Лента новостей
«Роснефть» назвала ложью сообщения о финансировании партии в Италии Политика, 19:06 Нападающий «Зенита» стал игроком недели в Лиге Европы Спорт, 19:00 «Автостат» назвал самую распространенную иномарку в России Бизнес, 19:00 Бизнес с друзьями: как научиться четко разделять личную жизнь и работу РБК и «Билайн» Бизнес, 18:55 ФАС завела дело против «Яндекса» из-за рекламы фонаря-электрошокера Общество, 18:49 Двух генералов внутренних войск МВД осудили за взятки Общество, 18:41 Пользователи из ряда стран сообщили о сбоях в работе Facebook Общество, 18:26 Сержанта из Швейцарии оштрафовали на €39 тыс. за борьбу с ИГ Политика, 18:24 СК начал проверку сообщений о пытках в Сургуте членов «Свидетелей Иеговы» Общество, 18:18 В защиту свободного времени: как делать меньше и быть счастливее Спецпроект РБК PINK, 17:59 Россияне будут платить за вывоз мусора 180 млрд руб. в год Бизнес, 17:57 В Кирове арестовали мать найденной в запертой квартире девочки Общество, 17:55 Рогозин пообещал дать кораблю «Федерация» мужское имя Технологии и медиа, 17:49 У станции метро «Каширская» в Москве загорелся автобус Общество, 17:47
ПМЭФ — 2016 ,  
0 
Александр Жуков — РБК: «Затраты бразильцев на Олимпиаду колоссальные»
Заместитель председателя Госдумы, президент Олимпийского комитета России Александр Жуков рассказал в интервью РБК во время Петербургского экономического форума о том, во сколько России обойдется участие в Олимпиаде в Рио
Заместитель председателя Госдумы, президент Олимпийского комитета России Александр Жуков (Фото: Олег Яковлев / РБК)

— В начале октября мы узнаем состав новой Госдумы. Скажите, что бы вам хотелось изменить в работе Думы нового созыва по сравнению с предыдущими вариантами?

— У меня было много разных предыдущих вариантов. Я был в разных составах начиная с 1993 года с первой Думы, с перерывом на работу в правительстве. Мне кажется, что Государственная дума, в общем, свою функцию достаточно хорошо выполняет с точки зрения принятия законов, их обсуждения. Но острых дискуссий может быть и побольше, собственно говоря, в этом и суть парламента. Там должны высказываться самые противоположные мнения, но приниматься правильные решения.

— Зачастую даже в рамках одного созыва правила игры для бизнеса часто меняются, причем кардинально. Например, рекламу на кабельных каналах запретили, а потом вновь разрешили. Как же повысить устойчивость и стабильность правил игры для бизнеса?

— Есть такой грех. Сейчас я был на сессии, где обсуждалась важность сохранения стабильности законодательства, прежде всего в экономической сфере. Это нужно для того, чтобы были инвестиции в регионы. То, что законодательство очень часто меняется, отрицательно влияет на инвестиционный климат. Не нужно каждый день принимать ненужное количество поправок в налогово-административное законодательство, это не идет на пользу бизнесу. Потому что бизнес приходит туда, где он уверен, что следующие десять лет будет стабильно и предсказуемо.

Мне кажется, к этому надо стремиться. Уходить от мелкотемья и стараться принимать законы, которые на протяжении длительного времени не будут меняться.

— На сессии ПМЭФ про регионы был вопрос, что лучше: узкая специализация или широкий профиль. Каков ваш ответ?

— Нет такой дилеммы. Потому что каждый регион должен определить свои конкурентные преимущества. И на их базе создавать свою программу.

— Может ли стать стимулом для развития региона спортивная инфраструктура, как в Сочи? Или Сочи — это единичный случай и работает только там?

— Это не единичный случай. Безусловно, для Сочи спортивная инфраструктура стала основой для развития туристического кластера. Раньше Сочи был только летним курортом, сейчас и зимой там не протолкнешься, и гостиницы там не найти. Любой большой спортивный проект ведет с собой и огромное количество специалистов. Я могу судить и по Олимпиаде в Сочи: она привела к развитию волонтерского движения, которого у нас не было.

