Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В МВД Украины заявили об обстреле машины помощника Зеленского из автомата Политика, 12:21 Логотип финала ЛЧ в Петербурге создали с нотками Малевича и Кандинского Спорт, 12:20 В РПЦ обвинили президента Черногории во вмешательстве в дела церкви Политика, 12:18 Станет ли крах крупнейшего девелопера Китая началом глобального кризиса Pro, 12:17 Путин наградил полицейских за поимку «пермского стрелка» Общество, 12:09 Аналитики выявили связь между динамикой акций и постами в соцсетях Инвестиции, 12:09 Как облачная рендер-ферма помогла создать 46 кинопроектов РБК и Yandex.Cloud, 12:05 COVID маскируется в организме. Самое актуальное о пандемии на 22 сентября Общество, 11:53 В России второй день подряд от COVID умерли более 800 человек Общество, 11:52 Джонсон допустил внеплановую отмену рождественских торжеств в Британии Общество, 11:51 Российского футболиста дисквалифицировали на 48 матчей в Австрии Спорт, 11:45 Узнай своего туриста: чем Югра привлекает путешественников РБК и Сбер, 11:41 Томский губернатор поручил подготовить регион к четвертой волне COVID-19 Общество, 11:40 С места - в карьеру: какие профессии будут востребованы через 20 лет Экономика образования, 11:40
Экономика ,  
0 

Рецепт Всемирного банка: какая политика помогает странам богатеть

Помочь экономическому росту стран может их ориентация на торговые отношения с более развитыми партнерами, указывает Всемирный банк. Впрочем, из-за санкций и прочих факторов торговый оборот России с развитыми странами пока падает
Фото: Sukree Sukplang / Reuters
Фото: Sukree Sukplang / Reuters

Ориентация государств на торговлю со странами, находящимися в центре мировых торговых цепочек, помогает увеличить их благосостояние в отличие от нацеленности на «периферийных» партнеров. Такой вывод в своей работе «Природа связей торговли и роста» делают экономисты Всемирного банка Татьяна Дидье Брандао и Магали Пинат. В этом докладе эксперты объясняют, как структура торговых связей влияет на экономический рост.

«Качество и интенсивность эффектов обратной связи между покупателями и продавцами, участвующими в глобальной торговле, могут быть более значимыми, если одна из вовлеченных стран находится в центре глобальной торговой сети, тем самым повышая потенциал распространения технологий и знаний», — пишут авторы. Взаимодействие с правильными партнерами «может улучшить способность компаний создавать, импортировать и применять новые технологии», которые они получают от своих зарубежных коллег или которые видят у иностранных конкурентов.

Россия значительно улучшила свое положение в глобальных цепочках добавленной стоимости (global value chains или GVC) с середины 1990-х годов, говорилось в исследовании ЕЦБ, опубликованном прошлым летом. Авторы рассматривали изменения, произошедшие в период с 1995 по 2011 год. Если 20 с лишним лет назад, как следует из представленных аналитиками данных, Россия находилась ближе к периферии, то по состоянию на начало этого десятилетия «стала членом основного ядра и приобрела важное значение в сети как поставщик для других стран». Помогла этому роль России как «крупного экспортера энергоресурсов», однако ее позиции волатильны из-за изменений цен на сырье, предупреждали эксперты. При этом цены на сырье Россия не определяет: они зависят от внешних факторов, что не позволяет стране в достаточной мере контролировать свои позиции в цепочке добавленной стоимости, поясняет научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) Марсель Салихов. По данным ЕЦБ, кроме России в «ядре» Китай, Германия, Великобритания, Франция, Италия и другие.

У Всемирного банка более критический взгляд на ситуацию. По его оценке, Россия (отчетным периодом в докладе указан 2012 год) в «ядро» не входит, она находится во «внутренней периферии» торговых цепочек (зона между ядром и периферией), занимая в ней второе место после Индии.

