Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Отец в декрете: зачем мужчине нужен отпуск по уходу за ребенком РБК и STADA, 11:52 В Новосибирской области продлили ограничительные меры из-за COVID-19 Общество, 11:51 Эксперты предсказали появление 400 тыс. безработных строителей Бизнес, 11:42 Nissan объявил об уходе бренда Datsun из России Авто, 11:41 Власти подготовили правила для работы кинотеатров в условиях пандемии Общество, 11:39 Правительству предложили освободить от платы за детсад потерявших работу Общество, 11:39 Президент Киргизии согласился приехать в Москву на парад Победы Общество, 11:37 Машины с правым рулем: 15 самых необычных вариантов Авто, 11:37  Как стать популярным блогером и развить личный бренд Партнерский материал, 11:35 РБК Pro: когда кредит выльется в уголовное дело. Памятка для руководителя Pro, 11:30 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 28 мая Общество, 11:28 Что делать на карантине: культурная онлайн-афиша Стиль, 11:27 Полиция пресекла поставки наркотиков из Москвы в регионы в микроволновках Политика, 11:24 Определился соперник российского бойца в поединке за титул чемпиона UFC Спорт, 11:24
Бизнес ,  
0 

Глава агробизнеса «Базэла» – РБК: «Все хорошие земли уже консолидированы»

Ограничение импорта продуктов пока не помогло российским фермерам – многие даже сократили инвестпрограммы, рассказал РБК управляющий директор агробизнеса «Базэла», глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник
Глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник
Глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

«Мы же глупые, мы колхозники»

– Крупнейшие агрохолдинги часто имеют специализацию: например, «Мираторг» – это мясо, «Черкизово» – зерно и мясо… А у вас есть все направления – это оправданно?

– Да, мы очень долго объясняли это нашим китайским партнерам. С моей точки зрения, это верная стратегия. Начали развивать свиноводство – закупали корма, потом поняли, что надо делать свои – дешевле, у нас же есть земли. Вырастили свинью – отдали кому-то забивать, а зачем, если можно самим? Построили свой мясокомбинат. И «Мираторг», например, идет в эту же сторону.

– Каких китайских партнеров вы имеете в виду? Это в ходе объявленного правительством «разворота на восток» у вас появились партнеры?

– Нет (смеется). Мы же глупые, мы колхозники, не гонимся за модными тенденциями и политическими веяниями, работаем там, где нам выгодно. Пока эта тема не формализована, не закрыта, я не могу говорить. У нас переговоры с китайскими компаниями и компаниями Ближнего Востока по поводу соинвестирования. Это компании и фонды. Мы ведем переговоры с 2013 года, просто сейчас этот вопрос стал еще актуальнее.

– Есть уже шорт-лист?

– Не скажу, вы их вычислите (смеется).

– Выручка у вас за 2014 год – около 7 млрд руб., на вашем сайте написано, что вы входите в топ-20 агрохолдингов в России. На какой рейтинг вы ориентируетесь? Если смотреть список крупнейших частных компаний журнала Forbes, то тройка лидеров в пищевом бизнесе по итогам 2013-го – это калининградская группа «Содружество» Натальи и Александра Луценко, «Мираторг» и «Черкизово», причем у лидера выручка составляет 87 млрд руб. в год.

– Мы не относим «Содружество» к сельхозпроизводителям, они являются переработчиками сои и производителями кормовых соевых продуктов. Для нас сельхозпроизводитель – это тот, у кого имеется цикл от выращивания до какого-то уровня переработки, выращивания и продажи биржевой продукции.

– Тогда вы в одном ряду с кем?

– «Мираторг», «Черкизово», «Русагро». Возможно, «Юг Руси».

– Хорошо, выручка «Мираторга» примерно в восемь раз больше вашей. Будете догонять?

– Целевые показатели не такие. Нет цели стать самыми большими, например по площади обрабатываемых земель. Можно набрать кучу земли и быть в дичайших минусах. Вспомните: 2012 год, Black Earth Farming – 500 тыс. га в управлении и многомиллионные убытки. Соответственно, у нас цель – это эффективность, которую мы измеряем прибылью на 1 га. Зависит от культуры, но мы ориентируемся на прибыль от 25 тыс. руб. на 1 га в год. В среднем по рынку получается 15–17 тыс. руб., у нас выше.

– По поводу направлений бизнеса – значит, если их количество изменится, то только в большую сторону?

– Скорее всего, увеличится площадь земли в собственности.

– У вас есть данные, какая доля сельхозземель в России находится в частной собственности?

