Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Компания Брэнсона впервые успешно запустила ракету с борта самолета Технологии и медиа, 11:24 Матч НБА перенесли из-за коронавируса Спорт, 11:22 Как понять, где заканчивается стресс и начинается выгорание РБК и HP, 11:21 Рогозин показал участвовавшую в эксперименте с дыханием под водой таксу Общество, 11:20 Цифровые токены «Норникеля» появились на немецкой фондовой бирже Крипто, 11:20 В России за сутки выявили менее 23 тыс. новых случаев коронавируса Общество, 11:20 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 18 января Общество, 11:11 Путин поручил подготовить госуcлуги для отправки результатов COVID-тестов Общество, 11:04 Рискованные инвестиции: эти компании могут обанкротиться в 2021-м Pro, 10:58 Украина решила отменить жесткий локдаун Общество, 10:56 Что экспортирует Россия кроме нефти и газа РБК и Моспром, 10:52 В Красноярском крае будут штрафовать за купание в проруби на Крещение Общество, 10:48 МИД Германии призвал немедленно освободить Навального Политика, 10:41 Музей маслкаров выставит на аукцион 200 машин из-за падемии COVID-19 Авто, 10:39
Экономика ,  
0 

Бизнес попросил Кремль не вводить уголовную ответственность для компаний

РСПП раскритиковал депутатскую инициативу о введении уголовной ответственности юридических лиц — это приведет к «нарушению нормальной предпринимательской деятельности» и росту коррупции
Президент РСПП Александр Шохин
Президент РСПП Александр Шохин (Фото: Олег Яковлев / РБК)

​​Законопроект, реализующий идею Следственного комитета, поступил в Госдуму в конце марта. Его внес заместитель председателя думского комитета по ​законодательству Александр Ремезков («Единая Россия»). Он предложил ввести ответственность компаний по четырем десяткам статей УК. Основным видом наказания будут штрафы, самым серьезным — закрытие компании.

Президент РСПП Александр Шохин считает эту инициативу «принципиально неприемлемой». Законопроект несет в себе «серьезные риски необоснованного преследования» предпринимателей и «не может быть поддержан», говорится в обращениях Шохина к руководителю администрации президента Сергею Иванову и главе профильного комитета Госдумы Павлу Крашенинникову (копии писем есть у РБК).

Автор законопроекта предлагает «целый ряд неоднозначных и противоречивых положений, допускающих произвольное толкование», указывает Шохин. По его мнению, формулировки законопроекта расширяют пределы усмотрения правоохранительных органов, создавая​ условия для произвольного применения мер по ограничению работы компаний, что недопустимо. Это приведет к «нарушению нормальной предпринимательской деятельности и росту коррупции» со стороны правоохранителей и судей, опасается Шохин.

Большой бизнес опасается, что закон, если он будет принят, создаст риск «уголовного рейдерства» с использованием провокации или оговора и может толкнуть сотрудников, подозреваемых в совершении преступления, на дачу ложных показаний против компании, чтобы избежать уголовной ответственности. Получается, что из-за преступления, совершенного по воле одного-двух сотрудников, может пострадать вся компания, включая и ее акционеров, замечает Шохин.

Тем более что в России уже есть законодательные возможности ограничивать работу компаний, замешанных в совершении преступлений. Меры административной ответственности по уровню репрессивности сопоставимы с уголовным наказанием — миллиардные оборотные штрафы, административное приостановление деятельности, дисквалификация на срок до трех лет и другие меры являются достаточно действенными средствами наказания для правонарушителей и весьма чувствительны для бизнеса, пишет Шохин.

Аналогичные замечания к законопроекту ранее высказал Верховный суд. Существующей административной и гражданско-правовой ответственности «вполне достаточно для обеспечения должной корпоративной ответственности», говорится в отзыве зампредседателя Верховного суда, председателя Судебной коллегии по уголовным делам Владимира Давыдова. По его словам, законопроект дублирует нормы Кодекса об административных правонарушениях и Налогового кодекса, а пп.3 п.3 ст.61 Гражданского кодекса (о ликвидации юридического лица) предусматривает ликвидацию компании по решению суда, если та ведет деятельность, запрещенную законом или нарушающую Конституцию.

«Зачем искать [эти нормы] по кусочкам во всем законодательстве, когда можно собрать их в один документ», — пояснял ранее РБК автор законопроекта Александр Ремезков. Сейчас депутаты ждут оставшиеся отзывы, прежде всего отзыв правительства, после чего на их основании будет образована рабочая группа с участием правоприменителей, адвокатов и экспертов из юридических и академических кругов. «С их помощью мы сможем разобраться, насколько эта норма востребована обществом и имеет право на жизнь», — заключил Ремезков.