Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Лидер боснийских сербов Додик заявил о победе на выборах в президенты Политика, 05:50
Командир танковой роты призвал мобилизованных россиян «не бояться» Политика, 05:24
Белоусов поручил подготовить меры поддержки бизнеса из-за мобилизации Бизнес, 05:22
Посол ЛНР назвал условие мира в Донбассе Политика, 05:07
Глава Пентагона заявил о поддержке Украины независимо от исхода боев Политика, 04:41
NYT назвала препятствие для быстрого вступления Украины в НАТО Политика, 04:30
Балицкий заявил о запрете Киева на выезд в российскую часть Запорожья Политика, 04:19
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подпишитесь за 99 ₽ в месяц
В Бразилии не смогли выбрать президента в первом туре Политика, 03:44
ЦИК сообщила о лидерстве коалиции экс-премьера на выборах в Болгарии Политика, 03:06
Кадыров сообщил об отправке еще одного подразделения из Чечни на Украину Политика, 02:50
Лидер боснийских сербов заявил о победе партии на выборах Политика, 02:33
Bloomberg узнал об идее ЕС исключить лоцманов из санкций против России Политика, 02:31
Суд на Украине отклонил иск Порошенко к Зеленскому Политика, 02:04
Экс-президент Бразилии опередил Болсонару после подсчета 70% протоколов Политика, 01:49
Мнение ,  
0 
Леонид Гозман

Презумпция виновности: как психология россиян мешает экономическому росту

Бизнес — это не просто зарабатывание денег. Это созидание, строительство. Но, чтобы строить, надо понимать — будущее есть, впереди нас ждет развитие, а не катастрофа

​Разумная экономическая политика — необходимое, но недостаточное условие экономического роста. В рыночной экономике рост обеспечивается добровольной активностью большого числа людей, а значит, их мотивацией, способностями, жизненными планами и многим другим.

Прежде всего, необходима критическая масса тех, кому интересен бизнес, кто сможет и захочет воспользоваться условиями, предоставляемыми ситуацией, в том числе и политикой правительства. Если представить себе страну, населенную флегматичными дебилами, никакая макроэкономическая или промышленная политика результатов там не даст. И если речь идет не только о личном обогащении, но об экономическом росте страны, то активные люди должны использовать свои способности именно в своей стране и в достаточно долгосрочных проектах.

В России предприимчивых людей немало, хотя возросшая эмиграция талантливой молодежи существенно сокращает их число. Более того, об эмиграции думают и многие из тех бизнесменов, кто сегодня работает в России. Чем еще объяснить тот факт, что наши предприниматели так хорошо осведомлены о тонкостях предоставления вида на жительство в различных странах?

Наш бизнес развивается в крайне неблагоприятном психологическом контексте. Для постсоветской России (впрочем, зародилось это много раньше) характерен негативный образ предпринимателя. Интересно, что этот негативизм свойственен не только массовому сознанию, но и значительной части элиты — она тоже приписывает бизнесменам, особенно успешным, отрицательные нравственные качества. Это резко контрастирует с ситуацией, например, в США, где положительные общественные ожидания и высокий престиж бизнеса в целом подталкивает бизнесменов к социально ответственному поведению. У нас же такое поведение реализуется скорее вопреки общей атмосфере, а не благодаря ей, и довольно часто вызывает недоумение и подозрение в скрытых эгоцентрических мотивах.

В последние годы к этому добавился тренд на архаику. Не будем рассматривать совсем уж экстремальные идеи, в соответствии с которыми любой прогресс, исследование космоса например, противоречит национальным ценностям. Но и находящиеся в мейнстриме призывы к отказу от материального в пользу духовного фактически объявляют враждебным русской культуре и традициям любой бизнес. Речь ведь идет не о добровольном самоограничении обеспеченного человека, а о духовности как вынужденной компенсации бедности.

Конечно, ни общественный негативизм, ни глупости фанатиков особого пути не заставят нормального человека отказаться от своего дела. Но у молодых людей вполне может возникнуть — и возникает! — мысль о том, чтобы заняться бизнесом где-нибудь в другом месте, где нет не только наших налоговиков и пожарных, но и презумпции виновности любого предпринимателя.

Инновации (в широком смысле слова) в неволе не размножаются. Контрпримеры — Сингапур, Южная Корея — не очень убеждают. Кремниевая Долина находится все же не там и не в Китае, а в США, причем в самом свободном месте этой страны. Bay Area характеризуется фантастическим разнообразием в искусстве, образе жизни, идеях. Сами предприниматели, будучи часто людьми вполне консервативных предпочтений, живут в этом плюралистическом контексте, который для освобождения творческой энергии, возможно, более важен, чем даже политические свободы. К сожалению, у нас в последние годы, очевидно, торжествует курс на снижение уровня разнообразия, причем не только в политике, но и в целом. Люди, живущие в единообразной среде, в массе своей менее склонны к творчеству, а значит, и к творческому бизнесу.

Pro
Офисный призыв: как мобилизация повлияет на отношение к сотрудникам 50+
Pro
Фото: Jamie McCarthy / Getty Images В 50 лет выглядит на 30: в чем секрет молодости Джареда Лето
Pro
Фото: Chris J Ratcliffe / Getty Images К чему приведет накопление компаний-зомби в мировой экономике
Pro
Вперед в СССР: советские навыки, которые пригодятся в работе и жизни
Pro
Джерри Мойз Как семья водителя создала бизнес с выручкой $5,99 млрд
Pro
Частичная мобилизация: что нужно знать работодателю
Pro
Без лишних переживаний: практические приемы по управлению стрессом
Pro
Фото: Global Look Press	«Поездки на демоне» и минимум публичности: как живет Киану Ривз

И самое главное — представления о будущем. Бизнес — это не просто зарабатывание денег. Это — созидание, строительство. Именно эта «строительная» мотивация лежит в основе успешных долгосрочных проектов. Но чтобы строить, надо, во-первых, понимать, что будущее есть, что впереди нас ждет развитие, а не катастрофа. Во-вторых, при благоприятном ответе на первый вопрос надо понимать, что это за будущее, какой будет страна через два года, пять, десять лет, как будет вписываться в нее твой проект или какие проекты будут востребованы? Оборудование для дорожного строительства, например, имеет смысл разрабатывать и производить, только если в стране будут строиться или как минимум реконструироваться дороги. Но вот образа будущего в стране нет. Можно, хотя и трудно, строить в плохом климате. Нельзя строить в полной темноте.

Пока в стране не будут сформированы эти и ряд других психологических условий экономического роста, усилия даже самых достойных и профессиональных людей из тех, которые отвечают за развитие нашей экономики, будут пропадать втуне. Но формирование этих условий — задача не финансово-экономическая, а политическая.

Об авторе
Леонид Гозман Леонид Гозман психолог, президент движения «Союз правых сил»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги