Лента новостей
Банки предложили давать за кражу данных о клиентах до 20 лет тюрьмы 00:00, Финансы Обвиненный в госизмене физик занимался гиперзвуковыми самолетами 03 дек, 23:59, Общество Так больше не делают: как изменился образ жизни и отдых бизнесменов 03 дек, 23:43, РБК и ЮниКредит Банк Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 3 декабря 03 дек, 23:14, Общество Новак оценил перспективы восстановления рынка после новой сделки ОПЕК+ 03 дек, 23:14, Бизнес В Москве умерли 77 человек с коронавирусом 03 дек, 23:06, Общество Попова заявила о планах сократить срок выдачи результатов тестов на COVID 03 дек, 23:05, Общество Блогера Reeflay задержали по делу о смерти девушки в прямом эфире 03 дек, 23:03, Общество Как рост европейца меняет конкуренцию на рынке навигационных терминалов 03 дек, 23:01, РБК и Intel NUC ЦСКА проиграл дома «Вольфсбергу» и не вышел в плей-офф Лиги Европы 03 дек, 22:46, Спорт Власти Кипра откроют границы для россиян с 1 марта 03 дек, 22:44, Общество Как большие данные позволяют «Сапсанам» сократить опоздания 03 дек, 22:26, РБК и «Сименс» Сын Ширвиндта сообщил о сроках выписки актера из больницы 03 дек, 22:18, Общество Попова назвала ситуацию с коронавирусом в России напряженной 03 дек, 22:07, Общество Как реновация повлияет на экологическое состояние Москвы 03 дек, 21:57, РБК и ДПиООС В Новосибирске экстренно сел грузовой Boeing 747 03 дек, 21:51, Общество Российские ученые выявили пользу прививки от туберкулеза в борьбе с COVID 03 дек, 21:51, Общество Определились пары полуфиналистов в Лиге наций по футболу 03 дек, 21:29, Спорт Почему шофер из XX века и водитель тягача из XXI — две разные профессии 03 дек, 21:28, РБК и Scania В Татарстане в Новый год кафе разрешили работать до трех часов ночи 03 дек, 21:24, Общество FT сообщила о схеме на десятки миллионов долларов для зятя Назарбаева 03 дек, 21:23, Бизнес В Роспотребнадзоре сообщили о разработке десяти вакцин от COVID в России 03 дек, 21:21, Общество Против работников Baltnews и «Sputnik Латвия» завели дела 03 дек, 21:12, Технологии и медиа Попова допустила действие COVID-19 «по-хозяйски» весной 03 дек, 21:11, Общество Биатлонистка сборной России сообщила о некомфортных ощущениях в команде 03 дек, 21:01, Спорт Готовы ли вы к ипотеке. Тест 03 дек, 20:57, РБК и ВТБ Мишель Литвак стал претендентом на «Сибантрацит» 03 дек, 20:38, Бизнес Казначейство заявило о рисках изменения правил закупки софта для ведомств 03 дек, 20:33, Технологии и медиа
Газета
Три года в России
Газета № 045 (2542) (1603) Экономика,
0

Три года в России

Как вхождение республики в состав РФ отразилось на жителях Крыма
Ровно три года назад жители Крыма и Севастополя проголосовали за вхождение в состав России. РБК разбирался, как это отразилось на их жизни
Жилой дом в Севастополе. 14 марта 2014 года
Жилой дом в Севастополе. 14 марта 2014 года (Фото: Андрей Любимов / AP)

«Территория инноваций с опережающими темпами социально-экономического развития, сформировавшая качественно новые стандарты жизни населения и создавшая лучшие в России условия ведения бизнеса», где «главной ценностью является человек», а «все усилия органов власти направлены на улучшение качества жизни, создание лучших условий для всестороннего и гармоничного развития личности». Такой утопический образ Крыма обрисован в Стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года, которую местное правительство утвердило в начале этого года. Авторы документа определяют ее как стратегию «Трех побед» — в борьбе за человеческий капитал, за инновации и за инвестора.

