Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зеленский пообещал «вернуть Крым» вслед за скифским золотом Политика, 13:14
Сверхтонкий, производительный или флип: ноутбуки с OLED-экранами РБК и ASUS, 13:13
Песков назвал делом Молдавии переговоры по газу с другими странами Экономика, 13:10
В Госдуме поддержали отмену обязательного техосмотра Авто, 13:09
Сбербанк распространил льготную ипотеку на частные дома Недвижимость, 13:04
В «Спартаке» заявили о готовности встретиться с фанатами после разгрома Спорт, 13:02
Не родись красивой: как внешний вид влияет на карьеру женщин Социальная экономика, 13:00
В Москве пациент больницы управделами президента выпал из окна Общество, 12:55
Власти Москвы анонсировали открытие 25 новых станций метро к 2025 году Город, 12:54
Эксперты продуктового рынка о французском вкусе и стиле в русской версии РБК и Ашан, 12:49
Песков объяснил высказывание Моргенштерна о Дне Победы отсутствием знаний Политика, 12:49
Кремль оценил нежелание Татарстана отказаться от должности президента Политика, 12:49
Суд в Амстердаме постановил передать крымское скифское золото Украине Политика, 12:44
Саратовский СК проверит данные о перепутанных в морге телах пенсионерок Общество, 12:38
Рейтинг РБК 500 ,  
0 

Две большие розницы: online vs offline

Новые технологии и падение доходов изменили потребительское поведение россиян. Как на эти изменения отреагировали крупнейшие ретейлеры?

В 2018–2019 годах изменилась парадигма потребительского рынка и розничной торговли в России. После глубокого падения спроса и доходов населения в 2015–2016 годах и стагнации в 2017 году многие торговые сети не выдержали усилившейся ценовой конкуренции, не смогли адаптироваться к изменению покупательского поведения, в связи с чем сократили объемы продаж, закрыли ставшие нерентабельными торговые объекты или свернули розничный бизнес, сконцентрировавшись на управлении портфелем объектов недвижимости. При этом некоторые ретейлеры, которые были лидерами в своих сегментах (например, ТД «Центробувь»), вообще прекратили операционную деятельность и покинули рынок.

В 2018–2019 годах мы наблюдаем восстановление розничной торговли, которое происходит вопреки продолжающемуся сокращению реальных располагаемых доходов населения и в значительной степени обусловлено ростом объемов потребительского кредитования.

Покупатели изменили модель поведения со сберегательной на «бережливое потребление», для которой характерны:

  • эффективное планирование покупок и снижение интереса к розничным форматам с высокой долей импульсных покупок (в первую очередь к гипермаркетам);
  • рост доли покупок, осуществляемых online (в том числе в зарубежных маркетплейсах);
  • более частое и активное сравнивание цен (включая специальные online-сервисы);
  • использование банковских карт и сервисов cashback;
  • усиление фокуса на скидках и специальных промопредложениях.

Рациональность стала важным фактором покупательского поведения как для малообеспеченных слоев населения с высоким уровнем долговой нагрузки, так и для представителей среднего класса и обеспеченных покупателей.

При этом на протяжении 2014–2019 годов продолжалось увеличение уровня промоактивности крупнейших сетей: по итогам 2019 года на продажи в рамках маркетинговых мероприятий пришлось более 50% розничного рынка. Ретейлеры и поставщики загнали себя в «ловушку промо».

Из-за стремления покупателей экономить время и из-за роста спроса на кулинарную продукцию происходит сближение розничной торговли и общественного питания. Крупнейшие ретейлеры FMCG активно развивают онлайн-продажи и производство кулинарной продукции (в первую очередь за счет строительства высокотехнологичных фабрик-кухонь), а заведения общепита все больше ориентируются на доставку и переходят к концепции dark kitchen.

Эти изменения формируют масштабные вызовы для государственного регулирования — в части обновления давно устаревших СанПиНов розничной торговли и общественного питания. Покупателям нужно дать гарантии безопасности пищевых продуктов в условиях диверсификации каналов продаж и развития дистанционной торговли (с использованием курьерской доставки и вендинговых аппаратов). Одновременно необходимо добиться снижения коррупционных рисков и избыточного давления на бизнес со стороны контрольно-регулирующих органов.

По уровню проникновения интернета и мобильных устройств Россия в 2014–2019 годах совершила настоящий прорыв и теперь не уступает большинству развитых стран Европы и Азии. Однако доля онлайн-продаж на розничном рынке Non-Food все еще не достигает даже 10%, а по продовольственным товарам она и вовсе менее 0,2%. Эти цифры свидетельствуют о потенциале двукратного роста доли электронной коммерции для Non-Food и как минимум на порядок — для продовольственных товаров. Ретейлерам приходится ускоренными темпами завершать переход к омниканальной модели взаимодействия с покупателем.

Из других трендов развития электронной коммерции можно выделить:

  • ускорение доставки за счет расширения количества точек выдачи товаров в сочетании с развитием click&collect;
  • рост доли трафика и покупок с помощью мобильных устройств;
  • увеличение количества заказов на фоне сокращения среднего чека;
  • активизацию online-кредитования.
Несмотря на ужесточение с 1 января 2019 года требований к товарным агрегаторам, на рынке по-прежнему бурно развиваются онлайн-гипермаркеты (Ozon, Wildberries) и маркетплейсы (Tmall, «Беру!», Goods), которые расширяют перечень товарных категорий и списки поставщиков, как производителей и оптовых компаний, так и ретейлеров, в том числе не имеющих собственных интернет-магазинов. И наиболее агрессивная конкуренция на розничном рынке происходит между активно инвестирующими в online крупнейшими офлайновыми игроками (X5 Retail Group, «М.Видео») и online-компаниями — «Яндекс» и Mail.ru, которые в рамках партнерств с лидером банковского рынка Сбербанком формируют комплексные цифровые экосистемы.