Лента новостей
«Скажи что-нибудь на футбольном»: что такое пента-трик РБК и Футболер, 00:09 СМИ показали фото предполагаемого террориста в Лионе Общество, 00:03 Оппозиция Венесуэлы заявила о захвате контроля над посольством в США Политика, 00:01 Эрнст обратился к дочери Алсу во время подведения итогов шоу «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 23:38 Финляндия откроет в России 16 новых визовых центров Политика, 24 мая, 23:23 Российский режиссер Кантемир Балагов получил приз в Каннах Общество, 24 мая, 23:11 Эрнст в прямом эфире назвал победителей шоу «Голос. Дети» после скандала Общество, 24 мая, 22:51 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 24 мая, 22:49 СМИ назвали дату возможного возвращения Саакашвили на Украину Политика, 24 мая, 22:32 Доходы Бастрыкина за год сократились более чем на треть Общество, 24 мая, 22:11 Дочь Алсу отказалась от участия в спецвыпуске «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 21:54 Месси объяснил мистикой поражение от «Ливерпуля» в Лиге чемпионов Спорт, 24 мая, 21:54 В ВМС США назвали виновных в атаке на танкеры в Арабских Эмиратах Политика, 24 мая, 21:46 Тренды дорожно-строительной отрасли: российский и международный опыт Партнерский материал, 24 мая, 21:43
Краснодар ,  
0 
Победить «черный рынок»: как бороться с контрафактом на Кубани
Контрафакт становится угрозой для кубанского рынка. Надзорные говорят о необходимости полномочий, а пока призывают бизнес самому следить за качеством продукции. Помочь в решении также может обязательная маркировка товаров

В Краснодарском крае фиксируется рост оборота контрафактной продукции. По оценкам экспертов, фальсификатом или контрафактом в Краснодарском крае является до четверти цемента в мешках и 90% «краснодарского чая».

«Мы неоднократно проводили рейды с целью выявления контрафактной продукции — ее огромное количество, особенно в Сочи. Объем контрафактной продукции в десятки раз выше легальной. Некоторые организации предлагают краснодарский чай ручного сбора по цене в 170 рублей, хотя только себестоимость чайного листа составляет 3 тыс. рублей за килограмм. Это миллионы рублей, недополученные в бюджет, кроме того, страдает марка и репутация добросовестных производителей», — заявила в рамках круглого стола «Контрафакт и фальсификат на Юге России: проблемы и пути их решения» заместитель президента Ассоциации производителей краснодарского чая Ирина Новикова.

Объем фальсификата в молочном производстве на территории региона оценивается на уровне 7% — в основном подделывают сливочное масло, питьевое молоко, сыры твердых сортов, а также кефир, творог и сметану. По данным Роспотребнадзора, чаще всего речь идет о подмене животных жиров растительными.

Кроме того, нередки случаи подделки соков и биологически активных добавок.

«У нас были случаи, когда в детских лагерях выдавали соки, которые в своей основе вообще не содержали сухих веществ: ни фруктов, ни ягод — ничего. Одни лишь красители с водой. Кроме того, в Краснодарском крае находили фальсифицированные БАДы, например, экстракт черники, в котором черники не было вообще. И это несмотря на то, что штрафы за это составляют до 5 млн рублей для организаций и до 600 тыс. рублей — для должностных лиц», — отметила начальник отдела надзора за питанием населения кубанского управления Роспотребнадзора Марина Балаева.

Дело — табак

Сложности наблюдаются и на табачном рынке. По словам руководителя проекта по маркировке и прослеживаемости табачной продукции Центра развития перспективных технологий Яна Витрова, наибольшая доля нелегальной продукции фиксируется в приграничных регионах страны. В основном поставки идут из Белоруссии, Казахстана и Армении.

«Доля контрафакта расчет за счет экономических факторов. Сейчас в России повышают акцизы, а в странах, сопредельных с Россией, они ниже, поэтому происходит некоторый перекос», — отметил он.

