Лента новостей
Как создаются культовые кинотрюки с автомобилями на льду РБК и Toyo, 02:30 Черчесов объяснил разгромное поражение от Германии Общество, 02:03 На фоне задержки встречи с Помпео в КНДР испытали новое оружие Политика, 01:26 В Совфеде пригрозили «за минуты» закрыть Азовское море украинским судам Политика, 01:20 Сборная России по футболу потерпела крупное поражение от Германии Спорт, 00:45 Адвокаты заявят отвод следователю за оскорбление Кокорина Общество, 00:44 Премьер Украины назвал сроки получения нового кредита от МВФ Политика, 00:10 В МИД России отвергли планы наращивания военной мощи в Азовском море Политика, 00:06 «ФК Открытие» передал в банк плохих долгов активы почти на 440 млрд руб. Финансы, 00:06 Украинский министр ответил на статью о подготовке убийц в детском лагере Политика, 15 ноя, 23:50 Госдеп назвал слова Трампа о выходе из РСМД «предупредительным выстрелом» Политика, 15 ноя, 23:40 Личный опыт: я живу в пентхаусе РБК и Элитная недвижимость, 15 ноя, 23:05 Футбол. Товарищеский матч. Германия — Россия. Онлайн Спорт, 15 ноя, 22:45 NBC сообщил о попытках Белого дома выдворить Гюлена из США Политика, 15 ноя, 22:42
Обвал рубля , 17 дек 2014, 00:24
0
Три российских кризиса: как падал рубль и рынок в 1998, 2008 и 2014 годах
«Мы пережили 1990-е», - бодрятся бизнесмены, рассуждая о разразившемся валютном кризисе. Но экономисты настроены более скептично: нынешний кризис отличается от двух предыдущих, и быстро он не закончится.
Пикет заемщиков валютной ипотеки у здания Центробанка, 12 декабря 2014 года (Фото: REUTERS 2014)

В конце 90-х годов страна заигралась в пирамиду ГКО, в 2008–2009 годах был мировой кризис. «А кризис, который мы переживаем сейчас, – это необязательный кризис. И от этого грустно и досадно: мы вполне могли не оказаться в этой ситуации», – рассуждает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Во всех трех случаях одно общее – это исходный шок в виде падения цен на нефть, напоминает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, но каждый раз ЦБ использовал разные модели курсовой политики.

В 1998 году курс был почти фиксированный. Но в условиях падения цен на нефть инвесторы ждали, что доллар начнет расти. Эти ожидания закладывались в доходность ГКО – ключевой инструмент финансирования бюджета. Правительство не могло заимствовать по таким высоким ставкам, и все кончилось дефолтом. В 2008 году было управляемое плавание, и ЦБ долго удавалось удерживать курс после того, как нефть рухнула. Но вера в доллар и тогда была велика — на поддержку рубля ЦБ пришлось потратить примерно $130 млрд резервов за один квартал. Процентные ставки в итоге все равно подскочили, что привело к высокому спаду производства. Нынешние попытки ЦБ удержать курс, пока не оправдывают ожидания.

Есть и другие различия. В 1998 году все быстро закончилось, «экономика была беременна ростом, все тяжелейшие реформы были позади, и мы были не одни – нам все помогали», сравнивает Николаев. В ходе глобального кризиса 2008–2009 годов «все [страны] тоже были в одной лодке». И в обоих случаях – экономика восстанавливалась вместе с ценами на нефть.

Сейчас ситуация другая, и она много хуже, уверен эксперт: «С реформами проблема, мы так и не переструктурировали экономику, но самое главное – мы сейчас одни».

«Мы почти страна-изгой, и нам никто не будет помогать, на этот раз быстро все не закончится», – уверен Николаев. Все фундаментальные причины остаются: падение цен на нефть, рецессия и санкции. «Пускай, не в такой острой фазе, как сейчас, но все равно по нисходящей мы будем двигаться минимум 2-3 года», – прогнозирует эксперт.

Следующая новость сюжета