Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Касперский» сообщил о всплеске мошенничества через «выигрышные» рассылки Технологии и медиа, 11:59 Путин поздравил гендиректора Эрмитажа с днем рождения Общество, 11:55 Как снизить потребление сахара и еще 20 ЗОЖ-челенджей РБК Стиль и Barilla, 11:46 Инвестиции в землю и коммерческую недвижимость вырастут до $3,8 млрд Бизнес, 11:46 В России предложили приравнять хищение бюджетных денег к госизмене Политика, 11:45 «Юнистрим» приостановил проведение переводов в режиме онлайн Финансы, 11:34 Сурков вошел в состав делегации России на встрече в Париже Политика, 11:25 Пятилетки 2.0: как работает категорийная стратегия Pro, 11:22 Число погибших при пожаре в колледже Одессы выросло до 12 Общество, 11:20 Власти назвали даты пика загрузки дорог в Москве перед Новым годом Общество, 11:19 Университет бизнеса для фрилансеров: 200 бесплатных семинаров РБК и УРАЛСИБ, 11:17 «Bitcoin подешевеет до $2700»: когда цена криптовалюты обновит минимум Крипто, 11:14 В Петербурге снова эвакуировали суды из-за сообщений о минировании Общество, 11:10 В Кремле списали на волю Путина и Зеленского продолжительность их встречи Политика, 11:04
Экономика ,  
0 
"Газпром бурение" осталась без контрактов с Halliburton из-за санкций
ЕС готовит запрет на экспорт в Россию «особо важных технологий», а бурильщики из США уже замораживают российские контракты

Американские связи

Руководство Halliburton приостановило отношения и договоры между компаниями из-за того, что Аркадий Ротенберг (ему принадлежит 100% акций «Газпром бурение») был включен в санкционный список, подготовленный Министерством финансов США в мае этого года. «Запрет касается любых коммерческих отношений, сделок (продажа товаров, услуг и т.д.) с любыми юридическими лицами, которые прямо или косвенно связаны с Ротенбергом. 17 мая 2014 года нами было получено поручение из главного офиса с требованием соответствия», — говорится в письме Halliburton.

Информацию о том, что американская компания прекратила сотрудничество с «Газпром бурение», РБК подтвердил источник, близкий к компании. Получить комментарий представителя Halliburton РБК не удалось.

Среди заказчиков американской компании все крупные нефтяные и газовые структуры: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», ЛУКОЙЛ и другие, говорится на сайте Halliburton. Например, в августе 2013 года Halliburton заключила соглашение о совместной разработке месторождений с трудноизвлекаемыми запасами с компанией «Газпром нефть». Ее задача — к 2020 году довести добычу до 100 млн т нефтяного эквивалента, заявлял первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев. По его словам, более половины нефти будет добываться с применением инновационных технологий. В настоящее время «Газпром нефть» продолжает сотрудничество с Halliburton, сказал РБК представитель «Газпром нефти». В ЛУКОЙЛе и «Газпроме» не ответили на запрос.

Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Однако в пятницу в ходе конференц-колла для инвесторов по этой теме высказался первый вице-президент «Роснефти», курирующий вопросы добычи, Эрик Лирон. «Для разработки месторождений с трудноизвлекаемыми запасами в Западной Сибири «Роснефть» использует американские технологии, которые позволяют сократить время освоения месторождения почти вдвое», — заявил он.

Также в пятницу нефтяная компания распространила заявление ее президента Игоря Сечина в отчете за первое полугодие. «Вместе с нашими партнерами — ведущими нефтяными компаниями мира — мы работаем над планом минимизации последствий включения «Роснефти» в санкционные списки», — заявил Сечин. Американский партнер компании — ExxonMobil также изучает эффект санкций. «Мы в процессе оценки воздействия санкций», — ответил РБК по электронной почте представитель ExxonMobil. От дальнейших комментариев он отказался.

Запрет на технику

На этой неделе Евросоюз может ввести запрет на экспорт в Россию высокотехнологичной продукции для энергетической промышленности. В случае введения этих мер больше всего пострадают «Газпром» и «Роснефть», которым необходимы западные технологии для добычи на арктическом шельфе. Под угрозой окажутся проекты по разработке трудноизвлекаемых запасов и сланцевой нефти, предупреждают эксперты.

В этом случае суммарная добыча нефти может снизиться на 5–10%, или на 26–52 млн т в год, подсчитал исполнительный директор кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково» Николай Грачев.

По данным Минэнерго и Минпромторга, 25% оборудования, используемого в нефтегазовой отрасли, приобретается российскими компаниями за рубежом. Еврокомиссия, по данным The Financial Times, может ограничить его экспорт в рамках запрета на поставку в Россию «особо важных технологий». По подсчетам FT, европейские производители и поставщики потеряют от запрета не более 150 млн евро в год. Россия ощутит негативные последствия от санкций по прошествии нескольких лет.

Видимо, об этом говорил министр энергетики Александр Новак 4 июня на президентской комиссии по ТЭК. «Особого внимания требует решение проблемы импортозамещения, так как в настоящее время в целом ряде сегментов российский ТЭК сильно зависит от иностранных технологий, оборудования, комплектующих и материалов», — предупреждал собравшихся министр.