Но пока, спустя три года после присоединения Крыма и Севастополя к России, уровень жизни на полуострове остается ниже среднероссийского, инфраструктура и оборудование сильно изношены, инвестиции в основной капитал более чем на 40% состоят из бюджетных средств, а местные предприниматели жалуются на недоступность кредитов. «Самый молодой регион России» стоит перед лицом демографической угрозы: население Крыма стареет и без учета миграции убывает из-за высокой смертности. Западные санкции, конца которым пока не видно, изолировали регион от внешней торговли и зарубежных инвестиций, а Украина ввела транспортную и энергетическую блокаду Крыма и отрезала его от днепровской пресной воды, которая до 2014 года обеспечивала 87% здешних потребностей. Все это фактически превратило Крым в «остров» с экономической точки зрения, отмечал в аналитическом докладе 2015 года (.pdf) российский фонд «Национальная энергетическая безопасность».

Эйфория прошла, но люди довольны

16 марта 2014 года почти 97% крымчан, принявших участие в референдуме, проголосовали за присоединение к России. Спустя три года, несмотря на социально-экономические трудности, подавляющее большинство жителей Крыма и Севастополя в целом довольны положением дел в регионе, показывают данные Фонда «Общественного мнение» (ФОМ). В ноябре 2016 года 78% жителей Республики Крым и 74% севастопольцев отвечали, что довольны ситуацией в регионе (хотя в декабре 2015 года было 86 и 80% соответственно), и 69% крымчан (63% севастопольцев) сказали, что ситуация улучшается.

Если верить социологам ФОМа, жителей Крыма больше всего волнуют вовсе не рост цен, безработица или маленькие зарплаты, а дорожные проблемы и пробки. В разговорах с корреспондентом РБК местные жители жаловались на высокие цены в магазинах, но доходы крымчан растут опережающими темпами, а инфляция после 26% в 2015 году (самый высокий тогда уровень среди российских регионов) по итогам прошлого года замедлилась до 7%. Для сравнения, среднедушевой денежный доход в республике вырос в 2016 году на 21% по сравнению с предыдущим годом, до 19 тыс. руб. (предварительные данные Крымстата).

Тем не менее показатель денежных доходов населения в Крыму остается почти в два раза ниже среднероссийского, если ориентироваться на последние доступные данные Росстата за 2015 год. Неслучайно именно в Крыму во время общения с местными пенсионерами прозвучала ставшая знаменитой фраза премьер-министра Дмитрия Медведева: «Просто денег нет сейчас <…> Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья». Уже после этого, в августе 2016 года, президент Владимир Путин наказывал руководителям Крыма и Севастополя, что их первоочередная задача — это «постоянно, систематически работать над повышением доходов крымчан и севастопольцев».

Если в сравнении с другими российскими регионами положение Крыма можно оценить по объективным статистическим показателям как отстающее, то другой, более политически чувствительный вопрос «Стало ли лучше жить в Крыму после присоединения к России?» беспристрастного ответа не имеет. Уровень жизни в Крыму «до» и «после» сравнить сложно — даже если доходы и растут, нельзя сказать, что это значит с точки зрения потребительской корзины, указывает профессор департамента финансов Высшей школы экономики (ВШЭ) Иван Родионов. Украинские экономические показатели не конвертируются в российские, данных для анализа нет, говорит директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. По статистике экономика Крыма растет, но вместе с ней растут показатели Дагестана и Чечни, что ставит под вопрос достоверность данных, рассуждает она.

Жить стало лучше, жить стало веселее

РБК попытался нестрого ответить на этот вопрос, оценив покупательную способность средних номинальных зарплат в Крыму при Украине (2013 год) и после вхождения в состав Российской Федерации (2014—2016 годы).