– Все оперируют цифрами советских времен – 120 млн га пахотных земель, из них в обработке 90 млн га. Мы смотрим по интересующим нас регионам и берем данные у региональных Минсельхозов. Я, на самом деле, думаю, что 80–90 млн га в обработке – это корректно. Сколько из них в собственности? Предположу, что меньше половины.

– Крупный землевладелец – это от 100 тыс. га?

– Да, у нас сейчас в обработке 94 тыс. га: в собственности – порядка 60 тыс. га, остальное арендуем.

«По данным Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, по состоянию на 1 января 2013 года общая площадь сельскохозяйственных угодий в России составила 196,16 млн га, из них площадь пашни – 115,12 млн га, залежи – 4,4 млн га».

– Тяжело купить землю в России?

– Смотря в каком регионе. В Краснодаре – да. Как таковых паевых земель, появившихся в 90-е, почти не осталось. Тогда вся земля, принадлежавшая сельхозпредприятиям, была поделена по количеству работников и роздана им, как пресловутые ваучеры. Если у кого-то и остались такие паи, то люди их неохотно продают, понимая, что лучше сдать в аренду. Почти все земли уже консолидированы, в крайнем случае – хочешь купить землю, придется купить предприятие. В других регионах, например в Мордовии, бери – не хочу.

– В каких регионах рентабельно заниматься сельским хозяйством?

– Надо понять, каким именно хозяйством: если речь о пшенице, то это Краснодарский край, Ростовская область, Ставрополь. Если производство молока – то во многих регионах, включая центральную часть страны, всюду, где растет трава. Если свиноводство – наверное, Краснодарский край и центральный регион.

«В сельском хозяйстве много мифов»

– Наши рестораторы говорят, что невозможно получить в России такой же стейк, какой привозят из Аргентины, например, просто потому что климат разный…

– Я с этим не соглашусь, у нас в сельском хозяйстве довольно много мифов и спекуляций. Да, возможно, в России получать говядину не хуже бразильской, есть две технологии – интенсивная, когда ты откармливаешь животное на специальной площадке, и экстенсивная, когда коровы пасутся на открытом пастбище. Понятно, что у нас часто требуется интенсивная технология, все зависит от специальных знаний и менеджмента. Про свинину тоже говорили, что невозможно растить в России, но растим, обеспечиваем себя.

– Наше мясо не становится дороже привозного?

– После того как наши бразильские друзья подняли цены на поставки втрое в течение прошлого года – не дороже (смеется). Думаю, дело в масштабе производства, у того же «Мираторга», воронежского «Заречного» и других, думаю, производственная себестоимость чуть-чуть выше. Но дальше учитываются коммерческая и административная составляющие... Бразилец, который хочет завести стадо, он пошел в банк, взял кредит под 1,7% годовых на 12 лет, и он не парится. Я, если хочу вырастить такое же стадо здесь, – пошел в банк, взял деньги под 32% годовых на три года, четко понимая, что мой проект начнет приносить деньги на восьмой год…

– Сколько стоит в Краснодарском крае гектар земли сельхозназначения?

– В зависимости от расположения, от качества, от вида собственности – от 50 до 120 тыс. руб. Для сравнения, в Мордовии – 3–7 тыс. руб. за гектар, в Центральном регионе – 12 тыс. руб. Хорошие земли уже кому-то принадлежат, а те, что свободны, – никому не нужны.

– Вы говорили, что при эффективном использовании можно получать 25 тыс. руб. с 1 га в год, то есть можно окупить вложения – пусть даже по верхней планке в 120 тыс. руб. – за 5-6 лет?

– Не совсем. Купив хорошую землю, в среднем еще в оборудование, энергоснаряжение земли нужно потратить еще €1,5 тыс. на 1 га. Соответственно, к 120 тыс. нужно добавить еще примерно 100 тыс. руб. – вот и 10 лет окупаемости. Отличный бизнес (смеется).

– Но ведь для сельхозпроизводителей существуют всевозможные преференции – субсидии, госпрограммы?

– Субсидии – это компенсация процентной ставки по инвестиционным кредитам и кредитам на ведение весенних полевых работ. До недавнего времени речь шла о компенсации ставки в размере 2/3 и даже 100% ставки рефинансирования, то есть 8,25%. Сейчас говорят о том, что будут компенсировать 14,68%. Новая ставка будет действовать только в отношении новых кредитов.

Еще есть погектарная компенсация – примерно по 200 руб. на 1 га. Есть субсидии на молоко: если до кризиса выплачивалась только по молоку высшего сорта, то теперь – вне зависимости от сортности. Для решения социального вопроса это хорошо, но для развития отрасли плохо. Зачем модернизировать производство, если деньги все равно идут?

