Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
За рамки стереотипов: гендерные тренды поколения альфа Совместный проект, 11:48
Мэр Ярославля Волков объявил об уходе с поста Политика, 11:41
Боррель рассказал о разногласиях по эмбарго на российскую нефть в ЕС Политика, 11:37
«У биткоина нет шансов на рост». Что будет с крипторынком в ближайшие дни Крипто, 11:34
В Москве почти достроили новый легкоатлетический манеж Город, 11:32
Как работать с негативными отзывами — советы от Yota Pro, 11:28
ЖКХ, экология и видеонаблюдение: реальные российские IoT-проекты РБК и МегаФон, 11:27
Как молодые логистические компании чувствуют себя на освободившемся рынке РБК +, 11:26
ВЭФ описал пять сценариев влияния конфликта на Украине на торговлю Экономика, 11:22
В «Химках» назвали преждевременными сообщения об уходе Жиркова и Мамаева Спорт, 11:16
АЦБК и «Ротек» подписали контракт на поставку второй турбины Пресс-релиз, 11:15
Шлепанцы, бургер, тушь: что мешает людям водить машину Партнерский проект, 11:03
«Яндекс» исключил перенос штаб-квартиры и релокацию команды в Тель-Авив Бизнес, 11:02
Dolce vita: как устроено производство шоколадных конфет Индустрия 4.0, 11:00 
Нефтяной кризис ,  
0 

Инвестбанки сделали ставку на рост нефтяных цен к концу года

Цены на нефть продолжают обновлять исторические минимумы. Во вторник ,12 января, баррель Brent торговался ниже $31. Аналитики полагают, что нефть продолжит падать, однако к концу года рынок ожидает восстановления
Фото: Виктор Драчев/ТАСС
Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Во вторник стоимость барреля Brеnt опускалась до $30,43 за баррель, контракты на американскую нефть WTI торговались на уровне $30,4 за баррель. Так дешево WTI последний раз стоила в декабре 2003 года. К концу дня рынок стабилизировался: Brent торговался по $32,2–32,5, укрепившись почти на 2%, а WTI вырос на 0,5%, до $31,86.

Однако, как полагают аналитики инвестбанков, падение нефтяных цен еще не достигло предела. Этому мешает нестабильность на азиатских фондовых площадках: инвесторов тревожит падение спроса со стороны крупнейшего импортера сырья — Китая. В первый торговый день года, 4 января, главный индекс Шанхайской биржи CSI 300 упал на 7%, после чего торги были остановлены, а 7 января Народный банк Китая девальвировал юань на 0,5%. «Китай разрушил надежды оптимистов», — цитирует слова брокера лондонской компании PVM Oil Associates Дэвида Хафтона агентство Reuters

В начале года свои прогнозы по нефти снизили Societe Generale, ING, Barclays и Bank of America Merrill Lynch.​ При этом к концу года аналитики ждут восстановления рынка. Консенсус-прогноз Bloomberg, составленный на основе опроса 42 экономистов, показывает, что эксперты ждут роста цен на нефть до $47 за баррель в первом квартале 2016 года. К концу года цены вырастут до $59,95 за баррель, считают экономисты.

В частности, Societe Generale, хотя и понизил свой прогноз по стоимости Brent на $11,25, до $42,5 в 2016 году, а прогноз по WTI — на $9,25, до $40,50, тем не менее к концу года банк ждет роста цены на нефть до $50. Уже во втором и третьем кварталах, по мнению аналитика этого банка Майкла Витнера, цена Brent может быть на уровне $40–45. Он связывает это с ожидаемым сокращением добычи сланцевой нефти в США. Ожидаемый выход на рынок Ирана, считает аналитик, может быть компенсирован сокращением объемов добычи в других странах OPEC.

Перспектива массовых банкротств

Дефолты по кредитам

5,5–6 млн россиян в 2016 году могут прекратить обслуживать взятые ранее кредиты из‑за роста явной и скрытой безработицы в стране. Такое мнение в прогнозе для «Новой газеты» высказал руководитель Центра экономических стратегий Института экономики РАН Иван Стариков. По его данным, на сегодняшний день кредиты имеются у 40 млн граждан, что составляет более 50% всего работоспособного населения России, причем у части из них на руках по два-три потребительских кредита.