Сопоставимые цены из украинской статистики и данных Росстата удалось найти только по узкому кругу базовых продовольственных товаров (21 продукт, см. инфографику). Вес продуктов для этого простейшего набора был взят из потребительской корзины для субъектов РФ, утвержденной правительством. Поскольку покупательная способность «украинских» и «российских» зарплат в Крыму определялась как отношение средней зарплаты к стоимости одной и той же корзины (безразмерный показатель), пересчета валют не потребовалось. Оказалось, что с этой точки зрения крымчане стали богаче по сравнению с украинскими временами: если в 2013 году на среднюю зарплату можно было купить 7,0–7,5 таких продуктовых «корзин» (до 7,1 в Севастополе), то в 2016 году можно было купить 9–10.

Видео: РБК

«Крым стал жить лучше» и с точки зрения бюджетных доходов и расходов, сказала РБК министр финансов республики Ирина Кивико, которая работает в налоговых и бюджетных органах Крыма с 1990-х годов. «То, что нам досталось в наследство [от украинских времен], находилось в плохом состоянии, ничего не ремонтировалось с 1960–1970-х годов, деньги практически не вкладывались», — утверждает она. — То, что мы делаем эти три года, — массово перевооружаем [материально-техническую базу], ремонтируем, обновляем».

Розница обходится без федералов

В 2014 году, когда рухнули прежние логистические цепочки, на полуострове были ощутимые перебои с обеспечением товарами, но теперь ситуация наладилась. Так, несмотря даже на санкции, в Крыму нет дефицита потребительской электроники. Например, поставки смартфонов на полуостров легально идут из Краснодара, говорит ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин.

«Процесс адаптации всегда болезненный»: 7 крымских бизнес-историй «При Украине моторынок в Крыму был абсолютно дикий»

Владимир Безруков, совладелец «Клэйсон Моторс»

— Вся моя жизнь связана с мотоциклами. Папа — мотоциклист, ему 79, и до сих пор он ездит по Москве. Я впервые сел на мотоцикл в 12 лет, права получил в 16. Объехал на мотоцикле полмира — был в Южной Америке, Австралии, исколесил всю Европу. Мой первый бизнес — английский лицензионный журнал про мотоциклы.

В 2015 году вместе с партнерами Сергеем Шевченко и Ильдаром Садыковым мы решили организовать прокатный бизнес в Крыму. Там очень длинный сезон, первые клиенты приезжают весной — уже в марте дороги сухие, все начинает цвести. Для внедорожных мотоциклов сезон в Крыму вообще не закрывается. К тому же половина моих корней из Крыма: прадед-краснодеревщик строил Ливадийский дворец, у меня тут много родных.

При Украине моторынок в Крыму был абсолютно дикий: привозили ворованные мотоциклы, на учет, естественно, не ставили и катались на них годами. Сейчас эта вольница закончилась.

Помещение под прокат и сервис мы выбрали в поселке Строгановка, что на объездной дороге Симферополя. Поначалу не тратились на рекламу — хотели отладить все процессы, чтобы не выглядеть некомпетентными перед клиентами. Сделали полноценную сервисную зону, подготовили прокат экипировки и мотоциклов, а также магазин — в расчете на спрос не только на прокат, но и на продажу мотоциклов. Запуск обошелся нам в 13 млн руб.

Полноценно мы начали работать только с весны 2016 года. С привлечением первых клиентов были сложности. Большинство не знали, что в Крыму существует сервис проката мотоциклов класса люкс. Нашим основным ресурсом по продвижению был сайт, социальные сети и местные медиа, но требовалось сделать что-то большее.

Тогда я и принял решение переехать из Москвы в Крым. Мы стали оказывать помощь местным спортивным организациям в проведении мотогонок. Стали единственными в России, кто организует тест-драйв мотоциклов текущего года выпуска. И пошли первые серьезные клиенты.

