Лента новостей
«Спартак» в добавленное время упустил выездную победу над «Ростовом» Спорт, 20 июл, 23:56 Венесуэла обвинила США в нарушении воздушного пространства Политика, 20 июл, 23:53 Журналистка Скабеева посетила Кокорина и Мамаева в колонии Общество, 20 июл, 23:23 Посол заявил о подрыве доверия Киева к Берлину из-за решения ПАСЕ Политика, 20 июл, 23:21 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 20 июл, 23:07 В ЛНР сообщили о семи раненых в результате обстрела со стороны Украины Политика, 20 июл, 22:54 Мосгоризбирком назвал требования оппозиции попыткой политического шантажа Политика, 20 июл, 22:46 WP узнала о планах Трампа сократить расходы бюджета при победе на выборах Политика, 20 июл, 21:31 Чемпионат России по футболу. «Ростов» — «Спартак». Онлайн Спорт, 20 июл, 21:30 Оппозиция предложила Собянину обсудить недопуск на выборы в Мосгордуму Политика, 20 июл, 21:15 В Грузии цены на бензин достигли исторического максимума Общество, 20 июл, 20:44 Россиянка Сидорова выиграла этап «Бриллиантовой лиги» в прыжках с шестом Спорт, 20 июл, 20:41 British Airways приостановила полеты в Каир Общество, 20 июл, 20:33 В ArcelorMittal на Украине после критики Зеленского пришли с обыском Бизнес, 20 июл, 20:23
Год с Крымом ,  
0 
Глава Минкрыма — РБК: «Санкции создают массу проблем»
За год, в течение которого Крым находится в составе России, жителям пришлось приноравливаться к высоким ценам, бизнесу — к новым правилам, а чиновникам — к работе в режиме ЧП. О том, какие ожидания не сбылись и почему, какие риски и трудности остаются, РБК рассказал министр по делам Крыма Олег Савельев
Министр по делам Крыма Олег Савельев (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

Узкие места

Олег Генрихович, были готовы к тем проблемам, которые возникли на практике?

— По поводу моей готовности — это руководство определит. Санкции по отношению к крымчанам создают массу проблем, в том числе в инвестиционном процессе. Сейчас мы исходим из худшего варианта — это сохранение и усиление по некоторым позициям внешнего давления, которое мы испытываем, в том числе на украинских бизнесменов. Мои первоначальные расчеты на то, что мы будем иметь основной инвестиционный поток с Украины, поскольку это объективно выгодно и украинскому бизнесу, и России, сейчас скорректированы в связи с ситуацией на Украине. Вряд ли можно сейчас ожидать активности украинского бизнеса в Крыму.

— Ожидаете ухудшения ситуации по импорту?

— Ожидаем, конечно же, улучшения ситуации, но готовы к самым печальным сценариям — то есть полное перекрытие поставок. Будем работать, чтобы этого не произошло.

Переправа на сегодня остается единственным путем, который ведет в Крым из России. Вы рассчитываете на то, что удастся достигнуть договоренностей с Украиной, которые откроют пути с ее стороны?

— Обязательно удастся, единственный вопрос — когда. Думаю, что точно не в этом году.

Тогда вопрос о реализации крымской Федеральной целевой программы — она направлена на решение инфраструктурных вопросов, но сама по себе стройка требует логистики и определенной инфраструктуры. Как вы собираетесь это решать в условиях ограниченной пропускной способности переправы?

— Понятно, что, как в прошлом году, во время летнего сезона будут разведены грузовые потоки и пассажирские. В прошлом году использовался порт Феодосия, Севастополь готов предоставить свои портовые мощности. Не исключаю даже, что на время строительства придется использовать и временные портовые пункты для ввоза строительных материалов, обеспечения самого строительства. Конечно же, мы озабочены вопросом снабжения дефицитными стройматериалами, и сейчас ведутся расчеты по этому дефициту, рассматриваются различные варианты, в том числе и накопления этих материалов в межсезонье.

— Сейчас идет модернизация портов, в этом году вы рассчитываете их переделать?

— Ведется работа по увеличению пропускной способности керченской паромной переправы как на краснодарской стороне, так и в Керчи — потенциально мы рассчитываем к сезону удвоить пропускную способность переправы, это будет связано и с организационно-управленческими решениями, и с возможностью привлечения симметричных паромов с организацией расписания, и с выстраиванием дополнительных причалов под работу переправы.

