Лента новостей
Тарасенко повторил достижение Гретцки и Сакика Спорт, 06:48 В Китае два человека погибли в результате обрушения крыши бара Общество, 06:36 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 06:30 Офицера ГРУ из доклада Мюллера обвинили в создании «пирамиды» с гаджетами Общество, 06:00 В работе App Store произошел сбой Технологии и медиа, 05:45 «Торонто» во втором овертайме обыграл «Милуоки» Спорт, 05:27 Трамп заявил об уходе американских компаний из Китая Экономика, 05:11 В 2019 году тесты ЕГЭ передадут 8 регионам в виде зашифрованных файлов Общество, 05:09 Австрийский депутат выступила против антироссийских санкций Политика, 04:32 «Коммерсантъ» сообщил о новой схеме кражи денег через терминалы Сбербанка Общество, 04:09 В Госдуме анонсировали выдачу российских паспортов жителям Приднестровья Политика, 03:51 Что поможет начать вести здоровый образ жизни. Тест РБК и Philips, 03:50 Умер певец Нильда Фернандес Общество, 03:12 В Бразилии при стрельбе в баре погибли 11 человек Общество, 02:37
Итоги года – 2014 ,  
0 
Холодная экономическая война: год под знаком санкций Европы и США
2014 год прошел под знаком санкций, направленных на международную изоляцию российской экономики. Новый тип холодной войны, по оценке Минфина, обходится России в $40 млрд в год. Вместе с падением цен на нефть западные санкции остаются главным фактором риска для России на следующий год
Фото: ТАСС

В 1990-е Россия присоединилась к семерке развитых стран, в 2000-м Владимир Путин не исключал вступления страны в НАТО, а в 2012 году Москва стала полноправным членом ВТО. Из-за конфликта вокруг Украины Россия в уходящем году оказалась совсем в другой компании, встав в один ряд с Северной Кореей, Ираном, Мьянмой, Суданом, Зимбабве и Ливией времен Муаммара Каддафи – все они ощутили на себе влияние западных санкций.

По историческим меркам санкции Евросоюза и США против России беспрецедентны и не идут ни в какое сравнение с давлением, которое оказывалось, к примеру, на СССР. В советскую эпоху гарантией национальной безопасности считались прежде всего ядерные боеголовки, теперь это доступ к финансам, технологиям и экономическая конкурентоспособность. По этим болевым точкам Запад и нанес удар.

Решающий фактор 

Общий перечень мер против России был составлен еще в марте Вашингтоном. Тогда президент США Барак Обама подписал указ, из которого следовало, что под санкциями могут оказаться не только отдельные люди, ответственные за события на Украине, но и целые отрасли российской экономики – финансовая, энергетическая, оборонная, металлургическая и добывающая.

Но вплоть до июля сохранялась надежда, что США и Евросоюз не смогут договориться по вопросу секторальных санкций. Слишком разной для них была цена вопроса: торговый оборот между США и Россией в 2013 году равнялся $38 млрд, а между ЕС и Россией – €326 млрд ($400 млрд).

В необходимости послать Кремлю «ясный сигнал» Евросоюз убедил сбитый над Донецкой областью пассажирский Boeing с 210 европейцами на борту. «Действия России подвергают угрозе европейский миропорядок и нарушают международное право», – заявила после трагедии канцлер Германии Ангела Меркель.

«Ожесточение» Меркель эксперты назвали переломным моментом. В прошлом внешняя политика Европы часто характеризовалась разобщенностью, как, например, во время ливийского кризиса 2011 года, отмечает Никлас Хельвиг, научный сотрудник Финского института международных отношений. «Но в украинском кризисе Евросоюзу удалось продемонстрировать впечатляющее единство: договоренности, которые требуют согласия всех 28 государств, стали возможны, несмотря на издержки для целого ряда европейских экономик», – говорит эксперт.

Новый изгой

Эффект санкций зависит от степени интеграции страны в международную экономику. Ученые Цюрихского технологического университета с 2002 года замеряют включенность разных стран в глобальные процессы по экономическим, политическим и социальным критериям (индекс глобализации KOF). В рейтинге, опубликованном в апреле 2014 года, Россия занимала 56-е место, опережая Японию, Южную Корею, Китай, Бразилию и еще 140 стран.

Действие санкций прогрессирует по мере их продолжительности. Еврокомиссия оценивает, что в этом году только европейские санкции «срежут» 0,6 п.п. от экономического роста России, а в 2015-м – уже 1,1 п.п.

Чистый эффект санкций на экономику оценить сложно. В начале осени к ограничениям со стороны Запада добавилось падение цен на нефть, в ноябре–декабре оно помножилось на обвал рубля и начавшуюся валютную панику – получился «идеальный шторм». Но Владимир Путин в середине декабря оценил влияние санкций на текущее состояние экономики в 25–30%. Чуть раньше министр финансов Антон Силуанов сказал, что бюджет теряет из-за геополитических санкций порядка $40 млрд в год и $90–100 млрд – от падения цен на нефть.

