Лента новостей
Российский теннисист Андрей Рублев снялся с «Ролан Гаррос» Спорт, 18:07 «Газпром» подтвердил расформирование департамента с бюджетом в ₽1 трлн Бизнес, 17:58 Суд продлил арест пяти обвиняемым по делу Абызова Общество, 17:55 Эквадор назвал потраченную на содержание Ассанжа сумму Деньги, 17:54 Как стать успешным предпринимателем: 8 историй владельцев малого бизнеса РБК и «Билайн» Бизнес, 17:50 Reuters узнал о тупиковой ситуации с очисткой «Дружбы» от грязной нефти Бизнес, 17:49 США ввели санкции против производителей «Панцирь-С» и ракет для С-400 Экономика, 17:46 В РПЦ назвали абсурдом сообщения о резиденции патриарха в Пушкине Общество, 17:41 Зеленский распустил Раду и назначил досрочные выборы Политика, 17:39 Михаил Гуцериев стал претендентом на покупку Антипинского НПЗ Бизнес, 17:35 Данные 49 млн Instagram-аккаунтов знаменитостей попали в открытый доступ Технологии и медиа, 17:30 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 17:25 Европейские бизнесмены назвали причины сокращения инвестиций в Россию Экономика, 17:22 382 члена конгресса попросили Трампа ужесточить санкции против России Политика, 17:21
Финансы ,  
0 
Банкиры сгущают краски: как ЦБ сократит черные списки их клиентов
ЦБ пообещал принять меры для сокращения черных списков клиентов банков, куда попадают добросовестные, а не только уличенные в незаконных действиях юрлица и граждане. Для этого планируется изменить критерии сомнительных операций
Фото: Виктор Погонцев / Интерпресс / ТАСС

Банк России намерен пересмотреть список неблагонадежных клиентов, которым тот или иной банк отказал в обслуживании или открытии счета в связи с подозрениями в нарушении требований закона по борьбе с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма (115-ФЗ). Такое заявление на встрече с руководителями коммерческих банков сделала Эльвира Набиуллина.

​«Мы планируем в ближайшее время пересмотреть уже сформированные черные списки и оставить в них только тех, кто совершал самые рискованные операции. Мы полагаем, что списки значительно сократятся», — сказала глава ЦБ.​

ЦБ начал формировать черные списки банковских клиентов, которым ранее было отказано в обслуживании из-за подозрений в нарушении антиотмывочного законодательства, в 2017 году. Списки не являются публичными. Банк России изначально предупреждал кредитные организации, что отказ в одном банке сам по себе не является однозначным основанием для отказа в другом, но на практике банки стали массово отказывать клиентам из черного списка, опасаясь претензий со стороны регулятора.

Число попавших в черные списки ЦБ не раскрывает. В октябре 2017 года отказниками значились 460 тыс. клиентов, отчитался глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин. Из-за роста жалоб была запущена процедура реабилитации, но исключение из черных списков случайно попавших туда банковских клиентов проходило довольно медленно. К 1 марта 2018 года банки разрешили операции только 2400 клиентам, к началу мая 2018 года реабилитированными значились уже 4,5 тыс. Зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин 31 января сообщил, что из черных списков банками было удалено более 17 тыс. отказников.

Что предлагает ЦБ

Банки не должны слепо применять формальные критерии, так как включение в черный список добросовестного предпринимателя причиняет ему не только финансовый, но и репутационный урон, указала Набиуллина.

«Мы никогда не требовали, чтобы банки добавляли [клиентов] в списки по формальным критериям, когда есть признаки [сомнительных операций], а просим, чтобы банки разобрались по существу, что это за клиент. Уже сейчас есть возможность содержательно подходить к вопросу отказа, а не действовать формально, равнодушно. Банки должны уметь отличать добросовестный бизнес от недобросовестного», — пояснила глава ЦБ.

