Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Португалия обошла Россию в таблице коэффициентов УЕФА Спорт, 04:32 Сноуден заявил о неизбежном взаимном вмешательстве в выборы России и США Общество, 04:19 Группа Тинькова провела листинг GDR на Московской бирже Бизнес, 04:11 Ирина Орлова — о жареном мороженом, соцсетях и бизнесе на фудтраке РБК и ГАЗ, 04:01 СМИ узнали о планах отложить введение штрафов за недолив топлива на АЗС Общество, 03:56 Республиканцы устроили акцию протеста в здании конгресса Политика, 03:45 Сноуден заявил о попадании в «ловушку» в России Политика, 03:09 СМИ узнали о ноте протеста России из за срыва военного тендера Арменией Политика, 03:08 Глава РУСАДА Ганус ответил «борющемуся против России» украинцу из WADA Спорт, 03:01 В Техасе два вертолета столкнулись в воздухе Общество, 02:42 В «Росатоме» ответили на сообщения о ввозе радиоактивных отходов Общество, 02:40 Курды обвинили Турцию в применении химоружия и белого фосфора Политика, 02:26 Военные объяснили аварию с бронемашиной в Костроме Общество, 02:16 Тишина, покой и звукоизоляция: как оградиться от лишнего шума. Карточки РБК и ROCKWOOL, 02:01
Экономика ,  
0 
Триллион за десять лет: как Китай завоевывает мир своими инвестициями
Визит Си Цзиньпина в Британию завершился подписанием сделок на сумму £40 млрд. Это часть курса на экономическое доминирование в мире, говорят эксперты, — за 10 лет Китай обещает вложить в иностранные активы $1,25 трлн
Фото: REUTERS 2015

​Лучший партнер на Западе

В пятницу завершился четырехдневный государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Великобританию. Министр финансов этой страны Джордж Осборн накануне поездки обещал превратить Британию в лучшего для Пекина «партнера на Западе», а китайская газета The Global Times сообщала, что перед Си был расстелен «краснейший из всех ковров». Старания британцев окупились — общая сумма сделок и обещанных инвестиций, обнародованных в ходе визита, составила £40 млрд, или $62 млрд, — это на $12 млрд больше, чем предполагали накануне поездки аналитики.

Самая крупная договоренность, которую британский премьер Дэвид Кэмерон окрестил «исторической», — участие китайской энергокомпании China General Nuclear Power Corporation (CGN) в проекте строительства первой за последние десятилетия британской АЭС в Сомерсете. Вложения китайцев в проект составят порядка £6 млрд ($9,3 млрд), взамен они получат 33,5% акций. Как заявил информагентству «Синьхуа» председатель CGN Хэ Ю, проект станет хорошей рекламой возможностям Китая в атомной энергетике и послужит трамплином к дальнейшему участию китайских компаний в развитии британской атомной индустрии. По данным China Daily, наряду со строительством в Сомерсете, CGN приобрела разные доли еще в двух проектах по строительству АЭС — в Брэдуэлле на востоке Лондона (реактор для нее будет разработан китайской стороной) и Сайзуэлле в Вост​​очной Англии.

По словам Кэмерона, Пекин и Лондон заключили также ряд крупных сделок в нефтегазовой сфере на общую сумму £12 млрд ($18,6 млрд). Большинство других соглашений касается сферы недвижимости. Китайские компании откликнулись на предложения Лондона поучаствовать, к примеру, в строительстве нового Чайнатауна в Ливерпуле, нового торгового квартала в Шеффилде и современного научного городка в Ньюкасле.

За первое полугодие текущего года Китай инвестировал в Великобританию £1,2 млрд ($1,8 млрд). В 2014 году китайцы вложили в британскую экономику рекордные £3,3 млрд ($5,1 млрд), выдвинув страну в лидеры среди государств Евросоюза по объему инвестиций из КНР.

Смена приоритетов

Вплоть до 2000-х годов Китай сам был получателем иностранных денег, почти не инвестируя при этом. Впоследствии в рамках концепции выхода китайского бизнеса вовне КНР стала активно инвестировать за рубеж. За последние годы из чистого импортера иностранных капиталов и инвестиций Китай превратился в их экспортера — сейчас объем инвестиций китайского бизнеса за рубеж и объем привлеченных средств практически сравнялся. В 2014 году инвестиции вне финансовой сферы Китая достигли $102,9 млрд (против $20 млрд в 2005 году). При этом объем привлеченных Китаем средств составил $119,6 млрд.

