Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Задержанным из-за смерти афроамериканца полицейским предъявили обвинения Общество, 02:09 Посольство России сообщило о получении Сирией партии истребителей МиГ-29 Политика, 02:07 Greenpeace подсчитал экологический ущерб от разлива топлива в Норильске Общество, 01:36 Власти Санкт-Петербурга разрешили открыть храмы для прихожан Общество, 01:20 Малафеев заявил о претензиях Дзюбы к нему из-за денег Спорт, 01:00 Кадыров назвал бредом «зловещие вышки 5G» и «массовое чипирование людей» Общество, 00:54 В Петербурге смертность в мае выросла почти на 32% Общество, 00:42 Как стать суперпапой: три истории молодых отцов РБК и STADA, 00:15 В Самарской области три человека погибли во время работ в канализации Общество, 00:14 Соведущая Соловьева назвала причину ухода из совместной программы Технологии и медиа, 00:05 ЧС с разливом дизеля в Норильске. Что важно знать Бизнес, 00:01 Эксперты описали три сценария коронакризиса для экономики России Pro, 00:00 Экономисты поспорили о росте безработицы до «катастрофических» масштабов Экономика, 00:00 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 3 июня Общество, 03 июн, 23:47
Падение экономики ,  
0 

Минфин признал ошибкой помощь нефтяным компаниям

Министр финансов Антон Силуанов назвал помощь государства нефтяному сектору в последние годы ошибкой. По его мнению, необходимо перестроить бюджет
Министр финансов РФ Антон Силуанов на 7-м ежегодном инвестиционном форуме «Россия зовет!»
Министр финансов РФ Антон Силуанов на 7-м ежегодном инвестиционном форуме «Россия зовет!» (Фото: «РИА Новости»)

​Силуанов призвал «принять горькую пилюлю» и перестроить бюджет, снизив долю госрасходов в экономике. «Мы в последнее время только нефтянке и помогали, и основной объем государственных ресурсов сконцентрировали там, льготы тоже давались нефтяному бизнесу. Это была наша ошибка в последние годы», — сказал министр во вторник, 13 октября, на инвестиционном форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!».

Он отметил, что государство в последнее время давало льготы в основном нефтяному сектору. «Самому обездоленному — в кавычках, конечно», — считает министр.​​​​​​​​​

«Нужно развивать ненефтяной сектор. Но чем больше средств мы даем нефтянке, тем меньше ресурсов остается для других», — сказал Силуанов, призвав меньше заботиться о нефтяном секторе и не скатываться к «голландской болезни».

Об этом Силуанов заявил в ответ на выступление министра экономического развития Алексея Улюкаева. Тот указал на необходимость помочь нефтяному сектору, чтобы оживить инвестиции там.

Улюкаев подчеркнул, что компании сейчас не инвестируют прибыль, а занимают выжидательную позицию. «Нужно помочь сделать им этот выбор», — отметил он. Нефтяной сектор, по мнению министра, нуждается в поддержке государства, чтобы инвестировать в новые месторождения, в нефтехимию. По его словам, сейчас министерство пересмотрело прогноз по нефтяному экспорту в сторону увеличения.

«Кто основной производитель value в нашей стране? Нефтянка. Что нужно сделать? Нужно помочь нефтяному бизнесу инвестировать», — сказал Улюкаев.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая позже, обратил внимание, что стабильность нефтедобычи была обеспечена за счет инвестиций в нефтяную отрасль в прошлые годы. «Судя по логике госбюджета 2016 года, который предполагает сохранение экспортных пошлин, расходы нефтяных компаний на инвестиционные программы будут сокращаться», — предупредил он.

Сечин также отметил, что если такая ситуация будет сохраняться в течение еще трех лет, то снижение добычи нефти может составить до 30 млн тонн в год. «Это неминуемо скажется на доходах бюджета. В существующих налоговых условиях нам очень сложно сохранить стабильность добычи», — добавил он. И сказал, что эффект нефтяного сектора от девальвации рубля мнимый. «Например, за транспортировку нефти мы платим валютой. Где же здесь эффект девальвации?» — поинтересовался глава «Роснефти».

Позже глава Банка России Эльвира Набиуллина прокомментировала выступления министров: «У меня такое чувство, что вся наша сегодняшняя дискуссия о новой модели экономического роста свелась к тому, как себя будет вести нефтегазовый сектор и сколько мы с него возьмем».