Финансы
ЦБ назвал число исключенных из черных списков клиентов банков

​Чтобы исключить «чрезмерное давление на добросовестный бизнес», ЦБ вместе с Росфинмониторингом намерен сократить список признаков сомнительных операций. Тем самым будет уменьшено число отказов в проведении операций. Кроме того, по словам Набиуллиной, планируется скорректировать подход к передаче информации об отказах, чтобы в черные списки попадали только операции с повышенным уровнем риска. «По нашей оценке, объем такой передаваемой информации может сократиться существенно, и случаев автоматических отказов только на основании наличия информации о компании в черном списке будет существенно меньше», — заключила глава ЦБ.​

Сейчас в Минюсте уже находится нормативный акт, который позволит ЦБ передавать банкам только информацию по тем клиентам, по которым причиной отказа послужила именно попытка проведения сомнительной операции с вероятной целью финансирования терроризма и оружия массового поражения, пояснил зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин. Помимо исключения добросовестных клиентов из текущего списка, ЦБ может рассмотреть целесообразность введения гражданско-правовой ответственности банка за неправомерный отказ, подчеркнул он. По мнению зампреда ЦБ, можно забрать у банков возможность отказывать в заключении договора банковского счета или прерывать обслуживание в одностороннем порядке.

ЦБ уже сейчас доводит до банков перечень отказников, подсвечивая их определенными кодами, рассказал Скобелкин. «То есть банк знает, по какой причине было отказано в проведении операции, по какой причине с ним (клиентом. — РБК) не заключен договор об открытии банковского счета и так далее. Но, как показывает практика, банки продолжают, с нашей точкой зрения, пользоваться этим инструментом не так, как [бы нам] хотелось», — обрисовал он текущую ситуацию.

Бесконечный процесс

Идея с черными списками правильная, проблема была в реализации, отмечает ведущий методолог «Эксперт РА» Юрий Беликов. «Банки начали сбрасывать ЦБ большой объем информации, зачастую без единых критериев сомнительности тех или иных клиентов. Финансовый мониторинг некоторых банков действует по принципу «лучше перебдеть, чем недобдеть», и в список попадали лишние клиенты, в операциях которых банки могли не разбираться, а просто сразу их блокировать», — напомнил он. Проблему осложняло то, что формализованные принципы исключения клиентов из базы появились не сразу.

К работе механизма реабилитации тоже есть вопросы. «Многие клиенты испытывают сложности с оспариванием отказов [в обслуживании] банком в межведомственной комиссии и с последующим обслуживанием в других банках. В первую очередь это вызвано не вполне четкими критериями подозрительности операций», — говорит замруководителя практики имущественных и обязательственных отношений юридической компании «Амулекс»​ Галина Гамбург.

Сейчас есть надежда, что Банк России начал вести некий содержательный анализ финансово-хозяйственной деятельности клиентов, оказавшихся в черных списках. ​«Это можно делать как направлением дополнительных запросов самим банкам, чтобы уточнить, по каким основаниям они включили клиента в черный список, так и внешним мониторингом, не связанным с взаимодействием с банками. Возможно, специалисты Банка России шерстят публичные базы данных, выходят на взаимодействие с компаниями, чтобы проверить сомнительность их деятельности», — предполагает Беликов. При этом черные списки пополняются в реальном времени, поэтому исключение из них клиентов — это, скорее всего, непрерывный и бесконечный процесс, добавляет он.

Банки, понимая, что принципы формирования базы не до конца формализованы, ​могут и сами проводить содержательный анализ причин внесения клиента в базу и не отказывать ему в обслуживании, потому что нахождение в черном списке не является основанием для отказа в обслуживании, напоминает Беликов.

Быстро сократить черные списки не получится, соглашается Галина Гамбург. Необходимо оценивать, «насколько выдвигаемые ЦБ инициативы соотносятся с его же многочисленными указаниями и сложившейся банковской практикой», добавляет она. Одного только снижения количества критериев определения сомнительных операций недостаточно, чтобы устранить или хотя бы сгладить проблему роста черных списков, говорит эксперт.​

В последние годы ЦБ заявляет о постоянном снижении числа сомнительных операций. За 2018 год объем обналичивания в банковском секторе, по предварительным оценкам ЦБ, сократился в 1,8 раза и составил 177 млрд руб., а вывод денег за рубеж через банки уменьшился на 20%, до 63 млрд руб., сообщил 31 января Дмитрий Скобелкин.​​

Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"