Расширилась и география вложений. Если 10–15 лет назад основной поток инвестиций шел в Гонконг и развивающиеся страны Азии и Африки, то в последние годы заметно выросла доля инвестиций в развитые экономики, в частности в гособлигации США, и как противовес этому — в страны Евросоюза. В 2014 году вложения китайцев в экономику стран Евросоюза оказались рекордными — в прошлом году Пекин объявил о реализации в Европе 153 инвестиционных проектов на общую сумму $18 млрд. Для сравнения, еще в 2009 году объем вложений не дотягивал и до $3 млрд.

По подсчетам Financial Times, при сохранении наблюдавшихся в последнее десятилетие темпов роста китайских инвестиций в Европу в течение последующих десяти лет китайские инвесторы будут вкладывать порядка $157 млрд ежегодно. В ближайшие 10 лет объем иностранных инвестиций Китая достигнет $1,25 трлн, объявил 19 октября Си Цзиньпин.

Еще одной тенденцией стала диверсификация инвестиционных проектов Китая: наряду с уже традиционными вложениями в энергосектор и автомобилестроение Пекин стал все активнее вкладываться в зарубежную недвижимость, инфраструктурные проекты, продуктовые сети и ценные бумаги финансовых компаний.

«Если в начальный период выхода китайского капитала за рубеж был очевидный приоритет — доступ к природным ресурсам, то с годами он стал меняться, хотя при этом никто и не отменял желание приобретать ресурсы», — говорит эксперт Центра экономических и социальных проблем Китая при ИДВ РАН Любовь Новоселова. Сейчас Китай, по ее словам, переходит на технологичный вариант своей внешнеэкономической экспансии, активно проталкивает собственное технологичное оборудование, в том числе и на европейские рынки, и вложения в так называемый китайский лизинг — одна из самых серьезных программ.

Британские активы Китая

Главным направлением для китайских вложений на британской территории служат различные инфраструктурные проекты. Так, китайскому суверенному фонду China Investment Corporation (CIC) принадлежит 10% активов предприятия Heathrow Airport Holdings — владельца аэропорта Хитроу ​— и аналогичная доля в Thames Water Utilities, занятой в сфере водоснабжения. Крупная китайская компания Beijing Construction Engineering Group благодаря созданию СП с Manchester Airports Group получила право на участие в строительстве первого в Великобритании «города-аэропорта» Манчестер. В июне этого года китайская строительная компания China Harbor Engineering Company выиграла тендер по проекту строительства приливной электростанции в заливе Суонси.

Наряду с этим китайский бизнес проявляет интерес и к так называемым имиджевым приобретениям, выкупая полностью или частично знаменитые европейские бренды. В их числе 100% акций в компании Pizza Express, интернет-проект Travelfusion, производитель электрокаров Emerald Automotive и компания Manganese Bronze. Обанкротившийся производитель легендарных лондонских кэбов стал дочерним подразделением китайского автоконцерна Geely, уже владеющего брендом Volvo. В этом ряду стоит и приобретение китайскими компаниями контрольного пакета акций сети британских универмагов House of Frazer, крупнейшего в стране производителя сухих завтраков Weetabix и производителя люксовых яхт Sunseeker Yachts.

Новые направления не затмевают для китайского бизнеса традиционные — финансовые структуры и энергетику. Пару лет назад Китайский банк развития инвестировал около $3 млрд в британский Barclays (до сегодняшнего дня это считалось крупнейшей инвестицией Китая на британской территории). Главные энергокомпании КНР являются акционерами таких британских энергетических фирм, как Talisman, Emerald Energy, Ineos и, наконец, нефтяного гиганта BP, в который Государственное управление валютного контроля (SAFE) инвестировало $2 млрд.

Покорение Европы

В последние годы китайцы активно вкладывались и в активы ряда других европейских стран. Как и в случае с Великобританией, преимущественно в энергетику и крупные инфраструктурные проекты.

К примеру, China Ocean Shipping Company получила концессию сроком на 35 лет на строительство и управление двумя терминалами в греческом порту Пирей. Корпорация Three Gorges Corporation приобрела пятую по величине энергетическую компанию Португалии Energias de Portugal, а крупнейшая в мире электросетевая компания из КНР State Grid получила 25% в португальском системном операторе REN.