Как заявила управляющий по корпоративным вопросам Южного региона, аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Алиса Андреева, несмотря на работу по организации проверок и возбуждении дел о правонарушениях, растут объемы торговли нелегальными табачными изделиями и в Краснодарском крае.

«Если сравнивать третий квартал 2017 года и нынешний период, то мы видим, что доля нелегальной продукции на российском табачном рынке выросла с 4,5 до 8,4%. В Краснодарском крае, по данным всероссийского отраслевого исследования, проведенного независимым международным агентством «Nielsen», за три года доля нелегальных сигарет выросла практически в 2,5 раза и составила 3,2% в третьем квартале 2018 года», — подчеркнула она.

Лидером антирейтинга среди крупных городов (от 500 тыс. человек) по объему продаж нелегальной продукции стал Ростов-на-Дону.
По данным агентства Nielsen, если во II квартале 2015 года доля нелегальных сигарет в донской столице составляла 1,99%, в III квартале 2016г. — 3,98%, в 2017 году этот показатель вырос до 14,69%, а к III кварталу 2018 года увеличился до 32,24%.

«Государство разорится, если будет следить за всеми»

Представители контролирующих органов отметили, что главная сложность, не позволяющая более оперативно реагировать на появление контрафактной продукции, — излишняя забюрокартизированность процедур, а также ограниченность полномочий.

Как рассказала заместитель руководителя Краснодарского УФАС России Виктория Оберемок, в части контрафактной продукции антимонопольное ведомство рассматривает лишь факты недобросовестной конкуренции.

«То есть, мы рассматриваем не все факты распространения контрафактной продукции, а лишь заявления правообладателей товарных знаков. Потом мы привлекаем лиц, тоже не всех, а только тех, кто впервые ввел такую продукцию в оборот. Также у ФАС нет полномочий по изъятию фальсифицированной продукции. Мы лишь возбуждаем дело, даем предписание о прекращении использования товарных знаков, а также привлекаем лицо к административной ответственности. Это все наши полномочия», — отметила она.

Говорят об ограниченности полномочий и в кубанском управлении Роспотребнадзора. По словам замначальника отдела защиты прав потребителей Саиды Ильницкой, достаточно серьезные ограничения в частности накладывает ФЗ-294 «О защите прав юридических лиц». В частности, ведомство не может провести проверку на наличие контрафактной продукции до тех пор, как пока от потребителя не поступит соответствующее заявление и не будут предоставлены доказательства нарушений.

«Просто так выйти посмотреть мы не можем, даже при наличии гражданина, необходимо документальное подтверждение. Шел мимо, увидел нарушение — идешь дальше, потому что ты не можешь ничего предпринять. Проверки проводятся там, где речь идет о возможном причинении вреда здоровью, однако даже в этом случае мы обязаны предупредить о своем визите за сутки. Естественно, у нарушителей есть какое-то время подготовиться», — добавляет она.

При этом эксперты считают, что бизнесу необходимо усилить самоконтроль для повышения качества реализуемой продукции. В первую очередь, это связано с высокой насыщенностью рынка торговли и частного предпринимательства

«Государству не хватит никаких денег, чтобы проконтролировать качество всех товаров, продающихся на рынке. У нас сейчас выборочный государственный контроль. В советские времена он был жестче, но тогда и предприятий было гораздо меньше. Сейчас государство разорится, если будет следить за всеми, поэтому каждое предприятие должно вести самостоятельный контроль, обеспечивать и отвечать перед потребителями за качество и безопасность своего товара», — подчеркнула начальника отдела надзора за питанием населения кубанского управления Роспотребнадзора Марина Балаева.

Маркировка нам поможет

Одной из мер, которая поможет снизить объема фальсификата на рынке, считают введение обязательной маркировки отдельных категорий товаров. В настоящее время эксперимент по ее внедрению проводится на табачном рынке. В рамках пилота используется двумерный код в формате DataMatrix, который наносится непосредственно на упаковку товара и содержит детальные данные о продукте: наименование, производитель, дата, время и место выпуска.

