Лента новостей
Евросоюз согласовал продление санкций против России Политика, 21:06 Роскомнадзор назвал лидеров по злоупотреблению персональными данными Технологии и медиа, 20:55 Путин дважды сравнил комплекс «Авангард» с первым спутником Политика, 20:55 Правительство опубликовало паспорта нацпроектов Политика, 20:44 Порошенко заявил о вывозе в Россию «промышленного потенциала» Донбасса Политика, 20:29 СМИ сообщили об иске на ₽11 млрд против оператора перевозки С-400 в Китай Политика, 20:27 Путин предупредил о теоретической угрозе отключения России от интернета Технологии и медиа, 20:19 Агаларов заявил о способности достроить космодром Восточный Бизнес, 20:01 СК возбудил дело о международном терроризме после взрывов в Донецке Общество, 19:56 «Краснодар» объявил о трансфере защитника «Ростова» Спорт, 19:52 Совет Думы не включил ПАСЕ в список для взносов в 2019 году Политика, 19:51 Путин не увидел оснований доводить ситуацию до нового Карибского кризиса Политика, 19:43 Эксперты зафиксировали рекордный рост поддержки популистов в Европе Политика, 19:31 В Минобороны Эстонии заявили о фактической подготовке к войне Политика, 19:24
Экономика ,  
0 
ЦБ допустил введение ограничений на кредитование компаний в валюте
Центробанк обеспокоен уровнем валютных рисков по кредитам бизнесу и рассматривает новые ограничений на кредиты в валюте, заявила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Эти ограничения могут коснуться экспортеров, предполагают эксперты
Ксения Юдаева (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

Банк России обсуждает целесообразность введения ограничений на кредитование компаний в валюте. Такое заявление сделала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева на банковском форуме «Казначейство», сообщает корреспондент РБК.

По словам Юдаевой, Россия входит в число стран с повышенным соотношением валютного долга к ВВП (22%). Она уточнила, что задолженность крупных заемщиков превышает суверенный долг, что является источником потенциальных рисков.

«На стабильном рынке компании и банки могут недооценивать валютные риски. Компании могут брать большие кредиты в валюте под более низкую ставку, не понимая, что разница в ставках собственно и покрывает валютный риск. Сейчас это может создавать риски не только из-за внешних факторов, но и в связи с ужесточением денежно-кредитной политики США», — уточнила первый зампред ЦБ.

«Нам важно предотвратить накопление этих рисков. Обдумываем целесообразность введения мер по ограничению валютного кредитования», — добавила Юдаева. Ограничения могут быть осуществлены путем повышения риск-коэффициентов по валютным кредитам, пояснила зампред ЦБ журналистам.

По состоянию на 1 апреля 2018 года доля валютных кредитов в общем объеме кредитов нефинансовым организациям составляет 28,3%. Она последовательно сокращается: например, на 1 января 2016 года эта доля достигала 39,8%, на 1 января 2017 года — 32,2%, на 1 января 2018 года — 29,7%.

​ЦБ сейчас уже применяет повышенные коэффициенты риска к потребительскому кредитованию, ипотеке, валютному кредитованию юрлиц. Такие коэффициенты установлены в нормативных актах ЦБ, и менять их можно только через изменение этих документов с условием предварительной публикации проекта поправок на сайте Банка России, прохождения им антикоррупционной экспертизы, обсуждения с участниками рынка, регистрации в Минюсте.

Ограничить экспортеров

«По нашим последним расчетам, финансовый сектор суммарно нивелировал валютные риски, — говорит эксперт группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. — Почти все валютные пассивы в секторе покрыты ликвидными валютными активами. Это означает, что в случае переоценки курса рубля к иностранным валютам резкого валютного расхождения произойти не должно». В то же время, отмечает эксперт, отдельные организации финансового сектора полностью защищены от риска валютной переоценки. Озвученная ЦБ мера может быть направлена на контроль за какими-то отдельными организациями, которые берут на себя большой валютный риск, не исключил Дмитрий Куликов.

Согласно исследованию рейтингового агентства АКРА, нефинансовый сектор является единственным внутренним валютным нетто-заемщиком. В среднем доля иностранной валюты в российском долге составляет 40%. При этом больше половины валютного долга (55%) составляет внутренний долг перед резидентами, следует из данных АКРА. Валютный долг организации нефинансового сектора активно хеджируют и частично обеспечивают валютной выручкой экспортеров. По данным АКРА, по состоянию на 1 июля 2017 года, эта позиция составляла 29% экспорта товаров 2017 года и 36% экспорта товаров 2016 года.

Ранее повышенный коэффициент риска не применялся ЦБ к компаниям-экспортерам, получающим валютную выручку, что привело к концентрации кредитования на этих заемщиках, напоминает начальник отдела валидации «Эксперт РА» Станислав Волков. В текущих условиях рассматриваемая ЦБ мера сработает, поскольку санкции влекут дополнительные ограничения для кредитования компаний за рубежом. Моментального влияния на стабильность финансового сектора эта мера не окажет, но к следующему шоку на валютном рынке компании придут намного более подготовленными и менее зависимыми от валютных долгов.​

«Опасения ЦБ оправданы: если смотреть на статистику по дефолтам, то очень часто причиной резкого ухудшения финансового положения компании становится именно значительный валютный долг при малой или нестабильной валютной выручке, — отмечает Станислав Волков. — Сейчас банки чаще предлагают валютные кредиты компаниям, которые благодаря валютной выручке могут покрыть этот долг. Однако ситуация с санкциями показывает, что риски, связанные с валютой, не исчерпываются стандартными финансовыми рисками, и, по-видимому, по этой причине регулятор считает необходимым ввести дополнительные меры защиты, в числе которых — повышение коэффициента риска и для компаний экспортеров».

Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"