Особо Новак отметил отсутствие в стране равноценных аналогов оборудования для работы на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами. Без участия иностранных нефтесервисных компаний возникнут проблемы при работе с трудноизвлекаемыми запасами, высокотехнологичными скважинами (горизонтальное бурение), при добыче сланцевой нефти. В этих сегментах доля иностранных технологий превышает 80–90%, приводит экспертную оценку Грачев.

В зоне риска оказывается не только добыча, но и разведка новых месторождений. Здесь проблемы возникнут после 2018 года. Исполнительный вице-президент геологоразведочной компании IGSS Денис Чередниченко говорит, что почувствуют проблемы примерно через пять лет, когда имеющееся оборудование придет в негодность. «Для сейсмики запрет на экспорт в Россию технологий — это плохо, — говорит он. — Аналогов импортному оборудованию у нас нет, а моментально наладить его производство не получится, тем более что инвестиции в геологоразведку сейчас крайне малы — нет спроса потребителей».

«В краткосрочной перспективе негативного влияния на отрасль запрет на экспорт технологий (США и ЕС. — РБК) не окажет», — заявил сотрудник пресс-службы Министерства энергетики. Но в среднесрочной перспективе потери будут заметными. Запасы углеводородов, которых Россия не сможет «распечатать» в результате очередной волны санкций, оцениваются в 8,2 трлн долл., подсчитали эксперты Bloomberg. Более всего Россия зависит от поставок современного оборудования для бурения горизонтальных скважин, а также внедрения технологий гидроразрыва пласта.

Импортозамещение в Китае

Если Еврокомиссия введет технологические санкции, а США будут последовательны в изоляции сотрудничества с Россией, единственным выходом станет покупка оборудования в Китае, отмечает Чередниченко. Многие нефтесервисные компании уже сейчас используют оборудование из Китая, говорит председатель совета директоров «РУ-Энерджи Групп» Азад Бабаев. «Оно ни в чем не уступает американским аналогам, а по цене гораздо выгоднее», — утверждает он.

«Это может стать стимулом к поддержанию программ по импортозамещению. И это слово на напряженном геополитическом фоне может наконец то приобрести свое значение и перестать быть пустым звуком для профильных чиновников и госкорпораций», — говорит бизнесмен из нефтесервиса. Примерная годовая выручка Halliburton в России — 0,5 млрд долл. Аналогичный показатель у Baker Hughes. Schlumberger зарабатывает здесь примерно 3 млрд долл., Weatherford часть активов (предприятия по бурению и ТКРС) в России и Венесуэле — около 1 млрд долл. Часть бюджетов Halliburton достанется ее российским конкурентам, часть — поделят американские.

Часть подрядчиков из США начали загодя готовить запасные варианты для работы в России. Schlumberger в этом году открыли московский научно-исследовательский центр «Шлюмберже». Минэнерго намерено оказывать поддержку компаниям по расширению деятельности в России, говорит сотрудник Минэнерго.

По словам аналитика Sberbank CIB Валерия Нестерова, влияние новых санкций в сфере российской нефтегазовой отрасли зависит от широты и продолжительности их действия. «Сама Европа не заинтересована в ограничении поставок энергоносителей из России. Это касается и нефти, и газа. Поэтому когда в результате санкций объемы добычи углеводородов в России уменьшатся, прежде всего пострадает европейский потребитель», — заключил аналитик.

Нефтяники комментировать возможные санкции ЕС отказались, сославшись на то, что документ Еврокомиссии еще не утвержден. В «Газпроме», ЛУКОЙЛе, «Башнефти» и «Газпром нефти» отказались от комментариев. «Роснефть» не смогла оперативно предоставить комментарий.

Справка:

В одной лодке с «Роснефтью»

Для разработки шельфовых проектов «Роснефть» привлекла экспертизу ExxonMobil, Eni, Statoil.

Совместно с ExxonMobil во второй половине 2014 года компания намерена начать бурение горизонтальных скважин на месторождении Баженовской свиты, говорится в материалах презентации компании по итогам отчета по МСФО за первый квартал.

В сфере трейдинга у «Роснефти» заключен контракт с BP Oil Int. о поставках нефтепродуктов до 12 млн т в течение пяти лет с возможностью замещения нефтью на условиях предоплаты в 2 млрд долл.

Действует контракт с венесуэльской PDVSA о покупке 66,5 млн барр. нефти и нефтепродуктов на условиях предоплаты (2 млрд долл.).

Во втором полугодии «Роснефть» планирует продлевать контракты с Maersk, CMA CGM, а также заключать договоры с Sakhalin Energy, Hyundai, NYK (Япония, судоходная компания), K-Line (Америка, трейдинговая компания), MOL (Венгрия, нефтегазовая компания), Evergreen (Тайвань, судоходная и транспортная компания) на Дальнем Востоке.

Тринадцать лет Halliburton в России

Halliburton работает в России с 1991 года. Специализируется на обслуживании месторождений в Западной Сибири. Среди ее заказчиков — крупнейшие российские компании: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть» и ЛУКОЙЛ. Компания производит оборудование для бурения, проводит обслуживание трубопроводов, резервуарных парков, занимается разработкой IT-программ для оптимизации добычи.

В России у нее развернуты производства в восьми регионах. Самая крупная база компании находится в Нижневартовске. Генеральный директор российского филиала — Константин Шилин, офис — в Москве. Штат в России — около 2500 человек.

Ася Сотникова