Российская экономика могла бы расти на 2,5–3% «без каких-либо прорывов по законодательной базе или либеральной революции», говорит министр экономики Алексей Улюкаев. «Для этого нужно было всего лишь не делать явных глупостей», – заявил он РБК. В начале декабря Минэкономразвития понизило экономический прогноз на 2015 год до минус 0,8%, следом Всемирный банк сообщил, что ожидает падения ВВП на 0,7%, а также первого с 2009 года сокращения потребительского спроса.

Санкции оказали большое влияние на Россию, главным образом через ее финансовую систему, считает экономист Барри Босворт из вашингтонского Брукингского института. «Соединенные Штаты по большей части контролируют международные финансы и за счет этого подорвали финансирование российских банков. Плюс Россия привыкла полагаться на прямые иностранные инвестиции из Европы, которые давали не только деньги, но и техническое ноу-хау», – сказал эксперт телеканалу ABC в начале декабря. По данным Dealogic на середину декабря, в «санкционном» 2014 году российские эмитенты привлекли на международных рынках облигаций только $9,5 млрд по сравнению с почти $53 млрд в 2013 году. В акционерный капитал за прошлый год было привлечено $10,3 млрд, а в этом году – только $1,9 млрд.

Бегство партнеров

Введенные в сентябре санкции против нефтяного сектора вынудили заморозить совместные проекты российских компаний с иностранцами. В конце сентября Shell заявила, что останавливает работу в рамках СП «Ханты-Мансийский нефтегазовый союз» с «Газпром нефтью» (разработка сланцевых проектов в ХМАО). Французская Total отказалась от планов по созданию СП с ЛУКОЙЛом по разработке баженовской свиты. Американская ExxonMobil была вынуждена заморозить все 10 проектов в России, а западные нефтесервисные корпорации, например Schlumberger, начали сокращать штат в России.

«Вне всякого сомнения, целевые санкции США против российского энергетического сектора затронули американские компании и экспорт», – говорит Дуглас Джейкобсон, юрист вашингтонской Jacobson Burton PLLC, специализирующийся на санкциях и экспортном контроле. По его словам, американские ведомства, такие как Таможенная и Пограничная служба или управление по контролю за иностранными активами при Минфине, теперь требуют дополнительной проверки даже тех поставок, которые формально не подпадают под санкции.

На текущей добыче нефти в России санкции пока не сказались: она находится на уровне, близком к постсоветскому максимуму. В краткосрочной перспективе серьезных последствий не будет, прогнозировало в  августовском обзоре рейтинговое агентство Standard & Poor’s. Санкции сконструированы таким образом, чтобы ударить по проектам в области «нетрадиционной» нефти, которые являются будущим источником российской добычи. Прежде всего это проекты в Арктике и освоение запасов сланцевой нефти.

Пока единственным действующим проектом на арктическом шельфе является добыча нефти на Приразломном месторождении «Газпром нефти». Оборудование на платформу «Приразломная» компания успела завезти еще до санкций, отмечало S&P. Отгрузка первой партии нефти с «Приразломной» состоялась в апреле 2014 года. А вот открытое «Роснефтью» и ExxonMobil арктическое месторождение «Победа» в Карском море находится только на первоначальном этапе. Летом 2015 года «Роснефти» будет необходимо проводить там второй раунд разведочного бурения, но ExxonMobil не сможет в нем участвовать, если санкции останутся в силе.

По оценкам консалтинговой компании IHS CERA, если введенные санкции сохранятся, к 2025 году добыча российской нефти может упасть до 7,6 млн барр. в день по сравнению с 10,5 млн барр. в январе–ноябре 2014 года.

Иран в миниатюре

К концу 2014 года из Брюсселя и Вашингтона доносились важные сигналы о том, что санкции обратимы, ряд примирительных заявлений сделал министр иностранных дел России Сергей Лавров. В интервью телеканалу France 24 он сказал, что «второго Крыма» не будет, что Россия поддерживает территориальную целостность Украины в ее нынешнем виде.

Обама 18 декабря заявил, что цель США – «способствовать дипломатическому решению, которое позволит урегулировать конфликт на долгосрочную перспективу, поможет обеспечить рост и стабильность на Украине и во всем регионе, включая Россию». США «готовы откатить санкции назад, если Россия предпримет необходимые шаги».

Евросоюзу возможность пересмотреть секторальные санкции представится в июле 2015 года (ЕС в отличие от Вашингтона не имеет права вводить санкции бессрочно). Москва может попытаться воспользоваться этим «окном возможностей».

«Но даже если напряженность на востоке Украины разрядится, не стоит ожидать автоматического сворачивания санкций», – предупреждает Хельвиг из Финского института международных отношений. Жесткие меры «были не только реакцией на поведение России на востоке Украины, но и ответом на незаконное присоединение Крыма», напоминает он.

