Лента новостей
Машина въехала в стену Театра Российской армии в Москве Общество, 08:03 Тысячи израильтян выступили против предоставления Нетаньяху иммунитета Политика, 07:50 В Хакасии нашли тела двух пропавших в прошлом году туристов Общество, 07:22 «Торонто» впервые в истории вышел в финал НБА Спорт, 07:01 Абэ и Трамп сыграли в гольф Политика, 06:40 Зеленский пообещал сделать из Украины «базу для покорения мира» Политика, 06:12 Пассажиры прервавшего полет Boeing вылетели из Сургута резервным рейсом Общество, 06:03 Волонтер сообщила о 54-летнем задержанном в ДНР украинском солдате Политика, 05:40 СМИ узнали о переговорах Fiat Chrysler по слиянию с Renault Бизнес, 05:29 У берегов Японии столкнулись два судна Общество, 05:07 Пуск ракет КНДР не вызвал беспокойства у Трампа Политика, 04:40 Reuters узнал об отправке Турцией оружия противникам России и Сирии Политика, 04:25 Тренер сборной Канады не удивился поражению России в матче с финнами Спорт, 04:04 В Иркутске загорелся торговый центр Общество, 03:44
Мнение ,  
0 
Нави Раджу Джадип Прабху Жизнь после кризиса: как Airbnb и Uber научат мир экономить
Затяжной экономический кризис ударил по карману западных потребителей. Теперь все чаще выгоднее производить самим, чем покупать в магазине. Это рождение новой экономики, о которой мы еще мало знаем

Конец пирамид

В известной статье 1937 года экономист Рональд Коуз утверждал, что западные экономики организованы как пирамиды – с несколькими крупными производителями на вершине и миллионами пассивных потребителей внизу – из-за существования транзакционных издержек, то есть нематериальных издержек, связанных с поиском, переговорами, принятием решений и применением права. Но в эпоху интернета, мобильных технологий и социальных сетей, которые помогают устранить такие затраты во многих секторах, эта экономическая структура должна измениться.

Вертикально интегрированным производственно-сбытовым цепочкам, контролируемым крупными компаниями в США и в Европе, уже бросают вызов новые экосистемы, которые управляются потребителями. Они позволяют потребителям проектировать, строить, покупать, распространять и торговать товарами и услугами между собой, устраняя необходимость в посредниках. Подход к созданию качественной продукции «снизу вверх» возможен с помощью горизонтальных (пиринговых) сетей и платформ DIY («сделай сам»), которые и формируют основу «экономной» экономики.

Два ключевых фактора способствуют росту бережливой экономики: затяжной финансовый кризис, ослабивший покупательную способность потребителей среднего класса на Западе, и растущая экологическая ответственность этих потребителей. Стремясь сэкономить деньги и минимизировать свое влияние на экологию, западные потребители все чаще избегают личной собственности, предпочитая совместный доступ к товарам и услугам.

Сейчас почти 50% европейцев считают, что в течение десяти лет автомобили будут потребляться как «общий» продукт, а не как предмет частной собственности, и 73% ожидают быстрого роста каршеринговых сервисов. BlaBlaCar, лидер этого рынка в Европе, сейчас перевозит больше пассажиров ежемесячно, чем Eurostar – высокоскоростная железная дорога, соединяющая Лондон с Парижем и Брюсселем. А более известный сервис Uber вызывает панику среди служб такси во всем мире. Несмотря на недавние скандалы, компания, основанная в 2009 году, оценивается более чем в $40 млрд.

Этот сдвиг в поведении потребителей распространяется далеко за пределы транспорта. Сервис Airbnb сейчас обеспечивает больше койко-дней ежегодно, чем вся гостиничная сеть Hilton. Рынок пирингового кредитования, который позволяет обойти банки с огромными скрытыми комиссиями, преодолел отметку в $1 млрд еще в начале 2012 года.

Мировой рынок совместно потребляемых товаров и услуг будет быстро расти – с $15 млрд сегодня до $335 млрд к 2025 году, причем это не потребует колоссальных инвестиций. Европейская комиссия прогнозирует, что совместное использование, которое во время стагнации на рынке труда подкрепляет доходы потребителей, станет подрывной силой в экономике.

Сети сильнее корпораций

Природа горизонтальных сетей поддерживает этот прогноз. Такие сети начинают работать задолго до того, как они снижают операционные издержки. Интернет-экономика позволяет простым людям делать дома то, что десять лет назад могли бы сделать только ученые в крупных лабораториях, а тем самым снижает затраты на исследования, разработки, проектирование и производство новых товаров и услуг во многих секторах.

Благодаря низкой стоимости DIY-комплектов оборудования вроде процессоров Arduino за $25 или Raspberry Pi за $35, люди все чаще создают свои собственные потребительские устройства. Кроме того, потребители теперь могут разрабатывать и производить продукты индустриального качества в технологических мастерских – так называемых Fab Labs, – оснащенных программируемыми станками, лазерными ножами и 3D-принтерами.

Подобные изменения поощряют «движение производителей» – любителей мастерить, которые коллективно могут создавать продукты быстрее, лучше и дешевле, чем большие компании. Все это расширяет возможности пассивных потребителей, которые теперь могут стать активными профессионалами, порождая бережливую экономику, которая может создавать ценность более эффективным, экономичным и экологически устойчивым образом.

Обама и кустари

Признавая эти преимущества, некоторые города активно поддерживают движение производителей и развитие бережливой экономики. Например, мэры крупных городов – в том числе Нью-Йорка, Токио, Рима, Сантьяго и Осло – устраивают производственные выставки, где обычные граждане демонстрируют свою изобретательность.

В июне прошлого года президент США Барак Обама провел первую такую выставку в Белом доме – White House Maker Faire – и заявил, что сегодняшняя кустарная продукция – это завтрашнее «Сделано в Америке». Обама поручил своему старшему советнику разобраться, как превратить движение производителей в двигатель экономического роста в США. Мэр Нью-Йорка Билл де Блазио, который провозгласил 15–21 сентября 2014 года «Неделей производителя», и мэр Барселоны Ксавье Триас, который хочет построить Fab City, пытаются поставить свои города в авангард этого глобального движения.

Между тем в Вобане – это район немецкого города Фрайбурга – 65% электроэнергии вырабатывается с помощью солнечных панелей и когенерационной установки, созданной и функционирующей за счет местных жителей. Хельсинки строит систему под названием «мобильность по требованию», которая объединяет несколько совместных и государственных транспортных сервисов в единую сеть оплаты; ставится цель избавиться от частных автомобилей к 2025 году.

Самоорганизующаяся и бережливая экономика может генерировать миллиарды долларов и создавать миллионы рабочих мест в среднесрочной перспективе. Но, конечно, будут и проигравшие: крупные западные компании, чьи бизнес-модели требуют большего и большего, которые опираются на огромные исследовательские бюджеты и закрытые организационные структуры. Такие компании устроены не для того, чтобы удовлетворять потребности экономных и экологически нравственных потребителей, стремящихся получить больше и лучше, но дешевле. Чтобы выжить, этим старым компаниям придется преобразиться и стать бережливыми предприятиями, встраивающими пользователей в свои производственные цепочки, и стремиться к удовлетворению потребностей рынка более экологически и экономически эффективным образом.

Бережливая экономика уже наступает. Традиционные компании должны осознать это –​ или они устареют.

© Project Syndicate

www.project-syndicate.org

Об авторах
Нави Раджу Консультант по инновациям и лидерству Джадип Прабху Профессор школы бизнеса Кембриджского университета
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.