Фото: Олег Яковлев/РБК

— А будут востребованы спортивные объекты, построенные к чемпионату мира​?

— Ну, конечно, стадионы будут. На стадионах у нас чемпионаты России проводятся. В Москве спартаковский стадион построен, мы видим, что он заполняется. Поэтому качество стадионов, безусловно, это новое качество футбола.

— После сочинской Олимпиады остались огромные долги. Частные инвесторы вложили деньги, но долги им возвращать никто не хочет. Многие подрядчики обанкротились. А про имидж российских спортсменов я уж и не говорю в свете последних событий. Как вы сейчас привлекаете частных инвесторов к участию в Олимпиаде в Рио-да-Жанейро и чем вы их мотивируете?

— Если говорить об Олимпийском комитете России, то мы разработали специальную новую, по сути, маркетинговую программу. Дело в том, что, пока шла Олимпиада в Сочи и вплоть до 2016 года, все маркетинговые права — главное, это олимпийские кольца, самый узнаваемый символ в мире, — все эти права были у оргкомитета в Сочи. Все контракты со спонсорами заключал оргкомитет, такими как «МегаФон», «Роснефть», «Аэрофлот» и так далее. Сейчас эти права вернулись к Олимпийскому комитету России. Соответственно, мы ведем достаточно серьезную новую маркетинговую программу. Разрабатываем новый бренд команды России. В мире есть несколько очень успешных брендов Олимпийских комитетов: Team USA, английская, канадская, наша Team Russia.

Недавно мы заключили два крупных спонсорских договора с НПФ «Будущее» и «Норильским никелем», это наши новые спонсоры. И я уверен в том, что этот бренд, и вообще олимпийская команда России, будет привлекательным для новых и новых спонсоров.

— Вы говорили уже о бюджете и подготовке к Олимпиаде, есть бюджет участия, размещения, подготовки. Есть ли уже какая-то прикидка общей суммы, в которую нам обойдется участие в Олимпиаде в Рио?

— Я могу говорить только об Олимпийском комитете России, потому что, конечно, у нас спортсмены готовятся и за счет федерации, кто-то за счет собственных средств, а кто-то и за счет государственных средств. Когда речь идет о подготовках на наших спортивных базах, все это можно было бы сложить и посчитать, но задача довольно бессмысленная.

Например, на прошлой Олимпиаде считали, сколько стоит олимпийская медаль. Это невозможно посчитать, потому что человек с семи лет начинает заниматься спортом и к этой олимпийской медали идет всю свою жизнь. Есть прямые расходы, связанные с организацией поездки нашей команды на Олимпиаду, ее размещением и так далее. Плюс специальные программы подготовки, скажем, на финальном этапе. Кто-то из наших команд поедет готовиться в Португалию, ее многие выбрали для себя, потому что там схожий часовой пояс и подходящие климатические условия.

Кто-то готовится в Германии, но большинство, конечно, на наших базах, в Сочи или Кисловодске. Каждый выбирает для себя. Многие федерации и команды обращались к нам, чтобы купить самое современное оборудование. Например, лодки для гребцов, лошадей, оборудование для художественной гимнастики, для борцов.

Все вместе — то, что связано непосредственно с нашими программами Олимпийского комитета и командированием нашей делегации, — составляет около миллиарда рублей. Но это, конечно, далеко не все.

— По вашим данным, общая сумма затрат на Олимпиаду в Бразилии будет больше или меньше по сравнению с затратами на Сочи?

— Я не знаю, сколько именно, но знаю, что очень большие затраты у бразильцев, просто колоссальные. Олимпийский парк, где будет большая часть соревнований, по сути, построен на пустом месте. У них есть только стадион «Маракана», который они сделали к чемпионату мира по футболу. Очень большие инфраструктурные затраты. В Рио делают новые дороги, потому что с движением там не очень хорошо: во время чемпионата мира по футболу было невозможно проехать. Там великолепная олимпийская деревня, тоже абсолютно новая. Но это уже полукоммерческий проект: насколько мне известно, все будет продано под жилье.