Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Кремле заявили об отсутствии информации о здоровье Кадырова Общество, 13:48 Кремль исключил новые поправки в Конституцию из-за пандемии COVID-19 Политика, 13:46 В Кремле оценили возможность новой реальности после пандемии Политика, 13:45 Песков сообщил о возвращении к человеческой жизни после COVID-19 Политика, 13:45 Власти Москвы отказались отключать «Социальный мониторинг» Общество, 13:40 Эффект Netflix: как компания устроила революцию в индустрии развлечений Quote, 13:40 Перчатки, маски и 15 машин: как актриса превратилась в таксиста «РБК Стиль» и Яндекс Такси, 13:39 Какие апартаменты бизнес-класса покупают в инвестиционных целях Партнерский материал, 13:34 Переболевший коронавирусом глава Минстроя вышел на работу Общество, 13:30 Цифровизируй это: какими активностями мы теперь занимаемся онлайн Социальная экономика, 13:30  На закрашенной фреске с Бродским написали стих — его тоже закрасили Стиль, 13:24 В Петербурге обрушились четыре балкона жилого дома Общество, 13:15 Крупные инвесторы воспользовались спадом цены биткоина для покупки Крипто, 13:14 Станет ли IT серебрянной пулей для локдауна. Закрытая дискусия РБК и Яндекс.Облако, 13:10
Мнение ,  
0 
Виктор Катона

США против ОПЕК: когда закончится терпение Саудовской Аравии

Уже в мае Эр-Рияд может выйти из соглашения ОПЕК, чтобы использовать свои огромные резервные мощности и вытолкнуть с рынка сланцевую нефть США

C начала 2017 года котировки нефти Brent колебались в интервале $55–57 за 1 барр., поэтому международное энергетическое сообщество было застигнуто врасплох резким падением цен до $51 и ниже. Совпал целый ряд фундаментальных факторов, повлиявших на цены. Но два из них стоит отметить особо. Это рост товарных запасов нефти в США и возобновление роста добычи американской нефти. Эти новости беспокоят главного члена ОПЕК, Саудовскую Аравию, намного больше других факторов снижения, например возможного роста добычи в Ливии и Нигерии.

Сила квот

До сих пор выполнение венских договоренностей стран — членов ОПЕК и ряда других нефтегазовых держав демонстрировало беспрецедентную готовность всех участников действовать сообща ради улучшения ценовой конъюнктуры. Саудовская Аравия урезала добычу нефти на 750 тыс. барр. в день по сравнению с ноябрем 2016 года (до 9,9 млн барр. в день), хотя соглашение требовало от Эр-Рияда снижения лишь на 500 тыс. барр. в день. Кувейт, Катар и Ангола еще в январе 2017 года вышли на обещанный уровень добычи, в то время как Россия, обещавшая урезать добычу на 300 тыс. барр. в день к середине 2017 года, пока снизила уровень добычи на 120 тыс. барр. Даже Ирак, власти которого ведут затяжную войну с исламистами и испытывают сильнейшие финансовые проблемы, приблизился к согласованным показателям добычи. Судя по графику отгрузок из южных портов Ирака, в марте Багдад сможет выйти на требуемый уровень — 4,35 млн барр. в день.

На момент заключения венских договоренностей наибольшие вопросы вызывали Ливия и Нигерия, которых из-за сложной политической обстановки освободили от ограничений добычи. Предполагалось, что эти страны смогут серьезно нарастить добычу, но эти прогнозы не оправдались. После того как ливийские власти довели нефтедобычу к концу 2016 года до уровня 700 тыс. барр. в день и повторно ввели в эксплуатацию месторождение Эль-Шарара, казалось, что Ливия сможет преодолеть прежние проблемы. Однако разразившиеся в начале марта бои за портовые терминалы Эс-Сидр и Рас-Лануф вновь ввергли страну в пучину междоусобиц, вследствие чего нефтедобыча Ливии фактически не изменилась в сравнении с ноябрем 2016 года. А в Нигерии нефтедобыча за последние четыре месяца даже упала: боевики группировки «Мстители дельты Нигера» продолжают нападать на объекты действующих в Нигерии зарубежных компаний. Например, принадлежащий Shell терминал Форкадос регулярно бездействует из-за подрывов нефтепроводов.