Спасти банковскую систему

В результате, считает Стариков, для того чтобы спасти банковскую систему, правительству уже в первом полугодии 2016 года придется изыскать около 1,5 трлн руб. Если учесть, что в Резервном фонде на сегодня хранится около 4 трлн руб., есть риск исчерпать их уже в сентябре-октябре. Худшим выходом в такой ситуации Стариков называет запуск печатного станка, поскольку это грозит стране гиперинфляцией.

По оценкам Минэнерго США, в первую неделю 2016 года в стране добывалось около 9,2 млн баррелей нефти в сутки — на 1% больше, чем годом ранее. Добыча сланцевой нефти в семи основных регионах США в феврале сократится на 116 тыс. барр. в сутки, прогнозирует ведомство.

Аналитики Barclays Кевин Норриш и Майкл Коэн в своем обзоре, выпущенном 11 января, пишут, что в связи с заметным ухудшением ситуации на нефтяном рынке в начале 2016 года вынуждены внести корректировки в прогноз нефтяных цен. «Хотя мы по-прежнему ожидаем повышения цен на нефть во второй половине 2016 года, мы видим, что рост начнется с более низких уровней, чем предусматривалось раньше, и будет медленнее», — говорится в обзоре. По оценке Barclays, среднегодовая цена на нефть в 2016 году составит $37 за баррель (против предыдущего прогноза в $60 за баррель).

Pro
Фото: Carl Court / Getty Images Компания переезжает на новое место, а сотрудник отказывается. Что делать
Pro
Фото: David McNew / Getty Images Как сильно стагфляция может ударить по экономике в 2022 году
Pro
Фото: David Ryder / Getty Images Ошибка на $170 млн: зачем Amazon пыталась создать альтернативу iPhone
Pro
Фото: Andrew Burton / Getty Images «Дядя Ваня», ты не прав: как бренды используют тему санкций в маркетинге
Pro
Фото: Russell Boyce / Reuters «ЯRUS» и TenChat: почему не стоит торопиться осваивать российские соцсети
Pro
Не все можно заменить: без этих ИТ-сервисов бизнесу будет особенно сложно
Pro
PR госзаказчика: где кроются сложности
Pro
Фото: Oli Scarff / Getty Images «Внутренние предприниматели»: как раскрыть в себе потенциал инноватора

Подъем со дна: в какую цену барреля верят нефтяные магнаты
Фотогалерея 
Вагит Алекперов,  основной владелец компании ЛУКОЙЛ

— Какой будет цена на нефть в ближайший год? 

— Мы считаем, что цена на нефть достигла своего дна в $59–60. Это тот уровень, ниже которого цена в ближайшее время, наверное, не снизится. Мы ждем, может, не резкого, но стабильного, консервативного роста в ближайшие три года. Но я не думаю, что в этот период цена достигнет $70 за баррель.

— Какой курс рубля при такой цене нефти был бы для вас оптимальным? 

— Мы не влияем ни на цену на нефть (на нее влияет мировое потребление), ни на курс рубля. Но для нас сегодня очень важна стабильность курса, его предсказуемость: инвестиционный цикл в нефтяной отрасли значительный, так что эти факторы ключевые. Я считаю, что тот коридор, в котором курс находится сегодня, — 50–57 руб. за доллар — он, наверное, сбалансирован. Цена $60–65 ограничила активные инвестиции в шельфовую нефть на территории США. Страны ОПЕК уже продекларировали, что уровень поддержки цен $60–65 за баррель их удовлетворяет. Все эти факторы говорят нам о том, что эта цена будет стабильной.

— То есть явный проигравший в противостоянии с ОПЕК — США?

— Никакого противостояния, по сути, не было. Надо учитывать, что страны ОПЕК добывают 30% от мировой добычи нефти, контролируют более 80% рынка сырой нефти, их влияние на нефтяные цены огромно. Скорее всего, предсказуемость действий стран ОПЕК будет влиять на нефтяные цены и в будущем. Участники ОПЕК смогли остановить огромный поток инвестиций в развитие нефтяных проектов в Соединенных Штатах: мы сейчас наблюдаем сокращение числа буровых установок, а шельфовая нефть без бурения быстро истощается. В то же время США — крупный потребитель и импортер нефти, поэтому здесь для страны уже положительный эффект проявляется.

— Вы давно и активно лоббируете доступ на шельф для независимых компаний и, кажется, близки к успеху. Будет ли ЛУКОЙЛ инвестировать в шельфовые проекты при нынешнем уровне цен и сколько готов в них вложить?