С субсидиями есть еще один большой вопрос – если я подал документы на субсидии в феврале, а получил их в ноябре, это приятно, но предприятие поменьше может до ноября и не дожить. Для меня остается загадкой: в центральной части страны субсидии выплачивают в течение нескольких дней – 20 февраля я заплатил по кредиту в банке, 21-го подал документы в местное отделение Минсельхоза на получение субсидий, 25-го – получил деньги. В Краснодаре же лаг между подачей документов и получением субсидий составляет 2-3 месяца, есть регионы, где 3–6 месяцев. У нас субсидии состоят из двух частей – федеральной и региональной, так вот, региональная выплачивается лишь после поступления первой части.

– То есть субсидии на развитие, а есть дотации – что бы ты ни производил, все равно можешь на эти деньги рассчитывать?

– Совершенно верно.

Глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник
Глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

«Конъюнктура позволяет? Не соглашусь»

– Что будет с вашей инвестпрограммой в 2015 году?

– Уменьшим. Планировали на уровне 2,8–3 млрд руб., а теперь будет примерно 1,4 млрд руб., то есть вдвое меньше. Мы оставляем только те проекты, которые не можем остановить – например, оборудование оплачено. Или если проект напрямую влияет на эффективность, на урожайность…

«Кубань» в цифрах

7,3 млрд руб. агрохолдинг выручил в 2014 году – на 40% больше, чем годом ранее (5,22 млрд руб.)

1,1 млрд руб. составила чистая прибыль компании (0,73 млрд руб. в 2013 году)

2,13 млрд руб. компания инвестировала в 2014 году (1,95 млрд руб. в 2013-м)

2,6 млрд руб. и два года – столько понадобилось «Кубани» на строительство завода по мясопереработке на 8,4 тыс. т мяса в год и новой свинофермы на 50 тыс. голов

94 тыс. га – земельный банк агрохолдинга

5,45 млрд руб. агрохолдинг должен банкам по состоянию на февраль 2015 года

10,22 млрд руб. выручки и 1,26 млрд руб. чистой прибыли компания планирует получить по итогам 2015 года – на 40% и 14,5% больше показателя 2014 года соответственно.

– Почему? Ведь антисанкции должны были помочь расширению отечественных производителей?

– А где взять деньги? Банковские инвестиционные ставки – около 32–35% годовых! В сельском хозяйстве любой проект реально начинает окупаться после пяти лет, быстрее не бывает. Обещания завалить страну собственными продуктами не имеют ничего общего с реальностью, это просто невозможно! Дерево посади – через три года начинает плодоносить маленькими невкусными плодами, нужно еще пару лет, чтобы получить нормальные яблоки. Не нужно питать иллюзий…

Вы говорите, что конъюнктура позволяет, – тоже не соглашусь: те же семена на 80% импортируются, цена на минудобрения привязана к валюте, у всех импортная техника, к ней нужны соответствующие детали. В середине прошлого года мы покупали фильтр на молочную ферму за 1 тыс. руб., сейчас – за 12 тыс.!

Мы в ноябре-декабре успели закупить минудобрения и средства защиты растений еще по старой цене, теперь условия ухудшились. Раньше мы контрактовали удобрения в феврале, платили 10–30%, а окончательно расплачивались после уборки урожая. В 2014-м мы были вынуждены в декабре заплатить сразу 100%.

Если раньше многие вещи мы продавали по предоплате, то теперь переработчики приходят и просят отсрочки платежа, которую мы не можем дать, потому что не понимаем, заплатит этот контрагент через месяц или будет банкротиться.

Рентабельность падает. По EBITDA по итогам 2014 года оказалось 28%, в плане было 29%; теперь план на 2015-й – 25%. По валовой прибыли 2014 год окончили с 43%, прогноз на 15-й – 39%. Опять же, нас нельзя равнять на весь рынок. Показатели агрохолдинга – не показатели рынка, который значительно хуже.

– Что будет с ценами на продовольствие?

– Будут расти. Надо четко понимать: весенне-полевые работы 2015 года и посевная будут минимум на 40% дороже, чем в 2014 году. Выросло все: удобрения – на 20% до Нового года и на 20% после, корма – на 50%, подорожали семена, средства защиты растений… Думаю, заморозка цен на минудобрения, о которой говорят в Минсельхозе, уже не поможет. Плюс немаловажный фактор – погода. По Ростову, Ставрополю и Волгограду состояние озимых просто аховое.

– Вы считаете близким к реальности прогноз Минсельхоза, что мы можем потерять порядка 20% озимых?

