Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Отключаемая камера, тишина и 20 часов: ноутбук для бизнеса и фриланса РБК и MSI, 23:29
Левандовский признан лучшим нападающим по версии France Football Спорт, 23:27
Стал известен лучший молодой футболист года Спорт, 23:27
Около 200 судов не смогли пройти через Керченский пролив из-за шторма Общество, 23:14
«Яндекс» назвал самые частые и необычные запросы о домашних животных Общество, 23:13
Пришедшему в суд Тимченко отказали в поручительстве за бывшего сенатора Общество, 23:09
Экофрендли кофе и умная кофейная станция для «зеленого» офиса РБК и BWS, 23:02
В Австрии предложили ввести штраф €7 тыс. за отказ от вакцинации Политика, 22:47
Почему скиджоринг лучшая альтернатива езде на «ватрушке»‎ за автомобилем РБК и Pirelli, 22:37
Гендиректор рассказал о попытках ЦСКА освободить болельщиков до пяти утра Спорт, 22:34
Стали известны дата и место похорон Градского Общество, 22:25
Овечкина признали первой звездой недели в НХЛ Спорт, 22:24
Жюль Верн и доминанта Кутузовского проспекта: небоскреб «Матч-Поинт» РБК и Галс-Девелопмент, 22:14
СБУ сообщила о расследовании дела о подготовке захвата власти на Украине Политика, 22:10
Экономика ,  
0 

Счетная палата объяснила снижение налога на прибыль в богатых регионах

Почему доходы некоторых из них оказались меньше, чем в период жесткого локдауна
В шести российских субъектах снизились доходы бюджетов в истекшем первом полугодии, выяснила Счетная палата. Среди них регионы-доноры, включая Ханты-Мансийский АО. Причину аудиторы видят в снижении поступлений от налога на прибыль
Фото: Алексей Андронов / ТАСС
Фото: Алексей Андронов / ТАСС

Несмотря на восстановительный рост экономики, в шести регионах России доходы консолидированных бюджетов не выросли, а снизились в сопоставлении год к году. Об этом сообщается в анализе информации от российских субъектов в рамках мониторинга исполнения консолидированных бюджетов за январь—июнь 2021 года Счетной палаты. Документ есть в распоряжении РБК.

Анализ аудиторов показал, что в истекшем первом полугодии 79 регионов смогли нарастить доходы бюджетов, причем девять из них больше чем на треть. Лидерами по темпам роста стали Липецкая область (на 151,2%), Самарская область (на 146%) и Красноярский край (на 144,9%).

Оставшиеся регионы, напротив, потеряли в доходах по сравнению с первым полугодием 2020-го. Самое больше снижение зафиксировано в Сахалинской области (на 22,3%) и Ханты-Мансийском автономном округе (на 17,3%). В обоих случаях Счетная палата объяснила это снижением поступлений от налога на прибыль организаций. По той же причине сократились доходы бюджета еще одного богатого региона — Ленинградской области, хотя и с наименьшим снижением (на 1,9%).

Что произошло с налогом на прибыль

Больше всего поступления от налога на прибыль организаций снизились в ХМАО — на 45,6%. В Сахалинской области зафиксировано снижение на 36,3%, в Ленинградской области — на 20,8%. Счетная палата также выделила регион с ростом доходов бюджета в целом, но со значительной отрицательной динамикой налога на прибыль от организаций (минус 14,1%) — это Республика Саха (Якутия).

Проанализировав информацию от правительств регионов, аудиторы выявили закономерность: три из четырех названных выше субъектов не досчитались налога на прибыль из-за снижения по поступлениям от консолидированных групп налогоплательщиков (КГН). Исключение — Сахалинская область, где сокращение поступлений налога на прибыль организаций обусловлено выполнением соглашений о разделе продукции в рамках нефтегазовых проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» и падением нефтяных цен в прошлом году.

Счетная палата ссылается на письмо правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, в котором говорится, что снижение поступлений от консолидированных групп налогоплательщиков нефтяной отрасли произошло за счет переоценки средств в иностранной валюте, влияющей на формирование прибыли от внереализационной деятельности. Правительство Якутии также отмечает сокращение налоговых поступлений от КГН нефтедобывающей отрасли, называя в качестве причины увеличение нагрузки по налогам, зачисляемым в федеральный бюджет (налог на добычу полезных ископаемых, налог на дополнительный доход).