Прокат мотоциклов стоит от 2,5 тыс. руб. (Husqvarna 511) до 11 тыс. руб. (Harley-Davidson) в сутки — это на 10–20% дешевле, чем в Штатах. В качестве страхового депозита клиенты оставляют 35 тыс. руб., которые мы возвращаем сразу по завершении аренды. Работать иначе невозможно — в Крыму дефицит страховых компаний, заключить с ними страховые договоры (даже на ОСАГО) на наши мотоциклы крайне сложно. К тому же наши машины в основном стоят на московском учете.

Клиенты из Крыма до сих пор удивляются, что на услуги сервиса мы оформляем заказ-наряд — у них и по сей день ремонт осуществляется «в гаражах». Многие впервые увидели официальную продажу мотоцикла — с документами, с постановкой на учет.

Несмотря на дикий рынок, особых проблем с запуском бизнеса не было. Возможно, потому что с самого начала у нас есть штатный юрист, он и решает все вопросы.

В будущем мы планируем построить собственное помещение, уже купили для него землю. С этим вопросом были и есть сложности: в Крыму переходный период, часть нормативных документов на практике работает плохо. Есть ли помощь от властей? Нет, но и палки в колеса никто не вставляет, мы постепенно развиваемся.
«В России работать стало сложнее»

Анна Абрамова, учредитель туристической компании «Гранд Мир»

— Компания «Гранд Мир» работает с 2009 года. Мы отправляем наших клиентов в языковые школы, университеты, а также на отдых за рубеж. Оказываем визовую поддержку и консультируем по вопросам оформления загранпаспортов, авиабилетов, страховок и других вопросов, связанных с путешествиями.

В настоящий момент у большинства крымчан есть и украинские, и российские документы. За рубеж выезжают как по российским, так и по украинским паспортам. Проблем особых нет. Безусловно, сложившаяся в мире политическая обстановка затрудняет нашу работу по получению виз, однако в последнее время напряженность идет на спад, а мы уже научились решать эти вопросы.

Время интеграции Крыма в правовую и административную системы России было непростым. Общее увеличение цен на все товары и услуги сказалось на покупательной способности. Люди резко сократили свои расходы на путешествия. Чтобы выжить, нам пришлось на 70% сократить штат и объединиться с другой туристической компанией. Мы делили расходы и немногочисленных клиентов.

С 2015 года ситуация снова стала стабильной. Люди начали ездить, а мы — предлагать новые услуги. Например, начали активно продвигать внутренний туризм. Крымчане больше стали ездить по России, россияне стали чаще приезжать в Крым.

По сравнению с Украиной в России работать стало сложнее. Это связано прежде всего с иной системой налогообложения, необходимостью большего количества «бумажек», бюрократическими препонами. Например, при Украине не было налога на транспорт, на имущество. Увеличилось количество отчетности. Вместо одного документа теперь требуется три. В России более высокие штрафы, поэтому предприниматели стремятся работать по правилам.

Иное законодательное поле потребовало значительного времени для изучения. Больше систем налогообложения, другие правила сдачи отчетности, новые нюансы договорных отношений с контрагентами. Процесс адаптации всегда болезненный. Но нет худа без добра. В связи с появлением новых правил ведения бизнеса мы начали заниматься обучением наших предпринимателей и организацией деловых мероприятий для представителей бизнеса.

С окончанием строительства моста через Керченский пролив жизнь крымчан станет легче, а жизнь крымского предпринимателя усложнится. К нам придет «материковый» бизнес, который может задушить местный. Зато появилась грантовая поддержка от государства в размере до 500 тыс. руб. на открытие нового бизнеса. Я знакома с людьми, которые получили эти деньги.

В целом все зависит от конкретного человека. Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — ищет причины.
«Главным подарком от России для меня стала патентная система налогообложения»

Леонид Медведик, производство украшений ручной работы

— Я родился и вырос в Крыму, в Симферополе. Там же поступил в художественное училище — планировал зарабатывать живописью, но быстро в ней разочаровался.