— В этом году вы не ждете таких очередей, как в прошлом?

— Очереди зависят не только от пропускной способности, но и от потребности, поэтому сказать, какой длины они будут, невозможно: мы не можем однозначно прогнозировать спрос на перевозку.

— Но у вас же есть какие-то ожидания по поставкам, по туристам…

— Ожидания связаны с полным заполнением лимитирующих мощностей — это и аэропорт, который увеличит свою пропускную способность примерно в два раза. Она в первую очередь лимитировалась терминальным комплексом, поскольку еще в апреле аэропорту удалось за счет собственных средств достроить рулежку, увеличить пропускную способность взлетно-посадочной полосы примерно в 4 раза. Сейчас ведется работа по строительству быстровозводимого терминального комплекса там же, где и существующий, — и к сезону мощности увеличатся примерно вдвое.

— Уже к июню?

— Да. И в прошлом году, и в это межсезонье основные усилия были направлены на то, чтобы снять напряжение и удовлетворить потребность в перевозках. Насколько мне известно, уже полностью сформировано расписание на сезон, если говорить про аэропорт.

— Эти работы ведутся уже за счет ФЦП?

— Пока они ведутся за счет собственных средств аэропорта. Часть этих работ заложена в ФЦП с использованием собственных средств, и первоочередные работы, начатые еще в прошлом году, были сориентированы на эти средства.

Отложить до лучших времен

— ФЦП разрабатывалась еще летом прошлого года, с тех пор много чего случилось, и курс рубля просел — сейчас у вас не «едут» цифры?

— Конечно же, едут, но связано это не столько с курсом рубля, сколько с логистикой поставок дефицитных материалов. В зависимости от того, удастся ли щебень твердых фракций привезти с Украины либо придется баржами завозить из Краснодарского края через Новороссийск, цена этих материалов может существенно меняться, в разы. Еще один важный фактор — это корректировка проектно-сметной документации, которая была разработана по украинским нормативам и украинским сметным расценкам. Если изначально при планировании ФЦП, когда мы использовали существующие проекты-аналоги, просто по курсу переводили гривну в рубль, то сейчас, конечно, при пересчете по единичным расценкам это дает определенные отличия. Там есть и снижение цены, связанное с тем, что лишние работы вычищаются, но есть и рост, связанный с удорожанием материалов и ростом зарплат. Сейчас корректировка ФЦП идет уже на финальной стадии под параметры закона о бюджете.

Крым в цифрах

42,5% составил рост потребительских цен в декабре 2014 года к декабрю 2013 года

На -7,8% упали объемы промпроизводства в декабре 2014 года к декабрю 2013 года

54 тыс. организаций и 135 тыс. ИП насчитывалось на территории Крыма до принятия в состав России

22 тыс. юрлиц и 39,8 тыс. ИП было создано и перерегистрировано в Крыму на 5 марта 2015 года

17581 руб. составляла среднемесячная заработная плата одного работника в декабре 2014 года

— А в связи с инфляцией удорожание произошло?

— Конечно. Но ситуация в Крыму отличается от общей ситуации в России — конечно, там рост цен больше, и связано это с низким уровнем, с которого мы стартовали, — поставки шли с Украины без каких-либо ограничений, поэтому уровень цен в Крыму длительное время был значительно ниже по потребительской корзине, чем в основной части России.

— Получается, за прошлый год произошла коррекция цен до общероссийского уровня. А дальше вы не ожидаете такого же их роста?

— Нет, если вдруг окажется, что в Крыму цена начинает быть выше экономически обоснованной, то, конечно, это приведет к резкому росту поставок, что в свою очередь — к снижению цен.

— Но пропускные возможности ограничены, периодически возникают вопросы о дефиците продуктов, лекарств. Была недавно информация, что продукты питания пропускают на переправе, а бытовую химию, например, задерживают.

— Там проблема не в том, что кто-то что-то задерживает. Сегодня из-за реконструкции причалов снижена пропускная способность, тем более что у нас грузопоток идет именно через переправу — это дешевле, чем использовать плечо Новороссийск — Феодосия или Новороссийск —-Севастополь. Приоритет отдается скоропортящимся продуктам — они идут вне очереди, потому что есть необходимость. А специально какие-либо грузы никто не задерживает.