Зачем компании объединялись в группы

Налоговый кодекс России разрешал организациям объединяться в консолидированные группы налогоплательщиков для уплаты налога на прибыль с совокупного финансового результата их хозяйственной деятельности. Иными словами, сколько бы компаний ни входило в группу, налог на прибыль от КГН поступает от одного налогоплательщика («ответственного участника»).

Институт КГН начал функционировать в 2012 году. Механизм должен был создать ряд преимуществ как для налогоплательщиков, так и для государства, поясняет РБК руководитель практики «Налоги, таможенное право и международная торговля» коллегии адвокатов «Регионсервис» Николай Лобанов. Среди взаимовыгодных плюсов — снижение стимулов для трансфертного ценообразования в сделках между взаимозависимыми компаниями, к которому прибегают для уменьшения суммы налогов. «Кроме того, участие в КГН снижает общие риски во взаимоотношениях внутри холдингов, риски возможной проверки и доначислений участникам холдинга», — добавляет юрист.

Однако позволить себе консолидацию в рамках группы могли только крупнейшие холдинги страны — порог вхождения в КГН, установленный государством, очень высок, говорит адвокат, партнер BGP Litigation Александр Голиков. «Для создания КГН каждый из участников группы должен иметь выручку за год не менее 100 млрд руб., а размер чистых активов должен составлять более 300 млрд руб.», — рассказывает он. К примеру, в КГН объединялись крупнейшие российские компании — «Роснефть», «Северсталь», «Газпром», ЛУКОЙЛ, НОВАТЭК, «Мечел».

По словам юриста, создание механизма КГН было призвано развивать экономику за счет упрощения администрирования компаний группы. «Участники КГН имели право сливать свои отчетности по прибыли в одну и суммировать свои убытки по налогу на прибыль. Также, по задумке государства, консолидация налогоплательщиков должна была перераспределить налоговые поступления между регионами страны — от бывших центров прибыли, где зарегистрированы головные офисы (Москва, Санкт-Петербург), в регионы фактического присутствия», — отмечает он. Таким образом, «добывающие» регионы с наибольшей концентрацией трудовых ресурсов, а не административные центры должны были получать значительную часть прибыли КГН.

Почему механизм упразднят

Через три года существования режима КГН власти увидели главный минус института: сгенерированные компаниями группы убытки нивелировали прибыль от налога в регионах, где находятся добывающие и производственные активы. «Таким образом, убыточность финансового центра, связанная с курсовыми разницами по обязательствам, выраженным в иностранной валюте, оказывала влияние на всю группу», — поясняет Голиков.

«Механизм КГН дает сбои с точки зрения распределения налогов. Оценочная стоимость активов группы, которая служит основой для пропорционального распределения налогов, может не соответствовать реальному вкладу этих активов в прибыль компании. Производственные активы имеют бóльшую амортизацию, чем новые офисы в головном центре», — соглашается управляющий директор рейтингового агентства НКР Андрей Пискунов.

Поэтому с 2015 года правительство ввело мораторий на создание новых КГН.

В 2018 году Счетная палата в своем докладе пришла к выводу, что создание консолидированных групп налогоплательщиков привело к значительному снижению поступления налога на прибыль организаций. По данным аудиторов, только в первый год функционирования КГН произошло снижение поступления налога на прибыль в консолидированные бюджеты регионов на 43,9 млрд руб.

Точку в дискуссии об эффективности режима КГН поставил вступивший в силу в 2018 году федеральный закон о предельном сроке действия соответствующих договоров. Из него следует, что с 2023 года такой институт на территории России должен быть упразднен.

Как заявили РБК в Счетной палате, главная претензия заключается в перераспределении налога на прибыль не в пользу регионов, где осуществляют деятельность участники КГН, получившие наибольший объем прибыли, а в те субъекты РФ, где находятся их основные производственные мощности и больше работников (фонд оплаты труда). «Поскольку с 1 января 2023 года институт КГН отменяется, его реформирование нецелесообразно. Однако отмена КГН не отменяет необходимости налогового контроля за ценообразованием при совершении сделок между взаимозависимыми лицами, что, возможно, потребует корректировки законодательства о налогах и сборах», — подчеркнули в Счетной палате. Что касается оценки убытков регионов из-за КГН, Счетная палата готова провести детальный и полный анализ причин только по завершении отчетного года.

РБК отправил запросы в ФНС, администрации ХМАО и Якутии.