Лента новостей
«Яндкекс.Маркет» переведет штаб-квартиру в бывший торговый центр у Арбата Бизнес, 12:18 В Якутии из-за аварии без света остались почти 70 тыс. человек Общество, 12:17 Управление в четыре руки: как руководителю выстроить работу с ассистентом Pro, 12:07 Путин по телефону поздравил Меркель с юбилеем Политика, 12:02 На Украине завели 11 уголовных дел против Порошенко и его команды Политика, 11:57 Роспотребнадзор назвал предварительную причину отравления детей в Крыму Общество, 11:56 Как вписать здоровый образ жизни в ваш ритм. Тест РБК и Philips, 11:54 Гейтс впервые опустился на третье место в списке миллиардеров Bloomberg Бизнес, 11:53 Антипинский НПЗ спустя три месяца простоя возобновит работу Бизнес, 11:48 В Астрахани задержали и.о. главы регионального минстроя Общество, 11:46 Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском Стиль, 11:43 В Жуковском приземлился Ил-76 со сработавшим датчиком неисправности Общество, 11:38 В Астрахани возбудили 17 дел против руководства министерства ЖКХ Общество, 11:34 11 вещей, которые полезно иметь в рабочем гардеробе летом РБК Стиль и BOSS, 11:24
Обвал рубля ,  
0 
Три российских кризиса: как падал рубль и рынок в 1998, 2008 и 2014 годах
«Мы пережили 1990-е», - бодрятся бизнесмены, рассуждая о разразившемся валютном кризисе. Но экономисты настроены более скептично: нынешний кризис отличается от двух предыдущих, и быстро он не закончится.
Пикет заемщиков валютной ипотеки у здания Центробанка, 12 декабря 2014 года (Фото: REUTERS 2014)

В конце 90-х годов страна заигралась в пирамиду ГКО, в 2008–2009 годах был мировой кризис. «А кризис, который мы переживаем сейчас, – это необязательный кризис. И от этого грустно и досадно: мы вполне могли не оказаться в этой ситуации», – рассуждает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Во всех трех случаях одно общее – это исходный шок в виде падения цен на нефть, напоминает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, но каждый раз ЦБ использовал разные модели курсовой политики.

В 1998 году курс был почти фиксированный. Но в условиях падения цен на нефть инвесторы ждали, что доллар начнет расти. Эти ожидания закладывались в доходность ГКО – ключевой инструмент финансирования бюджета. Правительство не могло заимствовать по таким высоким ставкам, и все кончилось дефолтом. В 2008 году было управляемое плавание, и ЦБ долго удавалось удерживать курс после того, как нефть рухнула. Но вера в доллар и тогда была велика — на поддержку рубля ЦБ пришлось потратить примерно $130 млрд резервов за один квартал. Процентные ставки в итоге все равно подскочили, что привело к высокому спаду производства. Нынешние попытки ЦБ удержать курс, пока не оправдывают ожидания.

Есть и другие различия. В 1998 году все быстро закончилось, «экономика была беременна ростом, все тяжелейшие реформы были позади, и мы были не одни – нам все помогали», сравнивает Николаев. В ходе глобального кризиса 2008–2009 годов «все [страны] тоже были в одной лодке». И в обоих случаях – экономика восстанавливалась вместе с ценами на нефть.

Сейчас ситуация другая, и она много хуже, уверен эксперт: «С реформами проблема, мы так и не переструктурировали экономику, но самое главное – мы сейчас одни».

«Мы почти страна-изгой, и нам никто не будет помогать, на этот раз быстро все не закончится», – уверен Николаев. Все фундаментальные причины остаются: падение цен на нефть, рецессия и санкции. «Пускай, не в такой острой фазе, как сейчас, но все равно по нисходящей мы будем двигаться минимум 2-3 года», – прогнозирует эксперт.