— ФЦП вы сейчас как корректируете? Пересматриваете какие-то проекты или оптимизируете внутри?

— Речь идет о приоритизации и концентрации усилий на основных направлениях: энергетика, вода, транспортная инфраструктура.

— А что тогда не приоритет?

— Все направления в рамках ФЦП так или иначе важны. И их много. Это и создание новых туристско-рекреационных кластеров, социально-бытовое обустройство мест проживания крымско-татарского и других репрессированных народов, развитие дошкольного и школьного образования, «Артек». Просто следует понимать, что основной упор делается на снятие инфраструктурных ограничений полуострова.

— Какие-то проекты перейдут на более поздний срок?

— Масштабные магистральные дороги будем вводить чуть позже, чем планировалось, потому что они достаточно капиталоемкие и в рамках тех ограничений, которые есть в бюджете, сроки ввода, скорее всего, будут перенесены. Частично пересмотрены вопросы, связанные с системами водоснабжения, до сих пор не закончена работа по общему плану и балансу водоснабжения, водоотведению всего полуострова. Речь уже не идет о том, чтобы построить 192-километровый водовод от Нежинского водозабора до Ленинского района Керченского полуострова — это неэффективно.

— Отказываетесь совсем от этого проекта?

– Да. Но будет построен участок этого водовода, чтобы при необходимости можно было использовать русло Северокрымского канала для переброски этой воды на восток полуострова в случае появления дефицита в Ленинском районе в сторону Керчи и в Феодосийском водохранилище, из которого питается в том числе и Судак.

— Как по магистральным дорогам сроки изменились?

— В первую очередь сейчас актуальным вопросом по корректировке является 2015 год, в этом году начнется проектирование. И по его результатам будет окончательно понятно, какими темпами и в какие сроки будут вводиться объекты. Все-таки это очень большой объем работ, и делаться все будет поэтапно.

— Это может выйти за пределы трех лет?

— Программа рассчитана до 2020 года, за его пределы мы выйти не должны, но сроки по большинству крупных проектов будут ближе к 2020 году: например, выход на Евпаторию — евпаторийское шоссе, и выход на север до границы через Джанкой и Красноперекопск.

— А когда по электричеству можно будет обеспечить независимость снабжения Крыма?

— Сейчас обсуждается возможность ускоренной прокладки кабеля, подведение мощности с краснодарской стороны, но это проблемно и дорого. Если мы обеспечим переток через Керченский пролив, порядка 450 мегаватт, это даст нам возможность чувствовать себя увереннее.

— А почему это может не удаться?

— Нам для этого нужно перекинуть деньги с 2016–2017 годов на 2015 год, вот в чем дело. Здесь нам надо ускорить мероприятия, причем тут цепочка мероприятий идет — и керченскую сторону надо подготовить, а это в рамках поправок в бюджет может быть проблематично.

— Вы это сейчас обсуждаете с Минфином?

— Да, мы это обсуждаем, это сейчас будет выноситься уже на правительственный уровень.

Инвесторы присматриваются

— А по расходам не инвестиционной направленности какой динамики вы ожидаете в этом году?

— В этом году совершенно другая конфигурация. У нас пенсионные обязательства покрываются Пенсионным фондом. В прошлом году мы не использовали фонд ОМС — все это финансировалось из бюджета. Все бюджетные обязательства Украины были взяты на бюджеты Республики Крым и Севастополя. И как раз 2014 год ушел на то, чтобы это привести в соответствие с российским законодательством и провести в том числе разграничение бюджетной сферы. В прошлом году и Федеральный университет, и «Артек» финансировались опять-таки из крымского бюджета — сейчас этих расходов там нет. Так что структуры бюджетов Крыма 2014 и 2015 года несопоставимы.

Министр по делам Крыма Олег Савельев (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

— В начале этого года были сбои с выплатами зарплат, это как-то связано с перечислением денег из федерального бюджета?

