Лента новостей
Трутнев предложил допустить иностранцев на шельф по норвежской модели Бизнес, 07:00 В Новосибирской области из-за ДТП с микроавтобусом погибла женщина Общество, 06:28 В США опубликовали секретный отчет разведки о ЧП на Чернобыльской АЭС Политика, 06:12 В Приморье объявили штормовое предупреждение на 22 —23 августа Общество, 05:57 СМИ узнали о планах Минприроды ввести утилизацию 100% товаров и упаковки Бизнес, 05:30 В России вступили в силу ограничения по провозу фруктов и цветов в багаже Общество, 05:02 Датский премьер назвала абсурдной идею Трампа о покупке Гренландии Политика, 04:17 СМИ узнали о предложении Трампа начать морскую блокаду Венесуэлы Политика, 04:12 Медведев победил в финале «Мастерса» в США и стал пятой ракеткой мира Спорт, 03:35 Эксперты составили рейтинг регионов России с самым доступным бензином Финансы, 03:09 Американский Boeing получил повреждения при жесткой посадке в Португалии Общество, 02:45 Великобритания лишила гражданства плененного в Сирии боевика ИГ Общество, 02:23 Иранский танкер покинул Гибралтар Политика, 02:11 СМИ сообщили о появлении сирийской армии в городе Хан-Шейхун в Идлибе Общество, 02:00
Мнение ,  
0 
Игорь Чапурин Как Алла Вербер открыла территорию одичалых для мировой fashion-индустрии
Игорь Чапурин — дизайнер, глава модного дома Chapurin

Алла Вербер — это не просто важный человек в моде. Это личность, которая у многих напрямую ассоциируется с модной индустрией, является в какой-то степени ее символом, как бы напыщенно это не прозвучало. И знаете почему? Не только из-за ее бешеной работоспособности, силы, профессиональной интуиции и статуса, но и во многом благодаря неподдельной искренности и яркой индивидуальности, которых, увы, так мало в нашей индустрии.

Алла Вербер во многом создала рынок люкса в России, и сделала очень многое, для того чтобы запустить нелегкий процесс создания «русской модной индустрии» (и пока мы все еще в процессе, но вектор задан). Она сама являлась ярким и харизматичным амбассадором многих топовых западных брендов здесь в России, но с гордостью рассказывала о нашей стране там — руша стереотипы и объясняя зарубежным партнерам, что с нами можно работать, строить бизнес всерьез и надолго. Она делала ставку на мощные марки, не боялась новых имен, шла на риск и открывала России нишевые бренды из Бельгии, Японии, Италии. Но она же научила наших соотечественников не бояться «русского дизайна». Для меня и, уверен, многих моих коллег ее мнение было определяющим, попасть в сферу профессиональных интересов Аллы Вербер — это дорогого стоило.

Она была главным «инфлюэнсером» всей модной индустрии или просто «рупором», как бы мы сказали в эпоху еще до social media.

Как Алле Вербер удалось влюбить в себя мировую fashion-тусовку? Это, с одной стороны, загадка, а с другой — так естественно. Ее путь был непростым: двери открывались не сразу, особенно во времена, когда русский рынок казался «территорией одичалых за стеной». Во многом так оно и было. И тут появляется Алла, которая своей уверенностью и прямотой разрушила не одну стену, казавшуюся неприступной.

Мне кажется, что дизайнеры, которых она очаровала и привезла в Россию, попали и под обаяние ее непохожести и под железную уверенность в перспективах российского рынка luxury. Это во многом ее заслуга, что наш рынок стал одним из ключевых для ряда брендов. Как ей удавалось так долго «держать нос по ветру»? Я думаю, что разгадка в ее умении доверять новому, молодым, начинающим... Я видел, как не раз она говорила своим сотрудникам: не бойся! Ей бесконечно доверяли, но и она не боялась довериться. В разумных пределах, конечно. В легковерности и наивности эту женщину не упрекнет никто.

Я помню, как она говорила мне, когда я только попал в ЦУМ, волновался, старался что-то исправить, изменить в ассортименте: все будет хорошо, мы отлично подготовились, лучшая площадка и лучшие покупатели — здесь! И да, она любила клиента, не просто понимала его, а хотела дать ему лучшее, самое свежее, модное, интересное. В нашем мире, где иронию, юмор и неподдельное жизнелюбие можно собирать по крупицам, Алла была кладезем жизнелюбия.
Конечно, с таким человеком хотелось работать, идти рядом, рисковать. Это и делали западные бренды, которые доверяли Алле полностью, верили в успех — и не прогадали. Есть такой термин «витальность» — мощная жизненная сила! Так вот, Алла была ее носителем.

Аллу очень приятно слушать (я все еще не могу говорить о ней в прошедшем времени), на нее приятно смотреть и, что чувствуют все без исключения (коллеги, подчиненные, русские, иностранцы, все!), находиться в ауре ее женского обаяния. Того самого, которое лишено жеманства и стремления понравиться, а глубинного, настоящего. Она умела строить беседу так, что сложные вопросы становились понятнее, а их решения — на виду. С ней было не страшно ошибиться, но очень хотелось ее не подвести.

Об авторах
Игорь Чапурин дизайнер, глава модного дома Chapurin
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.