– Да. Кроме того, примерно 25% хозяйств не проведут весеннюю подкормку, потому что это слишком дорого. И в сезон урожая они соберут мусор.

– Ну, вот экспортные пошлины на зерно ввели, чтобы меньше вывозили…

– В прошлом году мы экспортировали примерно 60% того, что произвели. И пока рынок такой, что мы продолжим экспорт.

«Ну да, с Галицким договорились»

– На вашем сайте есть информация, что вы выпекаете хлеб и фасуете муку...

– У нас два хлебозавода в Усть-Лабинске. Хлебобулочные изделия мы поставляем как в несетевые магазины, так и, например, в этом месяце «выползли» в «Магнит» – в местные, краснодарские магазины.

– То есть вас можно спрашивать на горячую тему – взаимоотношения поставщиков с сетями? В «Магнит» тяжело попасть на прилавки?

– Нет.

– Нет? То есть вы направили заявку, позвонили менеджерам и договорились?

– Ну да, с Галицким договорились (смеется).

Андрей Олейник

Председатель совета директоров агрохолдинга «Кубань», управляющий директор агробизнеса «Базового элемента» с 2010 года.

Родился 18 марта 1969 года в Волынской области Украины.

В 1994 году окончил Московский институт стали и сплавов по специальности «инженер электронной техники», спустя два года – Lavanium International Management Center (специальность – «менеджмент и маркетинг»).

С 1994 по 1999 год возглавлял отдел маркетинга компании «Союзконтракт», пока не ушел во внешнеэкономическое объединение «Продинторг» при Министерстве торговли, где проработал еще год зампредседателя объединения. В 2000–2009 годах занимал руководящие должности в компаниях «Агроинвест», «Сояспектр» и РАИНКО, масложировом комбинате «Ставропольский» и инвестиционно-промышленной корпорации «Группа ГУТА».

– С Галицким? То есть вы позвонили Галицкому и договорились с ним насчет поставок с двух хлебозаводов в Краснодарском крае?

– Да, согласовали условия поставок с менеджерами, показали качество и начали поставлять. И насчет фруктов – у нас есть яблоки, сливы – собираем и просто оптовикам продаем. Но будем стараться менять тематику в этом году, начнем поставлять в сети. Вопрос по работе с сетями надо делить: работа с сетями в регионе – это одно, в Москве и Санкт-Петербурге – это совершенно другое, с тем же «Магнитом». Регионы – это, во-первых, все-таки меньшая требовательность потребителя, а, во-вторых, структура, традиции потребления другие. В том же Нижнем Новгороде, где у нас мукомольный комбинат, мы в сети поставляем муку в 2,5-килограммовых пакетах, а в Москве она никому не нужна – никто не возьмет ничего тяжелее килограммового пакета.

– Просто есть общее мнение, что в сети очень сложно попасть: еще 10 производителей муки, например, хотели бы попасть на полки федеральной сети, и она выдвигает требования – например, помимо разрешенного законом «О торговле» 10%-го бонуса, захочет оказывать какие-нибудь маркетинговые услуги…

– Это есть, есть закон, но нет «входного билета» или чего-то такого, прежде всего, есть требования к продукции: я, допустим, производитель картошки – ну не возьмет у меня товар ни одна сеть, если я привезу ей 50-килограммовые мешки грязной картошки с кучей земли. Сеть говорит: привези мне расфасованную, мытую, красивую. А я думаю – мне же денег надо сколько вложить! И начинаю пищать: мне запрещают поставки!

– Мы это подозревали…

– Это с одной стороны. С другой – сеть же тоже считает какие-то свои затраты, надо понимать, что у сетей административно-регулирующая нагрузка дикая, особенно в Москве! Я привезу действительно прекрасную картошку, но по 70 руб. за 1 кг, а тут турки привезут – помельче, но по 20 руб. Как думаете, кто поставит ее на полку?

Агрохолдинг «Кубань»

Входит в состав группы «Базовый элемент», единственным владельцем агрохолдинга является Олег Дерипаска. По данным самой «Кубани», входит в топ-20 крупнейших агрохолдингов России.

Компания занимается растениеводством (выращивание пшеницы, ячменя, подсолнечника, сои, кукурузы, сахарной свеклы), животноводством (производство мяса и молока), производством сахара, семян, переработкой, хранением зерна, а также трейдерским бизнесом.

В состав агрохолдинга входят 11 молочно-товарных ферм, две свиноводческие мегафермы, завод по мясопереработке, три зерновых элеватора, три завода по производству и обработке семян, сахарный завод «Свобода» и конный завод «Восход». Все активы – в Краснодарском крае.