Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мужчина пригрозил поджечь себя в офисе «Яндекс-такси» Общество, 10:53 Почему людям стало важно делать что-то своими руками. Исследование РБК Стиль и Яндекс Дзен, 10:51 Пуск новой ракеты российской системы ПРО. Видео Политика, 10:42 Facebook и Google подешевели на $100 млрд на фоне слушаний в Сенате Инвестиции, 10:37 Суд в Чите не смог набрать присяжных по делу срочника Шамсутдинова Общество, 10:30 Курс биткоина резко снизился. Но он сохранил шанс на продолжение роста Крипто, 10:28 Поблажек не будет: на что может рассчитывать бизнес при новом карантине Pro, 10:26 Глава МВД Белоруссии оправдал врывавшихся в квартиры силовиков Общество, 10:23 Четыре критерия настоящей мета-роскоши в интерьере РБК и Visionnaire, 10:22 Сбербанк получил контроль над «Евроцементом» Филарета Гальчева Бизнес, 10:18 Как вероятная победа Байдена повлияет на российский рынок: главное Инвестиции, 10:14 В Приморье школьник угрожал убийством учителю из-за «тройки» Общество, 10:12 Сырники стали самым популярным заказом в «Кухне на районе» в пандемию Общество, 10:00 Швейцарский порядок: разобраться с собственными финансами РБК и TAG Heuer, 09:53
Мнение ,  
0 
Доминик Бартон

«Дорожная карта»: как преодолеть дефицит инфраструктуры

Глобальные инвестиции в инфраструктуру надо увеличить с $2,5 трлн до $3,3 трлн в год и поддерживать на таком уровне до 2030 года

Ежедневно миллионы жителей и развитых, и развивающихся стран тащатся в пробках или втискиваются в переполненные вагоны метро. И это лишь одно из наиболее частых столкновений с перегруженной инфраструктурой. И в развитых, и в развивающихся странах дороги и мосты нуждаются в ремонте, системы водоснабжения устарели, а электросети настолько перегружены, что становятся причиной блэкаутов.

Опасная экономия

На протяжении десятилетий многие страны мира недостаточно инвестировали в инфраструктуру. Это привело не только к возникновению ежедневных неудобств, но и (что еще хуже) к появлению барьеров на пути экономического роста. Для решения проблемы дефицита инфраструктуры требуются значительные денежные вливания, однако поиск денег — лишь часть задачи, стоящей перед правительствами. Необходимо также реформировать процесс планирования инфраструктурных объектов и надзора за их реализацией. Общество больше не может позволить себе мириться с проектами, стоимость которых быстро выходит из-под контроля.

Инфраструктурные проекты обладают уникальной способностью создавать новые рабочие места в краткосрочной перспективе и повышать производительность в долгосрочной, и властям об этом прекрасно известно. Однако разговоры на эту тему редко переходят в реальные дела, несмотря на рекордно низкие процентные ставки в течение последних восьми лет.

Лишь для того чтобы обеспечить в мировом масштабе прогнозируемые темпы роста, нужно увеличить объемы ежегодных инвестиций в транспортные, энергетические, телекоммуникационные системы, а также системы водоснабжения с $2,5 трлн до $3,3 трлн и поддерживать их на этом уровне вплоть до 2030 года. Таковы результаты расчетов, недавно опубликованных McKinsey Global Institute. Однако, несмотря на столь очевидную необходимость в действиях, инвестиции в инфраструктуру в реальности снижаются: после мирового финансового кризиса 2008 года это явление наблюдается в 11 странах «Большой двадцатки».

Где взять деньги

Принято считать, что выделение достаточных объемов государственных средств стало невозможным из-за бюджетных проблем. Однако на самом деле имеется значительное фискальное пространство для повышения государственных инвестиций в инфраструктуру, особенно сейчас, когда стоимость заимствований сохраняется на рекордно низком уровне. В некоторых случаях ресурсы можно найти и без повышения налогов. Дополнительные доходы даст, например, введение абонентской платы за различные услуги, контроль за ростом стоимости недвижимости, продажа госактивов и направление выручки в инфраструктурные проекты. Кроме того, можно было бы изменить стандарты бухучета в государственных финансах так, чтобы стоимость инфраструктурных активов учитывалась в расходной части бюджета не сразу и целиком во время строительства (что ведет к росту дефицита), а амортизировалась постепенно в течение всего срока их эксплуатации.

Власти могли бы также намного активнее привлекать частные инвестиции, начав с обеспечения определенности в регулировании, а также позволив инвесторам устанавливать тарифы, которые дают приемлемую доходность с учетом всех рисков. В целом правительствам стоит заняться созданием рынка, который эффективно свяжет институциональных инвесторов, ищущих стабильные, долгосрочные доходы, с проектами, требующими финансирования.

Под управлением этих инвесторов находятся активы на сумму около $120 трлн, поэтому проблема связана не с недостатком капиталов, а с нехваткой хорошо подготовленных, приносящих доходы проектов. Одним из вариантов решения этой проблемы могло бы стать создание таких регуляторных и институциональных основ, которые нужны для обеспечения бесперебойного перетока финансовых ресурсов от институциональных инвесторов из развитых стран в проекты в странах развивающегося мира, где огромное количество населения все еще нуждается в доступной базовой инфраструктуре.

Кризис-менеджмент

Еще больше перспективы открывается благодаря повышению эффективности в инфраструктурном секторе. Задержки в строительстве, которые тянутся годами, превышение первоначальных смет на миллиарды долларов — все это печально знакомая картина в государственных строительных проектах. А когда построенные объекты оказываются еще и никому не нужны, в обществе нарастает сопротивление подобным инвестициям.

Каждый доллар, вложенный в инфраструктуру, должен давать намного больше. В частности, надо требовать повышения качества работы от строительной отрасли, где производительность не растет уже несколько десятилетий. Есть отдельные позитивные симптомы появления инноваций — от ускоренного строительства мостов до модульных строительных технологий с использованием готовых секций. Однако в целом этому сектору нужен мощный толчок в том, что касается использования новых технологий, а также стандартизации.

Власти должны заняться изменением тех институтов и процессов, которые они напрямую контролируют. Как показывает опыт нашей работы с правительствами по всему миру, повышение качества управления и надзора за инфраструктурными проектами позволяет снизить затраты на инфраструктуру почти на 40%.

Эта работа начинается с применения системного подхода к отбору правильных проектов. Такой подход опирается на данные. Страны с наилучшими показателями в этой сфере (Сингапур и Южная Корея) никогда не рассматривают проекты изолированно, они оценивают, как каждый из этих проектов помогает выполнению задач, стоящих перед правительством, а также сравнивают их с другими проектами, которые способны принести более высокую отдачу.

По мере дальнейшего развития проектов критически важно укреплять менеджмент на всех этапах их выполнения и реализации. Ускорение экологической экспертизы, всех процессов согласования, а также приобретение земли позволяют минимизировать затраты и сократить издержки, которые нередко начинают расти еще до начала собственно строительных работ. Использование лучшего опыта может принести огромную пользу: ценники на схожие проекты могут отличаться от страны к стране в 1,5–2 раза.

Оставив все как есть, мы выберем плохую стратегию. Наша задача — не допустить, чтобы следующему поколению в наследие достались отложенные затраты и ухудшающаяся базовая инфраструктура. Деньги есть. Давайте начнем их использовать.

Copyright: Project Syndicate, 2016
www.project-syndicate.org

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Доминик Бартон Доминик Бартон, управляющий директор McKinsey & Company
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.