Так что маловероятно, что Ливия и Нигерия в ближайшее время станут угрожать стабильности режима квотирования. Правда, рост добычи был зафиксирован в ряде государств, не подписавших соглашение, например в Канаде и Бразилии. Тем не менее основное внимание сосредоточено на Соединенных Штатах, которые могут стать площадкой очередного «сланцевого подъема».

Возвращение сланца

Товарные запасы нефти в США увеличиваются девятую неделю подряд, достигнув 528 млн барр., что более чем на 49 млн барр. больше январских показателей. Примечательно, что за неделю с 6 по 12 марта был зафиксирован крайне масштабный прирост в 8,2 млн барр. Запасы нефти традиционно растут в начале года, однако текущий уровень является исторически беспрецедентным. Отчасти этому рекорду поспособствовали снижение переработки на американских НПЗ (в начале марта этот показатель упал до 15,47 млн барр. в день — в начале января 2017 года переработка колебалась между 16,5–17 млн барр.) и рост импортных поставок нефти.

Однако опасения участников венских договоренностей связаны прежде всего с ростом добычи в самих США. Американские нефтедобывающие компании неплохо воспользовались улучшением конъюнктуры на нефтяном рынке. В марте 2017-го после года падения нефтедобыча впервые преодолела отметку в 9 млн барр. в день. Себестоимость добычи в США снижается уже три года, достигнув уровня $35–40 за 1 барр. для таких крупнейших месторождений, как Bakken, Permian, Niobrara и Eagle Ford (этот показатель еще не является рыночным, так как добытую нефть следует транспортировать). Улучшение технологических показателей по горизонтально пробуриваемым скважинам, а также снижение в условиях кризиса издержек на техническое обслуживание скважин (стоимости буровых работ или обустройства скважины) стали основой текущего подъема, однако существенную роль играет еще и вера американских нефтяников в то, что администрация Дональда Трампа будет стимулировать нефтяную промышленность в духе предвыборного лозунга «Сделать Америку энергетически независимой».

Ответ саудитов

Эр-Рияд не может остаться в стороне от происходящего. Вот уже несколько недель высокопоставленные политические деятели Саудовской Аравии, в том числе и министр энергетики Халид аль-Фалих, намекают на то, что Эр-Рияд может отказаться от продления режима сокращения добычи, зафиксированного в рамках саммита ОПЕК в конце ноября 2016 года. Эр-Рияд обеспокоен тем, что американские нефтедобывающие компании пользуются улучшением общей конъюнктуры на нефтяном рынке и не намерен мириться с тем, что некоторые энергетические державы, не ограничивая себя ничем и не связывая себя обязательствами, извлекает существенную выгоду из режима венских договоренностей. Следующий саммит ОПЕК в Вене намечен на 25 мая 2017 года. Так как режим ограничения добычи был зафиксирован на полгода, любое участвующее в договоренностях государство имеет полное право не продлевать свое участие.

Венские договоренности не носят юридически обязывающего характера, являясь добровольными обязательствами государств. Они не подкреплены механизмами обеспечения соблюдения. Страны ОПЕК заинтересованы в том, чтобы нефтяные котировки и впредь колебались в интервале $55–60 за 1 барр., и практически всем хочется избежать возврата к нефтяным котировкам ниже $50, когда в свою очередь большинство сланцевых месторождений США становятся нерентабельными. Чрезмерное падение котировок скажется на платежеспособности самого Эр-Рияда. Поэтому в среднесрочной перспективе следует рассчитывать на то, что Саудовская Аравия будет осторожно «выталкивать» сланцевую нефть посредством вывода на рынок своих резервных мощностей (до 12 млн барр. в день). Неприемлемым для сланцевых компаний можно считать диапазон $40–45 за 1 барр. Но Эр-Рияду, чтобы стабильно держать цены на таком уровне, придется потрудиться и сделать реальные шаги по снижению госрасходов и диверсификации экономики.

Об авторах
Виктор Катона, специалист по закупкам нефти в MOL Group, эксперт РСМД
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.