Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Pfizer сообщила о сокращении выпуска вакцин из-за проблем с поставками Общество, 21:40 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 5 декабря Общество, 21:32 Как большие данные позволяют «Сапсанам» сократить опоздания РБК и «Сименс», 21:26 СК возбудил дело об убийстве главреда газеты «Знамя» в Тульской области Общество, 21:09 «Краснодар» забил пять голов «Ротору» в чемпионате России Спорт, 21:08 В Минфине допустили прохождение пика потребления нефти Экономика, 21:08 «Зенит» выиграл первый за месяц матч в чемпионате России Спорт, 20:56 Более 20 человек задержали в ходе демонстрации в Париже Общество, 20:49 «Манчестер Сити» одержал победу в 700-м матче Гвардиолы Спорт, 20:48 «Рубин» начал переговоры о переходе футболиста «Спартака» Спорт, 20:33 «Бесшовная» удаленка на природе: место, где хочется жить и работать РБК и Сколково Парк, 20:30 Time поместил на обложку «худший год в истории» Технологии и медиа, 20:25 Российские биатлонистки заняли четвертое место в эстафете на Кубке мира Спорт, 20:00 Еще один регион объявил 31 декабря выходным днем Общество, 19:57
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
«Стрижка» депозитов ,  
0 

Крупным вкладчикам предложат два варианта «стрижки» их депозитов

Вкладчики проблемных банков смогут выбирать инструмент участия в банке — конвертировать свои депозиты в акции или субординированные кредиты. Кредиты будут для них предпочтительнее, считают аналитики
Фото:Игорь Генералов/РБК
Фото: Игорь Генералов/РБК

Крупным вкладчикам будет предоставлено преимущество в выборе инструмента участия в капитале — акции или субординированные кредиты, заявил в среду, 3 февраля, зампред ЦБ Михаил Сухов, передает «РИА Новости». Как пояснил Сухов РБК, преимущество субординированных кредитов может быть в рыночной ставке, по акциям она не очевидна. «К тому же долговой рынок более понятен и менее волатилен, чем рынок акций. Акция в прошлом проблемного банка стоит меньше ее номинальной стоимости», — уточнил он, добавив, что если субординированных кредитов будет меньше, чем желающих их получить, то они будут распределяться пропорционально. Компании, которые участвуют в спасении банка, получат инструмент участия в капитале по остаточному принципу.

О том, что ЦБ допускает участие частных вкладчиков в процедуре bail-in (принудительная конвертация требований кредиторов третьей очереди в субординированные займы или уставный капитал банка), заявил на этой неделе первый зампред ЦБ Алексей Симановский. Еще ранее о такой возможности сообщил замминистра финансов Алексей Моисеев, сказав, что конвертация частных депозитов может быть распространена на банковские вклады от 100 млн руб. ЦБ поддерживает этот порог. «Человек, заработавший 100 млн руб., наверное, обладает определенными профессиональными навыками в экономической сфере, чтобы анализировать деятельность банка», — говорит Сухов.

По данным Агентства по страхованию вкладов, 1,7% требований кредиторов банков, у которых ЦБ отозвал лицензии в 2015 году, не полностью покрывались страховым возмещением. Число вкладчиков этих банков составляло 1,7 млн, у 103 из них размер требований был выше 100 млн руб.

Как работает bail-in в США и Европе

Идея о том, чтобы переложить бремя спасения близких к банкротству банков с государства на их кредиторов, возникла в 2009 году, когда эксперты стали изучать катастрофические последствия случившегося годом ранее банкротства одного из крупнейших американских банков Lehman Brothers. Именно тогда стали всерьез анализировать механизм bail-in, представляющий собой процедуру, при которой к спасению проблемных банков принудительно привлекаются держатели облигаций и вкладчики.

Два подхода

США в 2010 году приняли «закон Додда — Фрэнка», в котором были прописаны новые правила санации кредитных учреждений. Согласно им Федеральная корпорация по страхованию банковских вкладов (FDIC) получила право, приняв банк под свое управление, передать его деятельность новой организации или вообще ликвидировать, при этом убытки «в необходимой степени» подлежат распределению между акционерами и кредиторами. Планы по «упорядоченной ликвидации» фининститутов, исключающей возникновение системных рисков для мировой финансовой системы, должны быть прописаны самими финансовыми организациями — эти планы, получившие название «завещаний», передаются на рассмотрение FDIC. Непосредственно правила bail-in были сформулированы американскими финансовыми регуляторами в течение 2013–2015 годов.

В Европейском союзе механизм bail-in действует с 1 января 2016 года. Согласно Директиве о реструктуризации и банкротстве банков, утвержденной еще в апреле 2014 года, сначала полностью списываются обязательства перед акционерами (капитал), потом в капитал конвертируются обязательства перед держателями облигаций и, наконец, крупные вклады на сумму свыше €100 тыс. Вклады на меньшую сумму должны оставаться нетронутыми, так как они гарантируются государством. Директива также устанавливает, что власти могут подключиться к реструктуризации банка только после того, как участие в его спасении примут его акционеры и кредиторы. Деньги налогоплательщиков на спасение банка могут быть выделены только после того, как за счет средств кредиторов будет погашено 8% обязательств банка.

Аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай считает, что крупному вкладчику предпочтительнее выбрать вариант конвертации его вклада в субординированный депозит. «В этом случае средства списываются в капитал второго уровня, а по депозиту вы получаете купонный доход. Это лучше, чем ничего», — говорит он. В случае с акциями, отмечает Порывай, бывшему вкладчику просто остается ждать у моря погоды. «Дивидендов вам проблемный банк вряд ли заплатит, а сможете ли вы вообще потом продать акции банка кому-либо, тоже вопрос», — пояснил аналитик.

Директор по банковским рейтингам RAEX («Эксперт РА») Марина Мусиец говорит, что субординированные депозиты — это более ликвидный инструмент, чем акции проблемных банков. «Он может приносить доход, тогда как рассчитывать на рост стоимости акций банка, когда-то не исполнившего обязательства, сложно. Репутация на рынке складывается годами», — отмечает она. По словам Мусиец, риск, что банк не исполнит обязательства по субординированным депозитам, минимален — на практике регулятор редко отзывает лицензию у санируемых банков.
«Конечно, для банков и для государства более предпочтителен вариант конвертации вкладов в акции, поскольку это напрямую влияет на норматив достаточности капитала первого уровня Н1.2», — рассуждает аналитик. Акции входят в капитал первого уровня банка, а субординированные кредиты — в капитал второго уровня. Мусиец напоминает, что минимальное значение норматива Н1.2 сейчас составляет 6%, тогда как норматив достаточности капитала второго уровня (Н1.0.) с 1 января 2016 года снижен с 10 до 8%. «Исполнить его банкам легче, поскольку объем привлеченных субординированных займов может быть любым. На рынке есть кредитные организации, у которых достаточно большой разрыв между Н1.0 и Н1.2», — пояснила она.
Магазин исследований Аналитика по теме "Акции"