.

Об авторах
Виталий Крылов, глава Gett в России в 2014–2016 годах
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Такси"