Лента новостей
Избирком отказал в регистрации 27 кандидатам в Мосгордуму Политика, 11:19 Mail.ru Group лишится контроля над киберспортивным бизнесом Бизнес, 11:12 Упавший в Чечне самолет оставил без света 4 тыс. человек Общество, 11:09 Почему капитализация Binance Coin упала на $1 млрд Крипто, 11:08 16 часов на одном заряде: тест легкого ноутбука для приключений РБК и ASUS, 11:02 Чего хотят потребители: тренды 2019 года Pro, 11:01 9 модных выставок по всему миру, которые стоит посетить этим летом Спецпроект РБК PINK, 10:56 МЧС показало фото и видео упавшего на дом в Чечне самолета Общество, 10:54 Оператор мусорной реформы назвал новый вариант расчета платежек за отходы Общество, 10:52 СК возбудил уголовное дело из-за утонувших в Лене семи человек Общество, 10:47 Минобороны показало видео полета ракетоносцев Ту-160 над Балтикой Общество, 10:45 В России c января появится ГОСТ для фотографирования младенцев Общество, 10:35 Осанка, питание и стресс: как снизить вред сидячей работы в офисе РБК и Philips, 10:32 В центре Москвы загорелось здание Общество, 10:30
Политика ,  
0 
Александр Усс — РБК: «Я не технократ, но в душе я молод»
Назначенный губернатором Красноярского края Александр Усс рассказал РБК о борьбе с черным небом, планах встретиться с представителями «Русала» и «Норникеля» и «непростой ситуации» в стране
Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

Через несколько часов после назначения временно исполняющим обязанности главы Красноярского края Александр Усс ответил на вопросы РБК о проблемах региона, отношениях с крупным бизнесом и о том, как он относится к поколению губернаторов-«технократов».

— В 2002 году вы участвовали в выборах главы региона и вышли во второй тур, проиграв в итоге Александру Хлопонину. Вы и после этого, как говорят, стремились к назначению губернатором. Как чувствуете себя сейчас, после назначения?

— Я действительно участвовал в выборах, это было очень давно, более 15 лет назад. Что касается нынешней ситуации, то у меня действительно было всегда желание работать на благо края, как бы пафосно это ни звучало. Но каких-то инициатив в этом плане я точно не выдвигал, поскольку год назад я в очередной, пятый, раз был избран председателем заксобрания. Но когда это предложение поступило [возглавить регион], я счел для себя невозможным от него отказаться — ни с точки зрения мужской, ни с патриотической. Как принято говорить, и это не просто слова: постараемся оправдать доверие. Тем более что планка [качество работы], которую ожидают земляки, достаточно высока. Ситуация в стране и регионе непростая.

— А что именно вы имеете в виду под «непростой ситуацией»?

— Я имею в виду прежде всего международные санкции и вытекающие из этого проблемы экономики. Но сейчас страна и регион к ним адаптировались, поэтому думаю, что не за горами последовательный экономический подъем.

— У вас точно есть собственная команда. Собираетесь поменять кого-то из кадров вашего предшественника?

— Я думаю, что какие-то корректировки будут. Но справедливости ради надо сказать, что [предыдущий глава края] Виктор Александрович Толоконский опирался в основном на красноярцев, причем на достойных. Так что будет преемственность в основных персоналиях. Но мне кажется главным корректировать не столько людей, сколько задачи, которые перед ними стоят.

Политика
Осенний губернаторопад: от кого избавляются во время кадровой ротации

— Кстати, о задачах: как будете бороться с экологическими проблемами в регионе, например с красными реками?

— Красные реки — это не столь характерно для нас. У нас зато есть термин «черное небо». Действительно, Красноярский край, особенно город Красноярск, в экологическом отношении является весьма проблемным. Мы знаем источники этих проблем, они сложились за долгие годы. Тут [сыграли роль] определенные экологические изменения, большое количество автомобилей. Я считаю экологическую проблему одной из актуальнейших. У меня есть представления о том, как ее решить, но речь идет не о чудодейственных средствах, которые могут быть задействованы в течение месяца. Но через три–пять лет мы обязаны с экологической точки зрения жить в другом городе. Хочу при этом подчеркнуть, что хозяева крупных промышленных предприятий, многие из которых являются источниками экологических проблем, уже живут в новых реалиях. Поэтому надеюсь, что в этой области у нас будут заметные изменения, понятные людям.

— Вы упомянули крупные предприятия. В Красноярском крае свои интересы есть у многих представителей крупного бизнеса, вы с ними собираетесь встречаться в ближайшее время?

— Такие контакты у меня есть, я же не с Луны упал в Красноярский край. У меня хорошие рабочие отношения практически со всеми крупными игроками, которые являются основными налогоплательщиками и на предприятиях которых трудятся значительная часть красноярцев.

— А с кем именно?

— Могу навскидку назвать и «Норникель», и «Русал», и «Роснефть», и СУЭК. Этот аспект деятельности губернатора очень важен. Потому что люди, работающие на территории [региона], в большинстве своем пользуются активами, которые не были созданы в последние годы, а были получены в результате приватизации. Это означает, что у них уже есть ответственность за социально-экономическое самочувствие в Красноярском крае. Мне представляется, что большая часть собственников и руководителей, работающих сейчас на территории региона, как раз настроены на совместную работу. Я в данном случае исхожу из оптимистичных надежд.

— Недавно назначенный исполняющим обязанности главы Самарской области Дмитрий Азаров сказал РБК, что планирует провести тотальную ревизию деятельности команды своего предшественника. У вас есть такие планы?

— Я считаю Виктора Александровича [Толоконского] в принципе квалифицированным руководителем, и никаких радикальных сбоев в его руководстве Красноярским краем не было. Я думаю, что у нас есть основание по всем ключевым вопросам деятельности края придерживаться преемственности без революционных потрясений. Для проверок я не вижу оснований, у нас есть Счетная палата, которая занимается ими регулярно в плановом порядке.

Политика
В Кремле заявили о намерении продолжить ротацию губернаторов

— Многих губернаторов, назначенных за последний год, политологи относят к поколению «молодых технократов». Вы относите себя к этому поколению? Или вы скорее человек старой школы?

— Вопрос хороший. Я к управленческой старой школе никогда себя не причислял, поскольку я пришел во власть состоявшимся ученым, проработавшим и проучившимся за границей. Я никогда не стремился во власть, мне казалось, что я пришел туда ненадолго, но вот задержался. Поэтому говорить обо мне как о представителе номенклатуры неправильно, во всяком случае с точки зрения внутреннего ощущения. Я очень хорошо помню слова Альберта Швейцера: «Молодость — это не количество прожитых лет, а состояние духа». Так что я не технократ, я доктор юридических наук. Но с духом у меня полный порядок: в душе я молод.