По итогам прошлого года Италия заняла вторую строчку в ЕС по привлечению китайских капиталов ($3,5 млрд за весь 2014 год). Сейчас китайским компаниям принадлежит по 2% акций каждой из пяти ведущих итальянских компаний: в энергокомпаниях Eni и Enel, автоконцерне Fiat Chrysler Automobiles, телекоммуникационном гиганте Telecom Italia и производителе кабельной продукции Prysmian. На покупку этих активов SAFE потратило свыше €2,6 млрд. Китайская State Grid купила 35-процентную долю в CDP Reti, компании, отвечающей за электро- и газоснабжение в Италии. Наконец, китайский совладелец появился и у легендарного производителя яхт Ferretti.

По данным общественной организации Fondazione Italia-Cina, на начало 2013 года в Италии насчитывалось почти две сотни малых и средних предприятий, которые были полностью или частично выкуплены инвесторами из материкового Китая или Гонконга.

Главными сделками с участием китайского капитала в этом году стали приобретения китайским конгломератом HNA Group швейцарской компании Swissport, крупнейшего в мире провайдера услуг в сфере наземного обслуживания и обработки грузов в аэропортах, и ирландской компании по лизингу самолетов Avolon Holdings. Сумма сделок составила $2,8 млрд и $2,6 млрд соответственно. Наконец, в этом году коллекция китайских покупок в Европе пополнилась французской сетью курортов Club Med — она досталась крупнейшему частному инвестхолдингу Китая Fosun за $1,1 млрд.

Инвестиции на службе геополитики

Нынешняя инвестиционная активность Китая в Европе отвечает задачам трансформации экономического роста в КНР. «Основная цель китайской инвестиционной экспансии — продвижение экспорта и китайских технологий», — прокомментировал РБК автор нескольких книг по Китаю, профессор Свободного университета Брюсселя Джонатан Хольслаг.

«В Китае на первый план выходит продвижение собственных китайских технологий на внешние, в том числе и европейские рынки. Актуальными останутся и инвестиции в создание финансовых структур», — соглашается Новоселова из ИДВ. К тому же, добавляет она, у Китая крупнейшие в мире золотовалютные запасы (на начало 2015 года — $3,84 трлн), которые не получится использовать преимущественно внутри страны: «Это чревато инфляцией, потому их будут использовать за рубежом».

Из-за повышенного внимания внутри самой КНР к вопросам экологии и роста уровня жизни в ближайшей перспективе будет увеличиваться поток китайских инвестиций в сферу возобновляемой энергии, технологий по защите окружающей среды и в объекты бытовой инфраструктуры, прогнозирует в последнем ежегодном докладе китайская рейтинговая компания Dagong Global. Как самый яркий пример этого — заключенная в ходе нынешнего визита Си Цзиньпина сделка между Aston Martin и China Equity по разработке автомобилей с нулевой токсичностью отработанных газов RapidE.

Одним из подтверждений серьезности китайских инвесторов в отношении Европы служит и недавнее создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, и решение Пекина стать вкладчиком созданного Еврокомиссией Инвестиционного плана для Европы. Китай, таким образом, стал первой не входящей в состав Евросоюза страной, согласившейся инвестировать в этот фонд.

Стремительная экспансия Китая в Европе объясняется и геополитическими мотивами, говорят эксперты. «На фоне ожиданий дальнейших финансовых бонусов от Китая европейские лидеры становятся более снисходительными по ряду политических моментов, вроде отношений Китая с Тайванем и чрезмерной поддержки КНР своих национальных компаний», — уверен Хольслаг. О нарушениях прав человека Кэмерон в ходе визита Си деликатно умолчал.

Кроме того, в отношениях с Китаем в ЕС сохраняется элемент соперничества с США: вслед за договоренностью о Транстихоокеанском партнерстве Вашингтон, вполне вероятно, ускорит и подготовку Трансатлантического соглашения о торговле и инвестициях. Оно может осложнить экономические связи Пекина с ЕС — его крупнейшим торговым партнером (в 2014 году объем двусторонней торговли превысил $615 млрд, а за девять месяцев этого года уже достиг $420 млрд). Поэтому некоторые позиции хорошо было бы застолбить за собой именно сейчас, уверены эксперты.

Наконец, Европа — один из конечных пунктов товаропотока как по морскому, так и по сухопутному пути — для развития последнего Пекин выступил с инициативой создания экономического пояса Шелкового пути. «Стратегия Шелкового пути — это стратегия стимулирования китайского экспорта, — говорит Хольслаг. — Большинство железных дорог и инфраструктурных проектов, сооруженных при содействии Китая, служат составной частью такой модели торговли, при которой у Китая складывается профицит в торговле, а у других стран — дефицит торгового сальдо». На эту стратегию Пекин будет работать следующие 10–15 лет.