Как бы там ни было, торговые отношения с более развитыми странами могут ускорить экономический рост, даже если общие торговые потоки не увеличиваются, указывает Всемирный банк, возникает «некая форма взаимодополняемости». Дело в том, объясняют авторы, что взаимодействие с такими странами вызывает необходимость повышать качество образования рабочей силы — только это позволит «извлечь максимальную выгоду» от отношений с более развитыми партнерами. Сотрудникам из менее продвинутых стран передаются знания и технологии их партнеров, что в конечном итоге способствует росту производительности и эффективности. Напротив, нацеленность на торговлю с партнерами уровнем ниже имеет негативные последствия для экономического роста.

Впрочем, в случае с Россией внешнеторговый оборот с партнерами из развитых стран в последнее время не только не увеличивается, а и вовсе падает. Это происходит как минимум с 2014 года, свидетельствуют данные Федеральной таможенной службы (ФТС). Если в 2014 году общий внешнеторговый оборот составлял $784,4 млрд, то на следующий год он сократился до $526,4 млрд (минус 33%), а в 2016-м — уже до $467,9 млрд (минус 11%). Как следствие, становятся слабее и торговые отношения с США, ЕС и Китаем. Оборот торговли с США с 2014 по 2016 год снизился с $29 млрд до $20 млрд, с Китаем — с $88,3 млрд до $66,1 млрд (данные ФТС), с Евросоюзом — с €285,6 млрд до €191,1 млрд (данные Евростата). Хотя ЕС и остается основным торговым партнером России, санкции и сокращение доходов населения не могут не оказывать влияние на товарооборот, отмечает Салихов. Ориентация России на страны, находящиеся в центре торговых цепочек, снижается, констатирует эксперт.

Закрытости России поспособствовало и продуктовое эмбарго, введенное в 2014 году. Но традиционное мнение о том, что увеличивать участие в глобальной торговле нужно за счет наращивания экспорта, становится все менее актуальным, отмечает Салихов. Современное сложное производство невозможно локализовать в одной стране, офисы международных компаний рассредоточены по разным государствам. Салихов указывает: «Чтобы экспортировать, нужно обязательно и импортировать. Таким образом, страны встраиваются в цепочку коопераций».

Если тенденцию на снижение международных связей переломить, эффект может быть вполне ощутимым. По расчетам аналитиков Всемирного банка, увеличение доли торговли со страной из центра GVC на 10 п.п. может вести к ускорению роста на 0,1 п.п. Экономика России, по базовому прогнозу Минэкономразвития, будет расти лишь на 1,5% в год в следующие три года, но при реформах темпы роста ВВП должны достичь 3,1% в 2020 году. Консенсус-прогноз экспертов, опрошенных институтом «Центр развития» ВШЭ, предусматривает рост экономики лишь на 1,5–1,8% в следующие шесть лет.

Эффект на себе должны ощутить и граждане: если страна уже нашла свое место в глобальных торговых цепочках, но не находится в их центре, то ее взаимодействие с более интегрированными партнерами «сопровождается значительным ростом доходов на душу населения». Чем ближе партнер к центру торговых цепочек, тем ощутимее влияние отношений с ним на экономический рост. Эффект от торговли с более развитыми странами усиливается, если его дополняет нацеленность на рост открытости торговли и развитие человеческого потенциала, говорится в докладе Всемирного банка.

«Выявление оптимальных условий, при которых торговля порождает экономический рост, позволит странам лучше разрабатывать свою политику и формировать стимулы, чтобы избежать многих недостатков, связанных с интеграцией в мировые рынки», — резюмируют авторы доклада. Именно продвижение в глобальных цепочках, описывает Салихов, должно помочь России выйти из «ловушки среднего дохода» — ситуации, при которой стране становится сложно расти после достижения определенного уровня благосостояния: у бедных стран есть достаточно много возможностей увеличивать ВВП за счет внедрения простых технологий, но для стран с более высоким доходом этого пространства уже нет.