— Я буду уверен в том, что это решение принято, только когда оно пройдет все законодательные процедуры. Конечно, это нелогично — ограничивать собственные компании в возможности инвестировать в собственной стране. Должны быть равные условия для всех, особенно в такой тяжелый период, который мы сейчас наблюдаем. Но пока есть ограничения по инвестициям. Мы также понимаем, что в ближайшее время наши иностранные партнеры не смогут работать в Арктике. Нужно, конечно, привлекать национальный капитал, национальные компании для того, чтобы активно начать разрабатывать месторождения, которые могут быть открыты в Арктике.

— И все-таки когда и сколько? 

— Шельфовые проекты сами по себе имеют большой инвестиционный цикл. Допустим, мы на Каспии сделали первое открытие в 1995 году, а первую нефть получили в 2008 году, то есть инвестиционный цикл на шельфе составляет 7–15 лет от начала поиска до первой разработки. На разведку, если нам дадут такую возможность, мы готовы выйти очень оперативно. Сложно сказать, сколько денег потребуется. На каждом месторождении до начала разработки нужно пробурить как минимум три разведочные скважины. Это минимум $1 млрд. Компания готова эти деньги выделить на поиск месторождений. Мы готовы за счет того, что оптимизирует свои затраты за пределами Российской Федерации.

— Где будете брать деньги, с учетом того что влияние санкций чувствуют на себе все компании, даже те, которые непосредственно под них не попали? 

— Конечно, мы чувствуем сдержанность банков в выдаче кредитов. Но ЛУКОЙЛ всегда имел и сегодня имеет инвестиционный рейтинг. Мы два дня назад погасили свои еврооблигации на $1,5 млрд. Нам необходимы длинные деньги для нашего цикла. И сегодня эти сложности, конечно, могут ограничить возможности наших инвестиций. Мы чувствуем санкции: к примеру, наш партнер Total не стал реализовывать с нами проект по разработке нефти в Западной Сибири. Потихоньку это все, конечно, сказывается.

— Собираетесь ли возвращаться в Иран или участвовать, к примеру, в продаже иранской нефти? 

— В продаже иранской нефти мы точно не участвуем. Нам не предлагали, да мы и не заинтересованы вести торговые операции. Наш офис на территории Ирана работает, есть планы по изучению ряда провинций там, мы работаем активно с министерством нефти Ирана и с национальной нефтяной компанией. Мы уверены, что при снятии ограничений на территории Ирана у нашей компании будет конкурентное преимущество.

— Как вам кажется, при нынешней цене на нефть будет ли увеличиваться в нефтянке присутствие государства? Вы чувствуете для ЛУКОЙЛа такую угрозу? 

— Я считаю, присутствие государства в нашей отрасли и так чрезмерно. Особенно после того, как «Башнефть» стала государственной компанией. Я уверен, что сохранение конкурентной среды в России — это единственная реальная возможность для государства оценивать и затраты, и отдачу от отрасли, которая определяет и социальное развитие, и наполнение бюджета.

— Германа Грефа часто спрашивают, сколько банков должно быть в стране? А сколько нефтяных компаний? 

— Чем больше, тем лучше.

— Если «Башнефть» выставят на продажу, вы будете заинтересованы в этом активе? 

— Мы не рассматривали возможность покупки компании на территории России и не рассматриваем возможность того, чтобы нас кто-то приобрел. Таких сценариев нет. Мы развиваемся динамично как частная вертикально интегрированная компания, для нас сегодня открыт весь мир, компания ЛУКОЙЛ присутствует в 52 странах. Сейчас готовимся к инвестициям в Мексике, которая открывается после 60 с лишним лет, с тех пор как была национализирована местная нефтяная промышленность. Мы активно работаем в Западной Африке. Компания инвестирует в проекты, которые приносят наибольшую выгоду. Но мы все-таки считаем, что инвестиции на территории России наиболее приемлемы для ЛУКОЙЛа. Мы — российская национальная компания, мы знаем геологию, мы успешны в разведке. ЛУКОЙЛ — одна из немногих, которая каждый год компенсирует тот объем добычи, который производит