Мне нравилось мастерить что-то своими руками, и я начал вытачивать украшения из дерева и камня, добавил металл. Вещицы расходились по знакомым, и вскоре хобби начало приносить небольшие деньги. К 2014 году у меня уже была база постоянных покупателей из местных, летом удавалось неплохо зарабатывать на туристах. Когда стало ясно, что Крым войдет в состав России, я решился зарегистрировать компанию. Не скажу, что референдум стал для меня решающим моментом, просто так сошлись звезды. Я понимал, что занимаюсь баловством, которое уже пора превращать в полноценный бизнес.

Я начал на эмоциональном подъеме — новая власть, новые правила. Но скоро стало понятно, что условия особо не изменились. Да, в Крым хлынул поток туристов из России, но по моим ощущениям большинство из них — бюджетники, которым предоставили места в санаториях. Это не моя аудитория. К тому же после обмена санкциями с Западом резко подорожали расходники — формовочная резина, щетки и другие инструменты. Есть вездесущие китайские аналоги, но я с ними работать просто не могу. Приходится тратиться.

Главным подарком от России для меня стала патентная система налогообложения, которой не было на Украине. Я всегда с ужасом представлял, как буду заполнять все эти бумажки, сдавать ежеквартальные отчеты, подсчитывать проценты. Мой гуманитарный мозг просто не выдержал бы такой пытки. Сейчас я просто оплачиваю раз в год стоимость патента — 10 тыс. руб.

У меня очень сезонный бизнес. С мая по октябрь продается 350–400 украшений из бронзы, дерева и камня, в остальное время — 100–200. Продажи еще и сильно привязаны к погоде: прошлым летом два месяца лил дождь, а в августе ударила адская жара, туристов не было. Обычно на лето я арендую небольшой магазинчик на побережье, в остальное время работаю через интернет. В этом сезоне надеюсь расширить производство и увеличить продажи в полтора-два раза.

С производством мне помогает жена Анна — это маленькое семейное дело, которое не приносит сверхприбыли. Но для меня это не работа, которой я посвящаю по восемь часов в день, это вся моя жизнь.
«Проблемы начались после присоединения Крыма к России»

Наталья Новицкая, владелец компании «Русские грибы»

— Я коллекционирую антиквариат — книги, фарфор, мелкую пластику. Как-то раз купила антикварную книгу XIX века, где рассказывалось о 60 видах трюфелей, что растут в России, а тогда Крым уже был территорией России. Я подумала, что вряд ли грибы куда-то делись, и решила вывести на российский рынок деликатесный крымский трюфель.

В 2013 году я продала свою машину и вложила в старт 2 млн руб.: зарегистрировала компанию «Русские грибы», установила ареалы произрастания крымских трюфелей — эти деликатесные грибы растут по всему черноморскому побережью. От книги до первой сумки грибов из Крыма — их я собрала сама — прошло полгода. Потом наняла местных сборщиков.

Мой бизнес выглядел весьма колоритно: в Европе работает система выдачи патентов и лицензий на добычу трюфелей, а крымские сборщики трюфелей работают нелегально. Но цены были хорошие — я продавала трюфели за 5–20 тыс. руб. за 1 кг. Для сравнения: итальянский трюфель, качество которого несравнимо с российским (крымский трюфель хоть и хорош, но в сравнении с европейским неконкурентоспособен), стоит €3–4 тыс. за 1 кг.

В числе клиентов появились не только физические лица, но и известные рестораны, например «Ла Маре», компания «Чайная высота» покупала грибы для производства трюфельного мороженого. Мне удалось создать единственную компанию в России, где трюфель можно купить с сертификатами.

Проблемы начались после присоединения Крыма к России. Как известно, тогда в Крыму выросли цены на продукты питания, связь, снизился уровень жизни. Местные сборщики заломили закупочные цены: если раньше я продавала трюфели по 5–20 тыс. руб. за 1 кг, то теперь цены поднялись в четыре раза, до 100 тыс. руб. Из-за выросших цен я стала терять клиентов.