«С точки зрения потребительского рынка сигареты занимают весьма высокую долю — порядка 14% среди всех повседневных товаров. При этом, за последние несколько лет очень сильно вырос оборот нелегальной продукции в этом сегменте. Для легального бизнеса из-за этого потери достигают 100 млрд рублей, для бюджета — порядка 50-60 млрд только в 2018 году. Маркировка позволит существенно снизить объем нелегальной продукции в этом сегменте», — заявил руководитель проекта по маркировке и прослеживаемости табачной продукции Центра развития перспективных технологий Ян Витров.

По его словам, система маркировки позволяет защищать потребителя, его жизнь и здоровье от некачественных товаров. Кроме того, она является эффективным инструментом общественного контроля. Государству ее введение повысить прозрачность рынка, а также в онлайн-режиме собирать статистику и аналитику товарного рынка по всей стране.

Бизнесу же она позволит увеличить обороты и повысить свою долю на рынке, в т.ч. за счет сокращения оборота нелегальной продукции. Кроме того, получая данные из этой системы, участники рынка могут оптимизировать собственные рабочие процессы, связанные с логистикой и реализацией товаров потребителям.

«Все эти процессы могут быть оцифрованы и существенным образом оптимизированы. По сути, эта система является цифровой платформой на базе которой могут развиваться дополнительыне сервисы для всех участников рынка. Это финансовые услуги, лизинг, факторинг, страховые услуги. Данные в этой системе позволяют адекватно оценить риски, проводить скоринги, оптимизировать финансовые, транспортные услуги, которыми пользуется все участники рынка», — отметил Витров.

Система маркировки табачных изделий работает по принципам, схожим с ЕГАИС, однако ключевой разницей пока является отсутствие блокировки продажи контрафактной продукции. При этом, данные о факте продажи такой продукции все равно будут фиксироваться в информационной системе.

Витров отметил, что эксперимент по продаже маркированной табачной продукции уже признан успешным, с 1 марта 2019 года маркировка сигарет станет обязательной. Кроме того, ее действие планируют расширить и на другие товары — в настоящее время в правительстве РФ обсуждают из 12 товарных групп, которые подлежат маркировке уже в 2019 году, в том числе лекарственные препараты. При этом в части лекарств система будет носить запретительный характер, как и в случае с нелегальным алкоголем.

Оператором системы маркировки определен Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), который на 50% принадлежит USM Holdings Алишера Усманова, еще по 25% у госкорпорации «Ростех» и управляющего партнера Almaz Capital Partners Александра Галицкого.

Как решать проблему

«Остановить рост рынка нелегальной табачной продукции в целом по России и непосредственно в Краснодарском крае — очень важная задача. Для этого необходим комплексный подход, включающий ужесточение санкций за производство и сбыт нелегальной табачной продукции, повышение эффективности правоприменительной практики», — заявила управляющий по корпоративным вопросам Южного региона, аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Алиса Андреева.

Эксперты сходятся во мнении, что в борьбе с фальсификатом поможет ужесточение законодательства, которое позволит более строго наказывать производителей и распространителей контрафактной продукции, а также расширение полномочий правоохранительных органов

«До 2010 года у полиции были шире полномочия вести надзор в сфере потребительского рынка, сейчас их нет, поэтому есть предложения о внесении изменений в законодательство, и с точки зрения возвращения полномочий полиции, и с точки зрения ужесточения санкций, потому что сейчас эти штрафы мизерные. Заплатил штраф, и можно дальше продолжать реализовывать противоправные деяния», — отметила Саида Ильницкая из кубанского управления Роспотребнадзора.

Кроме того, эксперты уверены, что необходимо более вовлечение в работу непосредственных потребителей, а также производителей товаров.

«Запросов от правообладателей практически нет. Даже при наличии тех полномочий, которые у нас есть, просто нет обращений. Рассказы есть, разговоры есть, а заявлений нет. В прошлом году было одно обращение от правообладателя. Одно. Мы его отработали, конфисковали через суд, все сделали. Но это было одно за год», — добавила еще один представитель Роспотребнадзора Марина Балаева.