Леди Голливуд: Мэрил Стрип исполнилось 75 лет

. Вспоминаем карьерный путь самой номинируемой на «Оскар» актрисы

Мэрил Стрип исполнилось 75 лет: вспоминаем ее карьеру

Обновлено 22 июня 2024, 04:44
<p>Мэрил Стрип на красной дорожке 77-го Каннского кинофестиваля, 14 мая 2024 года</p>
Фото: Cindy Ord/Getty Images

Мэрил Стрип на красной дорожке 77-го Каннского кинофестиваля, 14 мая 2024 года

22 июня юбилей отмечает Мэрил Стрип — выдающаяся актриса, обладательница трех «Оскаров» и рекордной 21 номинации, а также двух пальмовых ветвей Каннского кинофестиваля.

За многолетнюю карьеру великая актриса сумела воплотить множество ярких героинь, заработав непогрешимую репутацию мастера перевоплощения. Кинокритик и автор телеграм-канала Valerie a týden divu Валерия Косенко рассказывает, как развивался творческий путь голливудской звезды, какие роли считаются лучшими в ее карьере и почему титул лучшей актрисы современности в отношении Стрип абсолютно заслужен.

В материале использованы статьи Film Society of Lincoln Center, The Guardian, Vanity Fair и The Talks.

Об актрисе Мэрил Стрип заговорили еще до ее появления на больших экранах. Окончив престижный женский колледж Вассар, а затем и Йельскую школу драмы, Стрип успешно дебютировала на Бродвее и уже в первый год театральной карьеры сыграла сразу в нескольких громких постановках по пьесам Уильяма Шекспира, Антона Чехова и Теннесси Уильямса. Через пару лет в журнале Horizon выйдет статья, в которой молодая актриса будет названа большой восходящей звездой вместе с тремя другими сценическими примами — Джилл Айкенберри, Свузи Кёрц и Товой Фелдшух. На момент выхода статьи, приуроченной к прокату «Охотника на оленей», за плечами Стрип была всего пара ролей на телевидении, включая нашумевший сериал «Холокост» (1978), и небольшая роль в оскароносной драме Фреда Циннемана «Джулия».

Позже все упомянутые актрисы станут постоянными резидентами театральной премии «Тони», но, сыграв всего в паре заметных кинопроектов, останутся верными сцене. Стрип же надолго попрощается с театром, окунувшись в головокружительно развивающуюся карьеру в кино, где каждая следующая роль и каждая следующая номинация лишь укрепляла ее безоговорочный статус лучшей американской актрисы своего времени.

Однако киноиндустрия не спешила приветствовать многообещающее пополнение. Стрип продолжала служить в театре, время от времени проходя пробы для большого кино. На талантливую дебютантку так и сыпались отказы, зачастую обусловленные ее нестандартной и нехарактерной для Голливуда внешностью. Роли, которые в дальнейшем сделают имя великой Мэрил Стрип, никогда не обусловливались молодостью или милым личиком. Получая отказы, Стрип и сама не осознавала, насколько в дальнейшем это сыграет в ее пользу: пока актрисы болезненно переживают возрастные изменения и следующий за ними закат карьеры, Стрип востребована всегда и на любом жизненном этапе.

Начало карьерному взлету положило участие в первой крупнобюджетной драме о Вьетнаме «Охотник на оленей» (1978). Актриса случайно попала в каст, пожелав разделить съемочную площадку со своим женихом Джоном Казале. Стрип и Казале вместе играли на Бродвее еще до того, как актер громко дебютировал в роли среднего сына дона Корлеоне. Их отношения были долгими и трагическими: уже на съемках «Охотника на оленей» Казале был смертельно болен, и, не желая оставлять близкого человека, Стрип согласилась на функциональную и едва выписанную в сценарии роль Линды, которая была обозначена исключительно как объект любви двух мужчин (героев Роберта Де Ниро и Кристофера Уокена).

Взяв дело в свои руки, Стрип, последовательница актерской техники Метода (Method acting), полностью создала персонажа, опираясь на талант, чутье и незаурядное мастерство (не только актрисы, но также художника и сценариста).

