Лента новостей
СМИ сообщили об ударе молнии в ракету «Союз» после запуска Технологии и медиа, 14:10 Бизнесмена из списка Титова освободили от условного срока по амнистии Общество, 14:01 На месте трассы для «Формулы-1» под Петербургом упали строительные леса Общество, 14:01 Передвижной бизнес без ошибок: с чего начать, на чем экономить РБК и ГАЗ, 14:01 Mazda объявила об отзыве 1,6 тыс. машин в России Общество, 13:59 Напавшего на журналиста чиновника в Хакасии исключили из «Единой России» Политика, 13:52 Дитрих пообещал к августу определить цену строительства ВСМ до Петербурга Бизнес, 13:47 Атака 51% на Bitcoin Cash и комиссия в $20 тыс.: главное о криптовалютах Крипто, 13:43 Верховный суд Украины отклонил жалобу по делу Вышинского Общество, 13:42 От книжных мелодрам до экшен-мультфильмов: 10 главных кинопремьер лета Спецпроект РБК PINK, 13:40 Новым логотипом партии Зеленского стал велосипедист с булавой Политика, 13:39 В Лионе задержали двух подозреваемых во взрыве Общество, 13:38 Как производителю продуктов питания увеличить прибыль Pro, 13:37 10 пар мужских и женских дизайнерских кроссовок на лето Стиль, 13:32
Финансы ,  
0 
Fitch назвал риски для иностранцев от санкций США против банков из России
Аналитики Fitch назвали три основных риска для иностранцев в случае введения США ограничений на валютные транзакции для российских госбанков. Это проблемы с выплатами их долгов, оплатой контрактов и потери от обвала цен на акции
Фото: Максим Шеметов / Reuters

Международное рейтинговое агентство Fitch выделило три основных риска для иностранных контрагентов и инвесторов в случае возможного введения Соединенными Штатами новых санкций, предусматривающих блокировку счетов одного или нескольких российских госбанков. Это следует из презентации Fitch к конференции «Прогноз по макроэкономической ситуации и банковскому сектору».

Речь идет о двух законопроектах, находящихся на рассмотрении в конгрессе США, — внесенном в январе DETER Act и августовском проекте «адских» санкций (bill from hell), направленном на расширение набора мер в действующем законе «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Эти проекты угрожают введением санкций против Сбербанка, Внешэкономбанка, ВТБ, Газпромбанка, Промсвязьбанка и Россельхозбанка.

Первый риск для иностранных контрагентов, по мнению Fitch, в случае блокировки и/или наложения ограничений на использование корсчетов в США — проблемы у российских банков с выплатами по внешним долгам. Это $60 млрд, причем примерно половина из них приходится на рыночные долги — евробонды и синдицированные кредиты. «Это не стоит сравнивать с тем же «Русалом» (попал под санкции в апреле. — РБК), у которого было евробондов на $1,6 млрд, и то было довольно много шума. Здесь $60 млрд», — сказал старший директор Fitch Александр Данилов в ходе конференции.

«Даже если какой-то частью из этих долгов опосредованно владеют российские юрлица, все равно правила для них действуют как для внешних обязательств», — отметил он.

Второй риск — своевременное обслуживание внешних российских контрактов, в том числе и за поставки энергоносителей, напоминают в Fitch. Соответственно, возникают вопросы, как осуществлять расчеты за поставки газа, какие появляются угрозы для всех поставок и прочее, подчеркнул Данилов.

Третий риск для иностранных инвесторов — убытки от отрицательной переоценки акций и облигаций в случае введения санкций, заключил эксперт.

В Fitch обратили внимание еще на один важный момент — «не столько экономически-финансового характера, сколько политического». Речь идет о противоречии с прежними высказываниями американской администрации о том, что санкции не направлены против простых людей. «Если же реализуется сценарий блокировки корсчетов, то это создаст проблемы по обслуживанию вообще всех валютных обязательств, для всех лиц, в том числе и для населения», — указывает Данилов.

В то же время в Fitch считают, что в случае реализации самого жесткого сценария с ограничением на обслуживание валютных обязательств, в том числе депозитов, банкам могут помочь государственная поддержка и поддержка от ЦБ — например, как это было в 2014 году, когда Центробанк предоставлял банкам валютную ликвидность с помощью аукционов РЕПО.​​