Лента новостей
Кремль ответил на требование трибунала выдать Киеву арестованных моряков Политика, 10:08 Полиция задержала бросившую маленького сына в московском ТЦ женщину Общество, 10:06 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 10:04 С Плесецка стартовала ракета «Союз-2.1б» со спутником «Глонасс-М» Технологии и медиа, 09:56 Двух фигурантов дела экс-губернатора Хорошавина отправили в колонию Общество, 09:48 Пхеньян назвал Болтона советником Трампа «по разрушению мира» Политика, 09:41 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 09:35 Как устроена венчурная индустрия в России Pro, 09:28 При атаке на автобус в афганском Кабуле пострадали десять человек Общество, 09:22 Угадай город по фото: Москва или Петербург Недвижимость, 09:18 Разнонаправленные торги в Азии, выходной в США: как начинается неделя Quote, 09:10 Роспотребнадзор предупредил о начале сезона активности клещей Общество, 09:08 Кого называют андердогом: тест на знание футбольного сленга РБК и Футболер, 09:04 Как Netflix спасает африканский кинематограф от пиратов — Bloomberg Pro, 09:01
Финансы ,  
0 
Генпрокуратура пообещала усилить контроль за банками Прокуратура и следственные органы взялись за повышение финансовой прозрачности. Инициатив много, но пока многие из них заканчиваются тем, что теневой сектор «бьют по хвостам», признает Росфинмониторинг.
Прокуратура и следственные органы взялись за повышение финансовой прозрачности. Инициатив много, но пока многие из них заканчиваются тем, что теневой сектор «бьют по хвостам», признает Росфинмониторинг.
Первый заместитель генпрокурора России Александр Буксман (Фото: РИА Новости)

В среду, 29 сентября, первый заместитель генпрокурора России Александр Буксман, выступая на всероссийском совещании сотрудников прокуратуры в Казани, пообещал, что Генпрокуратура усилит контроль за банками. «У нас в свое время был лозунг «Не лезьте в экономику», но это оказалось ошибочным. Вы видите, происходят банкротства, банки лишают лицензий, пришла пора бороться с теневой экономикой в банковском секторе», – объяснил Буксман.

Пристальнее следить за финансовым сектором обещала не только Генпрокуратура, но и следственные органы. На прошлой неделе Следственный комитет и Росфинмониторинг провели совместное заседание, на котором директор Росфинмониторинга Юрий Чиханчин рассказал об активизации борьбы с коррупцией, в которую вовлечены VIP-персоны. «VIP – это те, кто влияет на экономическую и политическую обстановку в стране», – напомнил Чиханчин. Он также отметил, что большинство финансовых организаций в России уже накапливают информацию по доходам и расходам таких лиц по примеру западных коллег.

Ранее также говорилось, что Росфинмониторинг и ЦБ создадут список подозрительных клиентов банков – публичный перечень граждан и компаний, которым ранее банки отказали в обслуживании. Активную борьбу с теневым сектором ведет и Центральный банк – с начала года регулятор отозвал лицензии уже у 66 кредитных учреждений.

Бороться есть с чем. Объем операций по выводу за рубеж средств с помощью теневых схем составляет 1,5 трлн руб. в год, рассказывал в марте Чиханчин. При этом теневой оборот сократился после отзыва лицензий у некоторых дагестанских банков, Мастер-банка и ряда других банков, говорил он. Банк России отозвал лицензию у Мастер-банка в ноябре 2013 года, за два года до отзыва лицензии Мастер-банк обналичил 374,5 млрд руб., еще 231 млрд руб. прошло через него транзитом, рассказывали ранее в АСВ.

Ярким примером борьбы Чиханчин назвал и закрытие теневых площадок в Дагестане и Самаре. «Благодаря нашей общей информации ЦБ их закрыл, но удивительно, что теневой сектор от этого не пострадал. Он просто переместился в другие регионы, ушел на более мелкие площадки. В ходе финансовых расследований не всегда выявляются основные фигуранты, которые уходят от ответственности. И если мы не доберемся до них, то так мы будем бить по хвостам», – отметил он.

Эффективность борьбы за финансовую прозрачность пока оценить сложно. «Можно говорить, что есть сдвиги и есть понятные сигналы рынку о том, что каким-то криминальным проявлениям не будет даваться спуск. Этот сигнал не дает мгновенный результат, но есть накопленный эффект. Когда банкиры видят, что заводятся уголовные дела, проводятся расследования, они понимают, что игры закончились», – говорит президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

«Та часть финансового рынка, которая занимается обналичиванием, отмыванием и т.д., – это целая система, но ее масштабы не поддаются точной оценке, понятно, что она закрытая, непрозрачная. Спрос со стороны экономики на такие услуги в последнее время точно не уменьшился. Борьба, конечно, ужесточилась, можно точно говорить, что несколько крупных площадок и федерального, и регионального уровня было перекрыто, но это не означает, что проблема решена, появились новые площадки, рынок начал размываться», – добавляет директор департамента рейтингов «Эксперт РА» Павел Самиев.

Вместе с тем юристы недоумевают, каким образом прокуратура может усилить контроль за банковской системой. «Никакого отдельного надзора за банками ни у Генпрокуратуры, ни у любой другой прокуратуры не существует. Их взаимодействие с банками ограничивается либо запросом статистических данных о совершенных преступлениях, и банки предоставляют информацию о количестве хищений, взломах и т.д., либо запросами в рамках уголовных дел. Как при таком подходе можно усилить контроль за банковской деятельностью, непонятно, тем более если учесть, что у банков и так есть мегарегулятор – Центробанк», – говорит юрист СДМ-банка Александр Голубев.