«Есть несколько факторов, которые заставили нас пересмотреть прогноз», — пишут Норриш и Коэн. Во-первых, это отсутствие единой позиции ОПЕК: последнее заседание, состоявшееся 4 декабря, показало, что страны, входящие в ОПЕК, больше не могут выполнять «балансирующую роль», а ухудшение отношений между Ираном и Саудовской Аравией еще больше снижает вероятность того, что экспортеры нефти смогут договориться о снижении добычи. Во-вторых, объемы добычи сланцевой нефти в США снижаются медленнее, чем ожидалось. Еще одна причина — ухудшение прогнозов по росту мировой экономики в 2016 году. «Всемирный банк снова снизил прогноз по росту мирового ВВП с 3,3% до 2,9%, отметив значительный риск дальнейшего ухудшения прогноза и замедление экономического развития в нескольких странах, включая Россию, Бразилию и Китай», — пишут аналитики Barclays.

Эксперты ING также понизили базовый прогноз стоимости нефти марки Brent на 2016 год с $45–60 до $35–55 за баррель. Восстановления нефтяных цен до уровня $65 в банке ожидают только во второй половине 2017 года. Главный стратег по товарным рынкам ING Хамза Хан отмечает, что конфликт между Ираном и Саудовской Аравией, которые на этой неделе ​разорвали дипломатические отношения, может перерасти в более масштабное противостояние, что вызовет перебои с поставками нефти.

Bank of America Merill Lynch пересмотрел свой прогноз по стоимости Brent  в 2016 году с $50 до $46 за баррель.

По оценке швейцарского банка UBS, цена на нефть марки Brent может снизиться до $30 за баррель, прежде чем вновь восстановится во втором полугодии на фоне сокращения добычи в США, заявил агентству Bloomberg руководитель отдела анализа сырьевых и валютных рынков UBS Wealth Management в Гонконге Доминик Шнайдер.

ОПЕК просят пересмотреть стратегию

Пара анонимных стран

Представители нескольких государств — членов Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) обратились к руководству картеля с просьбой о проведении экстренного саммита, сообщил Reuters министр нефти Нигерии и нынешний президент конференции ОПЕК Эммануэль Ибе Качикву. Предметом обсуждения может стать изменение стратегии организации в условиях резкого падения мировых цен на нефть. «Пара стран, я не хочу называть их», — сказал Качикву в ответ на просьбу уточнить государства, попросившие о чрезвычайном заседании.

30 млн барр. в сутки

На энергетической конференции в Абу-Даби министр пояснил журналистам, что в ходе внеочередной встречи, которая может состояться в марте 2016 года, планируется обсудить вопрос возможного изменения политики ОПЕК. На последнем очередном заседании ОПЕК, которое состоялось 4 декабря, организация не объявила об изменении квоты на добычу нефти, вопреки ожиданиям. Сейчас совокупная квота по суммарной добыче ОПЕК составляет 30 млн барр. в сутки, она не менялась с 2011 года.

$80 $/барр. в перспективе

Стоимость барреля из так называемой корзины ОПЕК, при расчете которой используются цены на тринадцать сортов нефти, экспортируемых входящими в картель странами, опустилась накануне до $27,07. В опубликованном в конце декабря 2015 года отчете ОПЕК под названием World Oil Outlook прогнозируется, что в среднесрочной перспективе стоимость барреля нефти из корзины ОПЕК будет расти примерно на $5 в год, так что уже к 2020 году номинальная его цена вырастет до $80.

Ряд экспертов также не исключают, что стоимость Brent и WTI может оказаться существенно ниже текущего уровня. Например, как считают в Morgan Stanley, это может произойти в случае дальнейшего укрепления доллара. Как отмечается в обзоре инвестбанка, нефтяные цены могут обвалиться еще на 10–25%, если американская валюта окрепнет на 5%. В Morgan Stanley не исключают падения стоимости нефти до $20–25.

Более пессимистичный прогноз был только у Royal Bank of Scotland, который в конце декабря 2015 года предсказывал падение цены на нефть до $16 за баррель. По мнению главного экономиста RBS Эндрю Робертса, причин снижения цен на нефть несколько: кроме отсутствия спроса на нефть и ожидаемого выхода на нефтяной рынок Ирана — это теплая зима и развитие новых технологий в автомобилестроении. «Почему кто-то все еще ставит на рост цен на нефть? Для меня это так же удивительно, как и то, с какой неохотой снижались цены на нефть в 2015 году. Но мой ответ на этот вопрос — открытые длинные позиции на бирже», — отмечал Робертс в своем обзоре.

Материалы к статье
Авторы
Теги