Председатель правления Российско-Германской торговой палаты Михаэль Хармс, напротив, абсолютно уверен, что секторальные санкции можно снять, если получится достигнуть прогресса по мирному процессу на востоке Украины. «Ни для кого не секрет, что немецкий бизнес постоянно общается на эту тему с федеральным правительством [Германии]», – сказал он РБК. «Власти говорят нам: никто не хочет санкций, но у нас есть принципиальная позиция по ситуации на востоке Украины и очень четкие требования, которые Россия должна выполнить. И как только она это сделает, [секторальные] санкции тут же будут сняты», – утверждает Хармс.

Гораздо сложнее будет добиться отмены американских санкций. В декабре конгресс США принял первый за время украинского кризиса закон о санкциях против России, и Обама его подписал (до этого все санкции против России вводились указами Белого дома и постановлениями Минфина США). Акт конгресса «в поддержку свободы Украины» не обязывает Обаму вводить новые санкции, но несет дополнительные риски для «Газпрома» и «Рособоронэкспорта».

Важно, что со следующего года конгресс возглавит республиканская оппозиция, которая будет оказывать на Обаму дополнительное давление. «Санкции сохранятся на годы. «Вечная мерзлота» в политических и экономических отношениях представляется вероятным сценарием отношений между союзниками по НАТО и Россией на неопределенный срок», – рисует мрачную картину эксперт Петерсоновского института Гэри Хюфбауэр, автор фундаментальных исследований по санкциям.

Конец 2014 года ознаменовался новым указом Обамы, фактически установившим режим полного финансово-экономического эмбарго в отношении Крыма. Точно такой же режим был установлен по отношению к Ирану в конце 1990-х годов. Теперь эта модель воспроизведена на территории нового субъекта Российской Федерации.​


Хронология санкций:

В марте «Большая семерка» останавливает подготовку к июньскому саммиту G8 в Сочи. Впоследствии он так и не состоится, а семь держав покинут «восьмерку», оставив Россию в гордом одиночестве. Сразу после крымского референдума США и Евросоюз вводят первые «персональные» санкции против российских политиков, «причастных к ситуации на Украине».

США идут на беспрецедентный шаг, внеся в список «заблокированных лиц» бизнесменов из «ближнего круга президента Путина» - братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, Геннадия Тимченко, Юрия Ковальчука, главу РЖД Владимира Якунина, а также банк «Россия». Минфин США заявляет, что у Путина есть инвестиции в швейцарский трейдинговый дом Gunvor, «он может иметь доступ к средствам Gunvor».

В апреле американский санкционный список расширен: в него включены глава «Ростеха» Сергей Чемезов и глава «Роснефти» Игорь Сечин, а также компании, подконтрольные Тимченко, братьям Ротенбергам и банку «Россия».

В июле сначала США, а после трагедии с малазийским «Боингом» и Евросоюз, вводят первые секторальные меры, закрыв российским госбанкам доступ к финансированию сроком более 90 дней. Вашингтон сразу накладывает аналогичные ограничения и на энергетические компании «Роснефть» и НОВАТЭК (совладельцем последней является Геннадий Тимченко). Кроме того, ЕС и США ввели ограничения на поставку в Россию товаров двойного назначения.

В августе вступают в силу европейские и американские ограничения на экспорт для российского ТЭКа. Под запрет попадает перечень «чувствительных» технологий, в том числе буровые платформы, комплектующие для горизонтального бурения, подводное оборудование, морское оборудование для работы в условиях Арктики, программное обеспечение для гидравлического разрыва пласта. Поставки этих товаров запрещены, если они предназначаются для сланцевых, глубоководных или арктических проектов.

В сентябре США и ЕС синхронно принимают новый пакет секторальных мер. Теперь финансовые санкции действуют по обе стороны океана в отношении российских госбанков – Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка и Внешэкономбанка. Срок разрешенного долгового финансирования сокращен до 30 дней.

Нефтяным компаниям – «Роснефти», «Газпром нефти» и трубопроводной «Транснефти» - тоже запрещено привлекать финансирование в США и Евросоюзе с той разницей, что в США им запрещено кредитоваться на срок более 90 дней, а в Европе – 30 дней.

Одновременно США запретили поставлять пяти российским производителям – «Газпрому», «Газпром нефти», ЛУКОЙЛу, «Роснефти» и «Сургутнефтегазу» – любые товары, технологии и услуги (кроме финансовых), если они будут использоваться в арктических, глубоководных или сланцевых нефтяных проектах. Фактически это заморозило все проекты российских компаний с американскими партнерами по освоению нефтегазовых запасов на шельфе Арктики, трудноизвлекаемых запасов в Западной Сибири.

В декабре президент США Барак Обама своим указом запретил поставлять в Крым любые товары, технологии и услуги. Фактически в отношении полуострова введено тотальное эмбарго, исключением являются только поставки медикаментов и сельскохозяйственных товаров.

В 2014 году к санкциям США и ЕС в разной степени присоединялись Канада, Австралия, Япония, Швейцария, Норвегия и ряд менее крупных европейских стран, не входящих в Евросоюз.