Начались проблемы и с самой добычей. Если поначалу мне удавалось убеждать сборщиков правильно искать, добывать и хранить трюфели, то потом они потеряли к этому всякий интерес. Отказались ухаживать за плантациями, начали подчистую выгребать грибницы, да еще и в природоохранной зоне.

Я пыталась объяснить властям Крыма, что можно, как в Европе, сделать трюфельный лес, водить экскурсии и зарабатывать на этом. Я изъездила все трюфельные хозяйства в Европе, поэтому знаю, о чем говорю. Рассчитывала, что мы запустим трюфельную историю в Крыму, как когда-то виноградники. Без поддержки властей сделать это невозможно — большая часть плантаций находится в заповедниках. Но понимания с властями не нашла.

Местным властям сейчас не до трюфелей, у них гигантское количество более насущных проблем — водоснабжение, банковская система. В Крыму катастрофическая ситуация с оформлением земли: никто не понимает, будут ли действительны уже оформленные документы, неясно, стоит ли на это тратить время. Словом, если прийти с идеей организации заповедника, засмеют. А без поддержки властей и понимания с местными сборщиками бизнес не выжил.

Если до присоединения Крыма к России на мою компанию работали порядка 35 сборщиков из Крыма, Донецкой области, с Западной Украины, то сейчас осталось не больше пяти человек. В итоге я практически заморозила свой проект, время от времени продаю трюфели на заказ — от 1 кг.
Еще 3 фото
Фотогалерея

Тем не менее федеральные сети в Крым пока идти не рискуют. Из всех опрошенных РБК розничных сетей только обувная Zenden готова развиваться в Крыму, сейчас у нее два магазина в Симферополе и есть планы открыть еще в Евпатории. Легкая промышленность в регионе представлена слабо, а обувь Zenden относится к низкому ценовому сегменту и укладывается в финансовые возможности крымчан, пояснил РБК представитель компании. Есть в Симферополе и магазин у Auchan. Три года назад группа приняла решение передать его в управление российского подразделения, чтобы «сохранить 250 рабочих мест и обеспечить население продуктами первой необходимости», рассказал РБК представитель ретейлера, однако расширять присутствие на полуострове компания не намерена.

Не планирует выход в Крым «Дикси» — в пресс-службе ретейлера мотивируют это тем, что вблизи региона отсутствуют распределительные центры. На сложности с логистикой жалуется источник в другой розничной сети, которая тоже не собирается работать в Крыму: перевозить товары самолетом слишком дорого, а паром ходит с перебоями. В итоге крупные ретейлеры не могут в полной мере гарантировать заполнение товарными запасами своих магазинов, а это слишком большой риск для имиджа, пояснил собеседник РБК. Из-за репутационных рисков представитель другой крупной торговой сети попросил вообще не упоминать название компании в контексте Крыма.

Демографические вызовы

Сохранение или усугубление процессов «депопуляции», снижение ожидаемой продолжительности жизни, увеличение заболеваемости населения — такие демографические угрозы перечислены в Стратегии развития Крыма до 2030 года. Кроме того, именно сейчас в трудоспособном возрасте находится максимально возможная доля местных жителей — в дальнейшем она будет сокращаться в связи с выходом на пенсию многочисленных возрастных групп и вступлением в трудоспособный возраст малочисленного поколения, говорится в документе.

С 1 января 2014 года по 1 января 2016 года население Республики Крым увеличилось на 16 тыс. человек — до 1 млн 907 тыс., а население Севастополя приросло на 23 тыс. человек — до 416,3 тыс. В 2015 году прирост населения на полуострове оказался выше, чем в среднем по России. Однако, как отмечается в материалах Росстата, население региона росло за счет миграции, которая превысила естественную убыль. На полуострове меньше детей и больше пенсионеров, чем в среднем по России. По данным на 1 января 2016 года 17,3% населения Крыма моложе трудоспособного возраста, в Севастополе — 16%. А в целом по России этот показатель составляет 18%. Пенсионеров на полуострове 27,4%, а в среднем по стране — 24,6%.