Впоследствии актриса не раз проделывала подобный трюк — настаивала на переделке персонажа, а то и сценария, опираясь на собственное видение роли. Так было и в следующем проекте — семейной драме «Крамер против Крамера» (1979), подарившей актрисе первую оскаровскую статуэтку. Стрип досталась роль уставшей домохозяйки, чахнувшей в рутине и решившей пойти на отчаянный шаг: оставить шестилетнего ребенка мужу (Дастин Хоффман) и уйти на поиски себя и своего места в жизни. Актриса, в дальнейшем часто выступавшая в защиту женщин, сумела отстоять радикальное изменение в образе Джоанны Крамер, после чего героиня из демонизированной и поверхностной эгоистки превратилась в хрупкую и совершенно беззлобную женщину, болезненно нуждающуюся в собственном предназначении.

С тех пор почти каждый следующий проект сулил актрисе большие роли и престижные награды. Сыграв у Вуди Аллена в «Манхэттене» (1979), Стрип приступила к съемкам в исторической мелодраме «Женщина французского лейтенанта» (1981). Актрисе вновь представился шанс побороться за награду, но «Оскар» достался Кэтрин Хепберн, заполучившей рекордную четвертую статуэтку в карьере.

Одним из главных проектов молодой звезды стала сокрушительная драма Алана Дж. Пакулы «Выбор Софи» (1982) — экранизация одноименного романа пулитцеровского лауреата Уильяма Стайрона. История завязана на любовном треугольнике из бывшей узницы концлагеря Софи, пытающейся отринуть тени прошлого и зажить новой жизнью, Натана — взрывного и энергичного человека, заражающего своим пылом, и приезжего писателя Стинго, не сумевшего противостоять обаянию и экспрессии этой странной парочки.

Польская эмигрантка Софи в исполнении Мэрил Стрип — возможно, лучшая женская роль в истории кино. То, что актриса проделывает на экране, трудно вообразить: с легкостью выдерживая любой крупный план, Стрип виртуозно и, кажется, в одно мгновение чередует отчаяние и кокетство, чопорность и непосредственность, доверчивую заинтересованность и удушающую бесстрастность, пуская в ход все богатство мимических оттенков — не говоря уже о тембральных трансформациях (актриса с блеском имитирует восточно-европейский акцент) — и предельно естественную телесную пластику. Роль эмигрантки Софи вызвала единодушное признание, обеспечив актрисе первую оскаровскую статуэтку за главную роль, а ее героиня Софи по-прежнему остается одним из самых сложных женских персонажей в мировом кино.

В жизни Стрип было немало режиссеров, с которыми актрису связывало тесное сотрудничество: Стивен Содерберг («Ландромат» и «Пусть говорят»), Роберт Бентон («Крамер против Крамера» и «В ночной тиши»), Филлида Ллойд («Mamma Mia!» и «Железная леди»). Мэрил Стрип также работала со многими выдающимися режиссерами вроде Стивена Спилберга («Секретное досье»), Роберта Олтмена («Компаньоны») и Роберта Земекиса, благодаря которому обзавелась самой яркой комедийной ролью в карьере («Смерть ей к лицу»).

Однако наиболее продолжительное партнерство связывало Мэрил Стрип с режиссером Майком Николсом («Выпускник»). Их первая совместная работа случилась на байопике «Силквуд» (1983), запустившемся почти сразу после окончания съемок «Выбора Софи». Образ Карен Силквуд, вновь выстроенный на противоположностях — вульгарности и ранимости, — заслужил еще одну заветную номинацию на «Оскар», в результате чего Стрип рекордные три года подряд была представлена в соревновании за награду.

Следующими ролями в фильмах Майка Николса станут разочаровавшаяся в любви Рэйчел из фильма «Ревность» (1986), где пару Мэрил Стрип составила другая оскароносная звезда — Джек Николсон, и страдающая от наркозависимости актриса из трагикомедии «Открытки с края бездны» (1990) по сценарию Кэрри Фишер. Уже в нулевые, переживая не самые лучшие годы кинокарьеры, Стрип триумфально вернется на бродвейскую сцену, уговорив друга Майка Николса поставить спектакль «Чайка» по пьесе Чехова. Позже режиссер снимет мини-сериал «Ангелы в Америке» (2003) об эпидемии СПИДа в эру Рейгана, где пару Аль Пачино составит и верная соратница Николса Мэрил Стрип.

