Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ФСБ нашла в пяти регионах 12 подпольных мастерских по производству оружия Общество, 15:44 Команда «Формулы-1» Mercedes продлила контракт с Валттери Боттасом Спорт, 15:40 Власти Черногории назвали дату свободного въезда в страну для россиян Политика, 15:37 В Москве пресекли продажу лекарства от коронавируса из мертвых рептилий Общество, 15:32 Кожаный профицит: как кожевенная отрасль переживает пандемию РБК и Сбербанк, 15:28 Тихановская предложила способ избежать задержаний после запрета митинга Политика, 15:27 ЦБ указал банкам на недобросовестные отказы на досрочный возврат долга Финансы, 15:25 Мутко предсказал снижение средней ставки по ипотеке до 7,5% к концу года Экономика, 15:22 Макрон первым из иностранных лидеров прилетел в Бейрут после взрыва Общество, 15:17 Россия за пять лет уничтожила свыше 36 тыс. т санкционных продуктов Политика, 15:15 «Зенит» отреагировал на сообщения о вспышке коронавируса в команде Спорт, 15:14 Lenta.Ru и Gazeta.Ru получат госсубсидии на зарплату сотрудникам Технологии и медиа, 15:14 Взрыв в порту Бейрута: как пострадали музеи, отели и ателье Стиль, 15:05 Биткоин, акции, облигации. Во что инвестировать ради досрочной пенсии Крипто, 14:58
Нефтяной кризис ,  
0 

Нефтяникам предсказали дефицит кадров хуже чем в 1980-х

Из-за падения цен на нефть 250 тыс. работников нефтегазового сектора по всему миру попали под сокращения. Теперь они ищут работу в других секторах, что в будущем может привести к дефициту кадров в нефтяной отрасли
Фото: Reuters/Pixstream
Фото: Reuters/Pixstream

​32% опрошенных Hays специалистов глобального нефтегазового сектора в 2015 году попали под сокращение. По оценке хедхантинговой компании, в этой сфере потеряли работу порядка 250 тыс. человек. 93% работодателей, которые приняли участие в исследовании, признали, что были вынуждены сокращать численность персонала в последний год. Большинство уволенных работников пытаются найти работу в других отраслях экономики, что может привести к дефициту кадров в ТЭКе, когда этот сектор начнет восстанавливаться, полагают в Hays.

В ноябре 2015 года Hays опросила 28 тыс. представителей нефтегазового сектора в 178 странах. В исследование вошли сервисные компании (22%), компании, осуществл​​яющие проектно-строительные работы (21%), компании-операторы (18%), глобальные компании-гиганты (15%), а также консультанты, производители оборудования и подрядчики. 67% опрошенных — работники на позициях от старшего специалиста до менеджера. Еще 20% — специалисты среднего уровня, операторы, технические специалисты, недавние выпускники.​

Дефицит кадров

Работодатели, с одной стороны, настроены довольно оптимистично: 53% из них полагают, что в течение этого года отрасль начнет восстанавливаться. В то же время 22% отмечают, что на фоне улучшения ситуации серьезной проблемой станет дефицит квалифицированных кадров.

По данным опроса Hays, 72% среди уволенных работников нефтегазовой отрасли во всем мире стремятся перейти в другую область. 91% респондентов из России рассматривают возможность работы за границей, а 27% российских участников исследования планируют переехать в ближайшие шесть месяцев. «Приостановка найма сейчас приведет к более серьезной нехватке квалифицированной рабочей силы, чем во время кризиса конца 1980-х», — говорит управляющий директор практики Oil & Gas в Hays Джон Фарагуна.

«Нефтегазовая отрасль всегда считалась элитной и забирала специалистов другой направленности. У тех же машиностроителей зарплаты ниже, чем у нефтяников», — рассказывает РБК партнер хедхантинговой компании Cornerstone Владислав Быханов. По данным Росстата, в 2015 году средняя заработная плата в отрасли добычи топливно-энергетических полезных ископаемых составила 69,5 тыс. руб. — против, например, 51,5 тыс. в добыче металлических руд и среднего в 61,7 тыс. для добычи полезных ископаемых вообще. «Кризис внес коррективы, освободившиеся специалисты уже не так избирательны», — продолжает Быханов. Он говорит, что специалисты из нефтегазового сектора активно переходят в золотодобывающие компании, в машиностроение — «рассматривают все варианты».

