Лента новостей
Адвокат заявил о снятии подозрений с Васильева по делу о беспорядках Общество, 17:43 5 причин есть сезонные продукты и чувствовать себя лучше Pink, 17:39 Россельхознадзор вернул 20 млн живых насекомых в Великобританию Общество, 17:25 США согласились продлить лицензию Huawei еще на 90 дней Бизнес, 17:20 На следующую смену парадигмы в ретейле уйдет 10–15 лет Pro, 17:20 Российский новейший фрегат с ракетами «Калибр» вернулся из кругосветки Общество, 17:19 В Свердловской области загорелся завод по переработке взрывчатки Общество, 17:16 Рождаемость за полгода выросла только в двух регионах России Экономика, 17:10 Трое мирных жителей погибли при обстреле турецкого конвоя в Сирии Политика, 17:09 Рогозин ответил на шутку о дыре в ракете «Союз» Общество, 17:06 Путин прилетел во Францию Политика, 17:02 Школьника из Ульяновска похоронят отдельно от убитой семьи Общество, 17:00 Умер один из богатейших миллиардеров Дании Ларс Ларсен Бизнес, 17:00 СМИ сообщили о покупке «Зенитом» у «Уфы» своего воспитанника за €2 млн Спорт, 16:54
Экономика ,  
0 
Ливия попросила ООН снять санкции с «фонда Каддафи»
Ливия попросила ООН вывести из-под санкций суверенный фонд страны, активы которого оказались заморожены после свержения диктатора Муаммара Каддафи. Триполи считает, что из-за санкций фонд потерял до $2,3 млрд
Фото: AP

​Представитель Ливии в ООН Ибрагим Даббаши направил письмо в Совбез ООН с просьбой вывести из-под санкций суверенный фонд страны, Lybian Investment Authority (LIA), который, по словам дипломата, теряет миллиарды долларов из-за неэффективного управления замороженными активами. Об этом сообщает Reuters, знакомый с текстом письма.

«По подсчетам LIA, только в 2014 году, вместо того чтобы увеличить объем активов, фонд потерял $721 млн», — утверждает дипломат. По словам Даббаши, фонд недосчитался от $1,6 млрд до $2,3 млрд, которые мог бы получить в качестве дивидендов от консервативных инвестиций. В письме Даббаши подчеркивает, что правительство Ливии не собирается использовать активы, и лишь хочет быть уверенным, что их объем не будет и далее сокращаться из-за плохого управления. Он просит Совбез принять резолюцию, которая позволила бы LIA открывать и закрывать счета, а также осуществлять между ними транзакции.

Как заявил Reuters Даббаши, сейчас активы LIA оцениваются в $67 млрд. Схожие оценки дает Институт суверенных фондов — $66 млрд.

LIA был создан в 2006 году, на тот момент он составлял примерно $70 млрд, при этом средства фонда находились под прямым контролем лидера страны Муаммара Каддафи и его семьи. В марте 2011 года активы LIA были заморожены в соответствии с решением ООН, чтобы воспрепятствовать выводу Каддафи принадлежащих ливийскому народу средств. C тех пор 85% средств остаются замороженными. В годы правления Каддафи, как считает нынешнее правительство Ливии, фонд управлялся некорректно. Из-за этого оно ведет тяжбу с Société Générale и Goldman Sachs, которые управляли частью средств фонда.

Reuters со ссылкой на дипломатические источники отмечает, что члены Совбеза ООН скептически относятся к изменению санкционного режима в отношении Ливии до тех пор, пока в стране не установится стабильное правительство. Сейчас в стране двоевластие: в столице государства Триполи заседает исламистский Всеобщий национальный конгресс, в Тобруке — правительство, признанное международным сообществом. Кроме того, часть побережья страны контролирует запрещенное в России «Исламское государство», а на юго-западе де-факто властями являются вооруженные формирования туарегов.

В декабре 2015 года стороны подписали «Декларацию принципов», согласно которой правительства в Триполи и Тобруке будут готовиться к проведению парламентских выборов, которые должны пройти в течение двух лет. Была достигнута договоренность о создании правительства национального единства. Но пока за руководство LIA оба правительства ведут борьбу — сразу два человека, Хасан Бухади и Абдул-Маджид Бреиш, считают себя главами суверенного фонда. Первого поддерживает правительство в Тобруке, второго — конгресс в Триполи. В начале марта спор между Бреишем и Бухади начал рассматривать Высокий суд Лондона.