— Никак не связано. Действительно, были сбои и с пенсиями, и с выплатой зарплат бюджетникам, часть бюджетников только в середине февраля получили зарплату за январь. Но эти накладки связаны в первую очередь с тем, что люди в Крыму 23 года жили совершенно в другой стране. Масштаб различий огромен. К примеру, крымские специалисты не смогли сразу перейти с украинской версии 1С на российскую, что и повлекло к сбоям в выплатах. Но все-таки в целом нам удалось избежать масштабных социальных катастроф. Потому что вновь сформированные власти полуострова совместно с федеральными органами исполнительной власти и Центробанком работали фактически в круглосуточном режиме.

— Налоги от крымского бизнеса не поступали в федеральный бюджет в 2014 году. В этом году какая-то часть пойдет?

— Да, НДС в первую очередь, акцизы, часть по налогу на прибыль, но сейчас существенное падение по всей стране, поэтому я не очень ожидаю, что Крым даст по прибыли блестящий результат.

— Предварительные расчеты есть?

— Они проводились при формировании законов о бюджете, но нужно понимать, что для корректности этих расчетов нужно иметь устойчивые ряды, на которые можно накладывать те или иные тенденции, связанные с изменением ситуации. Так как эти ряды выстроить невозможно при таких масштабах изменения — эти расчеты носят очень условный характер. Даже прогнозировать количество юридических лиц, которые в Крыму будут вести деятельность, непросто. Но, несмотря на санкции, интерес к инвестициям в Крым достаточно большой, в том числе у иностранных компаний.

— Эти компании приходят, таятся от своих правительств?

— Эти так называемые санкции не являются чем-то уникальным, и опыт работы в рамках ограничительных режимов есть, и в первую очередь как раз у иностранных компаний. Наши компании в этой части не так хорошо умеют извлекать прибыль. Поэтому, как ни странно, мы сейчас видим даже большую активность от иностранцев.

— Из каких стран интересуются инвестициями в Крым?

— У нас уже побывали потенциальные инвесторы из Израиля, Финляндии, Швеции, Голландии, Италии, Турции — неоднократно уже, Швейцарии.

— А когда вы говорите «активность», вы имеете в виду пока переговорную активность?

— Процесс разработки и начала реализации инвестпроекта — не одномоментный, он требует достаточно большой работы. Пока немного проектов находится в стадии выхода на обсуждение земельных участков и технических условий. Но значительное число компаний уже приглядывается.

— Они интересуются условиям свободной экономической зоны?

— На самом деле Крым — это уникальное место само по себе. Но условия свободной экономической зоны, безусловно, привлекают. Мне было приятно, когда потенциальные инвесторы отметили режимы в рамках СЭЗ. Значит, не зря мы сломали столько копий.

— Первых участников пока не зарегистрировали?

— Пока нет. Федеральный центр провел всю работу в части выпуска нормативных актов, включая подзаконные, приказы и регламенты. На прошлой неделе я подписал обращение к руководству полуострова, чтобы они ускорили работу по подготовке проектов, и уже сейчас мы открываем консультационные центры для бизнеса. Интерес большой: мы снизили планку для того, чтобы стать участником, и это открыло двери для местного бизнеса, который готов вкладывать деньги в модернизацию и реконструкцию. Осталось запустить этот процесс. Все документы готовы, даже бланки свидетельств уже напечатаны.

— Когда вы зарегистрируете первого участника?

— Так как это зависит не только от меня, я воздержусь от того, чтобы называть конкретную дату, но мы сделаем все, чтобы это было как можно быстрее.

— Летом?

— Весной. И даже попытаемся из этого сделать какой-нибудь праздник. Это, правда, не я придумал — я с изумлением узнал, что появился ажиотаж вокруг того, кто получит свидетельство №1, ну почему бы и не сделать тогда из этого праздник?

— А в какой отрасли это будет проект, вы знаете?

— Я не все знаю. Но думаю, что это будет нечто более масштабное, чем проект по реконструкции торгового павильона.

Фотогалерея 
Тени прошлого: как меняется облик Крыма

— Праздник с национальным колоритом?

— Возможно…

— В этом году много участников рассчитываете зарегистрировать?

— Я не зря упомянул снижение инвестиционного порога — думаю, что в этом году будет много тех, кто получит статус участника. Но другое дело, что дальше выяснится, что взятые обязательства надо выполнять — без этого не будет «плюшек», предусмотренных в законе. И после массовой регистрации участников, я не исключаю, мы будем получать отток тех, кто думал, что тут можно как-то поиграть с правоприменением.

— Какие проекты вы бы хотели увидеть?