1980-е стали пиком ее творческой карьеры: актриса исполняла сложнейшие женские роли, снималась в громких проектах и была постоянным гостем престижных мировых смотров, включая Каннский кинофестиваль, на котором Стрип была награждена за работу в биографической драме «Крик во тьме» (1988). Однако 1990-е не сулили больших ролей и сценариев, равных прошлым проектам. Исключением стали «Мосты округа Мэдисон» (1995) — драма Клинта Иствуда о несчастной любви между приезжим фотографом и скромной семейной итало-американкой, живущей в глуши штата Айова.

Роль Франчески справедливо называют самой чувственной в карьере актрисы: героиню, мечущуюся между любовью всей жизни и брачными обязательствами, диктуемыми консервативной Америкой, Стрип наделила богатой палитрой переживаний благодаря живой телесной пластике и выразительным полутонам. Иствуд с трудом (вероятно, прибегнув к ультиматумам) добился одобрения кандидатуры Стрип у студии, настаивающей на европейской актрисе. Несмотря на опасения продюсеров, обусловленные возрастом и происхождением актрисы (еще недавно героинь, подобных Франческе, играли артистки гораздо моложе), Стрип отлично вошла в роль и виртуозно сымитировала итальянский акцент, как ранее польский и датский (в драме Сидни Поллака «Из Африки», 1985). Фильм стал образцовой голливудской мелодрамой, с лихвой окупившись в прокате благодаря звездному дуэту Мэрил Стрип и Клинта Иствуда.

Были и менее заметные роли, пророчащие актрисе не самое многообещающее будущее. С другой стороны, именно этот непростой период открыл миру Стрип как успешную комедийную актрису — наиболее знаковыми примерами стали роли в «Дьяволице» (1989) и фэнтези Роберта Земекиса «Смерть ей к лицу», где пару Стрип составила ее подруга Голди Хоун.

В основном же 1990-е и начало нулевых предлагали оскароносной актрисе проходные роли, которые в ином случае неминуемо ознаменовали бы завершение карьеры. Однако талант и многообразие послужного списка Мэрил Стрип сотворили то, чего раньше просто не случалось: актриса, которой далеко за 40, сумела перезапустить карьеру и стать звездой первого ряда с соответствующими гонорарами.

Переломным стало участие Стрип в фильмах «Адаптация» (2002) Спайка Джонса, «Часы» (2002) Стивена Долдри и, наконец, в культовом драмкоме «Дьявол носит Prada» (2006) Дэвида Фрэнкела. Последний проект сыграл особенную роль, ознаменовав новый всплеск популярности актрисы, воплотившей образ деспотичного редактора модного журнала Миранды Пристли, скрывающей под гламурным лоском несчастную женскую участь. Наконец, кризисный рубеж был окончательно преодолен, обернувшись для актрисы третьей оскаровской статуэткой за роль Маргарет Тэтчер в байопике о премьер-министре «Железная леди» (2011).

Сегодня Мэрил Стрип — безусловная икона Голливуда: борец за права женщин, реформатор, мать четверых детей и прима индустрии, за плечами которой — множество ярких разнохарактерных ролей, определивших американское кино и свое время.

Образ без преувеличения великой и, наверное, лучшей актрисы современности привычно ассоциируется с благородством, деликатностью и остроумием, однако стоит ей оказаться перед камерой, как все в Стрип меняется до неузнаваемости. Она могла быть вульгарной и чопорной, нежной и жестокой, игривой и сосредоточенной. Ее персонажи всегда были другими — иными, чем она, из-за чего реальная Мэрил Стрип никогда не узнавалась среди галереи портретов ее выдающихся женских образов. Хотя присущий ей шарм всегда был неподалеку.

Поделиться
Авторы
Теги