Завлабораторией исследований демографии и миграции РАНХиГС Алла Макаренцева говорит, что Крым в этом смысле похож на другие регионы Южного федерального округа и в целом на Россию. Рождаемость немного снижается, поскольку сейчас рожает малочисленное поколение матерей, которые сами появились на свет в начале 1990-х. При этом с интенсивностью деторождения все нормально, отклонений по смертности нет, утверждает она. «В 2016 году в Крыму родилось 23 тыс. человек (96% от уровня 2015 года), умерло почти 29 тыс. В Севастополе родилось 5,5 тыс. человек (98,9%), умерло 5,8 тыс. Это нормальные цифры. Не думаю, что после 2014 года демографические тенденции в Крыму глобально изменились», — сказала РБК Макаренцева.

Преступность на бумаге сокращается

Как подсчитал РБК на основе данных Генпрокуратуры и Росстата, уровень преступности в Республике Крым в 2016 году составил 124,5 преступления на 10 тыс. человек, в Севастополе — 137 на 10 тыс. человек. Эти показатели ниже медианного по России (141). По официальным данным, в 2016 году преступность резко снизилась по сравнению с 2015 годом. За три года после возвращения в Россию самыми криминальными для Крыма стали июль и август 2015 года, а самым спокойным месяцем — декабрь 2016 года.

За три года в Крыму и Севастополе были зафиксированы 21 преступление террористической направленности, более 5,2 тыс. преступлений, связанных с оборотом наркотиков, и 406 убийств и покушений на убийство.

Ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Кирилл Титаев говорит, что работа российских правоохранительных органов в Крыму начала налаживаться только к концу 2014 года. Понять тенденцию развития ситуации с преступностью можно будет еще через три-четыре года. Кроме того, в курортных зонах регистрируемая преступность всегда меньше реальной, потому что отдыхающие реже обращаются в полицию.

Украинская милиция обладала теми же недостатками, что и российская полиция, но была беднее и малочисленнее, полагает Титаев. Бюрократическое давление было ниже, но статистика регистрируемых преступлений тоже была довольно условно связана с реальной ситуацией. «После фактического вхождения Крыма в состав России в этом регионе более интенсивно работают органы ФСБ и центры «Э» МВД, для которых раскрытие террористических преступлений является показателем их эффективности», — говорит Титаев.

* * *

Спустя три года жители Крыма оценивают присоединение к России однозначно позитивно, резюмирует руководитель исследовательских проектов ВЦИОМа Михаил Мамонов. «Референдум проводился под крайне эмоциональным лозунгом «Возвращение домой». Когда возвращаются домой, то готовы не замечать негативные моменты», — объясняет Мамонов. Основными поводами для недовольства по-прежнему являются рост цен, дороги, бюрократия, система здравоохранения. Однако жители отмечают прогресс по сравнению с украинским периодом, а также сопоставляют ситуацию в Крыму с тем, что происходит на Украине, в том числе в Донбассе. Крымские татары в целом настроены более критично, но кардинальных различий в умонастроениях с другими национальными группами (русскими и украинцами) нет, утверждает эксперт.

Опросы показывают, что жизнь в Крыму тяжелая, но запас терпения и оптимистичных ожиданий населения высокий, говорит ведущий аналитик ФОМа Григорий Кертман. Позитивную динамику жители видят в росте пенсий, строительстве дорог, обучении на русском языке. Есть недовольство муниципальной властью, которую недостаточно обновили. «В Севастополе в середине прошлого года возникло сильное раздражение и недовольство, которое ушло после отставки губернатора Сергея Меняйло», — отмечает Кертман.

О том, как живется в Крыму местному бизнесу спустя три года после присоединения полуострова к России, читайте в материале РБК.