Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Выручка ЦСКА за год упала почти вдвое Спорт, 18:48 В рижском «Динамо» выявили вспышку COVID-19 Спорт, 18:28 Совет белорусской оппозиции создаст группу для переговоров с ЕС и США Политика, 18:28 Как превратить творчество в бизнес на рынке с непрогнозируемым спросом РБК и Райффайзенбанк, 18:17 Фигуристка Щербакова выиграла короткую программу на этапе Кубка России Спорт, 17:46 Политолог Валерий Соловей сообщил о задержании в Москве Политика, 17:31 Лучший бомбардир ЧМ-2014 забил первый гол за «Эвертон» Спорт, 17:25 Топ-3 российских вузов от основателя архитектурного бюро Олега Клодта РБК и Сбербанк, 17:20 Мэрия Москвы оценила сроки открытия станции «Улица Народного Ополчения» Общество, 17:09 На акции протеста в Минске начались задержания Политика, 17:06 Полузащитника «Спартака» прооперируют из-за разрыва крестообразной связки Спорт, 17:00 Правозащитники сообщили о задержании участников акции памяти Тесака Общество, 16:46 Фигуристы Худайбердиева и Базин выиграли этап Кубка России Спорт, 16:35 Додо пицца, Револют и Gett: как они организовали командировки РБК и Smartway, 16:23
Падение экономики ,  
0 

ЦБ назвал ключевой фактор влияния на российскую экономику

Центральный банк отметил растущую зависимость российской экономики от китайской. Перспективы роста восточного соседа для финансовой системы России важнее, чем политика ФРС
Фото:Артем Коротаев/ТАСС
Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Всплески волатильности на глобальных рынках, с которыми российская экономика столкнулась в первом квартале, могут повториться из-за глобального экономического роста и сохраняющегося дисбаланса на рынке нефти, заявила первый зампред Банка России Ксения Юдаева на пресс-конференции по презентации «Обзора финансовой стабильности» во вторник, 31 мая.

Для России сейчас ключевым глобальным фактором является ситуация в Китае, отметила Юдаева. Во-первых, темп и характер экономического роста Китая через спрос влияют на динамику мировых цен на нефть и металлы; во-вторых, укрепляются экономические связи между странами.

«Связи российской и китайской экономик только увеличиваются: примерно 8% нашего экспорта идет в Китай и 17–19% нашего импорта приходит из Китая. С увеличением размера самой китайской экономики, с ростом торговли между нашими странами взаимосвязи увеличиваются. Усиливается взаимное влияние экономик, в первую очередь, естественно, влияние китайской на российскую», — отметила она. Процесс, по мнению Юдаевой, со временем будет только нарастать.

Ранее Юдаева говорила, что при замедлении роста ВВП Китая на один процентный пункт динамика развития экономики России ухудшается на половину процентного пункта. По ее словам, любые колебания в экономике Китая неминуемо будут сказываться на развитии глобальной экономики. «Мы в ЦБ должны постоянно мониторить ситуацию и принимать меры для сохранения финансовой стабильности», — добавила Юдаева. По итогам первого квартала 2016 года ВВП Китая вырос в годовом исчислении на 6,7%, до $2,44 трлн, что стало худшим результатом за семь лет (в первом квартале 2009 года прирост ВВП составил 6,2%), ВВП России за тот же период сократился на 1,4% в годовом исчислении.

Характеризуя особенности развития китайской экономики, Юдаева отметила, что страна находится в процессе изменения экономической модели роста, что «несет краткосрочные риски, но дает среднесрочные возможности». Замедление роста в традиционных секторах и роста спроса на сырьевые товары приводит к снижению цен на основной российский экспорт, и этот риск уже можно считать реализовавшимся, пояснила она.