«Про будущий дефицит кадров действительно есть весьма серьезные опасения, — рассказывает Быханов. — Из-за большого количества замороженных проектов освободилось много специалистов, которые не могут найти себе применение и мечтают уехать за рубеж. А это чревато утечкой мозгов». «С другой стороны, сейчас происходит такая необходимая кадровая балансировка в производстве, обмен специалистами между отраслями может в итоге сыграть позитивную роль в целом», — рассуждает эксперт.

«Утечка кадров может происходить в управляющем звене», — полагает Рустам Барноходжаев, руководитель департамента по работе с ключевыми клиентами кадрового агентства «Юнити». «Но если это нефтяной инженер узкой специализации, ему будет очень тяжело найти свое применение вне нефтяной отрасли», — объясняет он. Барноходжаев говорит, что не видит большой опасности в текущем переходе части специалистов в другие отрасли. Даже те, кто уезжает работать за рубеж, могут в будущем вернуться в Россию, если здесь у них будет больше возможностей проявить себя. «Есть шанс, что они вернутся с некоторой задержкой и будет небольшой дефицитный лаг, но рынок все выровняет», — считает эксперт.

С ним согласен директор департамента по подбору топ-менеджмента для ТЭКа хедхантинговой компании «Агентство Контакт» Андрей Захаров: «Те, кто из-за временных трудностей покинул или планирует покинуть отрасль, рано или поздно все равно в нее вернутся. То есть переход в другую индустрию — это временная мера. А дефицит уникальных, высококвалифицированных, редких специалистов — он был и будет всегда».

Спрос на иностранцев

Россия продолжает наращивать производство углеводородов, чтобы сохранить рыночную долю, отмечают авторы исследования Hays, поэтому рынок труда в секторе более стабилен.

Например, пресс-служба «Газпром нефти» сообщила РБК, что компания ведет политику по привлечению и удержанию квалифицированного персонала и подготовке молодых специалистов, разработанную в соответствии с долгосрочными стратегическими планами. Потребности в количестве и ключевых компетенциях сотрудников рассчитаны на перспективу до 2025 года, и «Газпром нефть» осуществляет поиск специалистов на рынке, а также участвует в проектах по привлечению и обучению молодых специалистов.

При этом, несмотря на кризис, сохраняется спрос на иностранных специалистов. Процент экспатов в нефтегазовой отрасли сократился, но он по-прежнему довольно высок — 21%, оценивают в Hays.

«В связи с низкой ценой на нефть часть проектов становится нерентабельной. Себестоимость нашей нефти составляет $16–17 за баррель. Но есть месторождения, где добыча дороже, и она становится неэффективна», — рассказывает Рустам Барноходжаев. «Спрос на иностранных специалистов резко упал, так как они нужны в основном для применения сложных технологий, а сложные технологии приводят к удорожанию нефти и делают ее дороже нынешнего уровня цены», — продолжает он. При этом именно трудноизвлекаемые запасы, требующие продвинутых технологий, подпали под санкции, и привлечь к этой работе иностранных специалистов из «санкционных» стран стало намного сложнее.

«Количество экспатов в последние пару лет сократилось как минимум на 50%, — подтверждает менеджер практики Oil & Gas компании Hays в России Влада Фомина. — В первую очередь это связано не с изменениями цены на нефть, а с санкциями ЕС и США, которые ограничивают возможность работы в определенных компаниях или сферах». Однако она объясняет, что в таких технически сложных и инновационных направлениях, как шельфовая нефтедобыча или производство сжиженного природного газа, у России отсутствует продолжительная экспертиза, так что необходимость нанимать иностранных специалистов сохраняется. При этом, отмечает Фомина, наблюдается тенденция нанимать на работу специалистов с паспортами не европейских стран или США, а, например, Австралии или Китая. Это связано как с санкциями, так и с сокращением затрат: зарплатные ожидания специалистов из этих стран несколько ниже.

«Австралийцев активно берут в «Ямал СПГ», так как Австралия — несомненный лидер по количеству заводов СПГ. У нас таких специалистов нет — и вряд ли вырастет достойная замена в ближайшие несколько лет, хотя работа в этом направлении ведется», — рассуждает Владислав Быханов. Китай более охотно, чем западные игроки, вкладывается в российские проекты. «Только через нас в 2015 году было закрыто пять проектов по поиску директоров по привлечению азиатского финансирования», — рассказывает Быханов. При этом, финансируя проекты, китайцы ставят условия по участию в них собственных специалистов, объясняет он.

Магазин исследований: аналитика по теме "Кадры"