«Вам не нужна нефть по $120»: западные экономисты о кризисе в России
Фотогалерея 
<p><em><strong>Тимоти Колтон, профессор Гарвардского университета, руководитель отделения государственного управления: </strong></em></p>

<p>&mdash; Если слушать [Алексея] Кудрина и&nbsp;[Германа] Грефа, то&nbsp;они скажут, что&nbsp;опасностей, с&nbsp;которыми сейчас столкнулась Россия, можно было избежать. Это не&nbsp;так. Сейчас на&nbsp;экономику России влияют факторы, на&nbsp;которые Москва не&nbsp;может повлиять. Коллапс нефтяных&nbsp;цен, например. В начале 2000-х годов рост ВВП был очень высоким. Нефть тогда торговалась в&nbsp;районе $20&ndash;30. <span style="line-height: 25.6px;"> Затем началась стагнаци</span><span style="line-height: 25.6px;">я, момент был упущен. Сейчас просто&nbsp;воспроизводится прежняя модель. </span><span style="line-height: 1.6;">Вам не&nbsp;нужна нефть по&nbsp;$120, чтобы&nbsp;получить рост экономики. Кризис будет стимулировать реформы. Правда, нынешнее правительство у власти уже много&nbsp;лет, и&nbsp;ранее их не&nbsp;проводили. </span></p>

<p>Правительство постоянно говорит о&nbsp;реформах, но&nbsp;каких-то реальных действий не&nbsp;предпринимает. Нескольких губернаторов посадили за&nbsp;коррупцию, но&nbsp;фундаментальных изменений с&nbsp;тех&nbsp;пор, как&nbsp;президент Владимир Путин пришел к&nbsp;власти 15 лет назад, не&nbsp;произошло. Правительство должно обеспечить больше безопасности и&nbsp;свобод, без&nbsp;этого перехода к&nbsp;информационной экономике не&nbsp;получится. Я понимаю, что&nbsp;это базовые вещи, но&nbsp;в&nbsp;итоге все сводится именно&nbsp;к&nbsp;ним</p>

При этом переход к модели экономического роста, основанного на потребительском спросе, создает новые возможности для диверсификации российского экспорта. «Здесь требуются время и определенная работа по налаживанию связей и настраиванию каналов выхода на китайские и в целом азиатские рынки с нашей собственной продукцией», — добавила Юдаева.

Процесс перехода к новой модели экономики сопровождается появлением рисков в экономической политике. «В августе прошлого года проблемы китайского финансового рынка распространились по всей глобальной экономике», — напомнила она.

На протяжении трех недель с 8 июля Шанхайский фондовый рынок упал на 30%. Затем после временной стабилизации обвал китайских рынков возобновился. Из-за падения индексов комитет Госсовета Китая по контролю и управлению государственным имуществом временно запретил госкомпаниям продавать свои акции на биржах. Народный банк Китая объявил об увеличении объема средств и ценных бумаг финансовых корпораций для обеспечения ликвидности бумаг участников рынка и начал постепенно снижать курс национальной валюты относительно доллара. В начале финансового кризиса власти планировали направить на поддержку биржевой активности $81 млрд, однако выделили $200 млрд, но 24 августа приостановили финансовые вливания из-за неэффективности.

«Мы видим, что в какой-то степени китайские власти выучили урок и стараются управлять ситуацией более аккуратно и осторожно, без серьезных непонятных рынку изменений. Но рынки — нервные создания, может возникнуть определенная волатильность в связи с непониманием рынками политики властей», — добавила Юдаева.

Еще одним значимым фактором для российской финансовой системы является ужесточение политики ФРС, сказала Юдаева. Но ожидаемые потери от повышения ставки ФРС и роста стоимости долларовых заимствований для России ниже, чем для многих развивающихся стран, так как в последние два года произошло существенное сокращение внешнего долга российских компаний и банков.

Наконец, потенциальным риском для финансовой стабильности может стать неравномерное распределение профицита ликвидности банков, которое может привести к возникновению пузырей на кредитном рынке. «На фоне неравномерности этого притока часть банков может по-прежнему испытывать потребность в рефинансировании со стороны ЦБ, в то время как у другой части будет наблюдаться избыток ликвидности. В такой ситуации может возникнуть риск формирования пузырей на финансовом рынке, как это произошло в 2011–2012 годах на рынке необеспеченного кредитования», — объяснила она, отметив, что Банк России внимательно следит за ситуацией.

Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"