— У нас не плановая экономика, мы не можем диктовать. Но я могу сказать, что быстрее всего можно окупить проект в сельском хозяйстве. Со сроками 5–7 лет — это виноделие, промышленные проекты в части модернизации и расширении существующих. Это и судостроение, мы видим проект на заводе «Залив». В том числе по приборостроению — это завод «Фиолент». Возможно, увидим первый проект в туристско-рекреационном комплексе. Думаю, что будут и крупные промышленные тоже.

Вы год назад говорили по поводу виноградников, что это может быть неинтересно частному бизнесу и без государственных денег не обойтись. Сейчас вы изменили свою точку зрения?

— Вопрос не в части государственных денег, а в государственной поддержке. Одна из форм — это созданные специальные режимы. На сегодняшний день часть активов в виноделии государственная, поэтому возможны и государственные проекты. Но я рассчитываю, что частники найдут возможности вкладывать средства в горизонте окупаемости семь лет, именно в расширение собственного виноградарства. К сожалению, многие винодельческие заводы в Крыму использовали привозной винный материал, причем не всегда хорошего качества.

— Насколько условия обычных компаний, которые не станут участниками СЭЗ, будут отличаться от работы предприятий с особыми режимами? Не станут ли все крымские бизнесмены участниками СЭЗ?

— Ну, перейдут — и отлично. Мы тогда получим бум инвестиций, в которых Крым нуждается.

— Обязательства подъемные для всех?

— 3 млн руб. в качестве обязательств на три года, и в результате таких инвестиций на проект будут распространяться льготные режимы.

Задание на год

— В целом по состоянию бизнеса на полуострове возникает ощущение, что сейчас много всего национализировали, и из-за этого произошла монополизация по отраслям — со временем этот процесс развернется или это все сохранится в собственности региона?

— Я считаю, что государственная собственность на средства производства может быть эффективна только на короткое время. Если предприниматели, откупаясь взятками, не платят налогов — конечно, введение государственного управления даст эффект. Но он не сохранится надолго, и все равно будет хуже, чем если бы пришел легальный частный бизнес. К сожалению, одна из особенностей Украины, отразившаяся на Крыме, с которой мы столкнулись, — то, что зачастую при наличии неплохой финансовой инфраструктуры и зачастую неплохих законов реальная жизнь строилась совсем иначе. От этих привычек придется отказываться. Это может стать проблемой для бизнеса, которому было проще откупиться, чем выполнить определенные требования. С другой стороны, у людей эмоции теперь другие, даже гордость: говорят, вы знаете, нет, теперь выпившим за руль садиться нельзя. Если раньше было можно и понятно, сколько денег надо заплатить гаишнику, — то теперь нельзя. Не берут.

— Так крымские власти будут готовы расставаться с имуществом, как вы думаете?

— Всегда очень трудно расставаться с какой-то властью, но без этого решить задачи не удастся. Поэтому вопрос о программе приватизации есть, и крайне важно, чтобы она была прозрачной и понятной. В прошлом году мы обсуждали, что в рамках инвестиционных планов надо провести инвентаризацию земельных участков и сформировать программу приватизации, чтобы инвестору было понятно, как подбирать земельный участок. Она должна быть синхронизирована с развитием инфраструктуры.

Олег Савельев

Бывший замминистра экономического развития (2008–2014 годы). До этого на протяжении нескольких лет работал внештатным советником министра экономического развития и занимался федеральными целевыми программами, являясь гендиректором агентства «PR-система» и руководителем экспертной группы фонда «Центр стратегических разработок». Министром по делам Крыма назначен 31 марта 2014 года.

— Но пока это невозможно сделать?

— Идет большая работа по формированию кадастра, земельных участков, оформления прав — то, что сейчас создает проблемы. Пока, конечно же, невозможно посчитать даже приблизительно. Даже инвентаризация госсобственности на сегодняшний день еще не завершена.

— Работа по формированию реестра тоже далека от завершения, я правильно понимаю?

— Конечно. Только представьте, сколько лет и государственных денег мы потратили на формирование реестра в России. На сегодняшний день в Крыму с нуля сформировать реестр недвижимости — это очень большая задача. Нет доступа к украинскому электронному реестру. До 2013 года какие-то бумажные данные сохранялись, однако их достоверность нельзя проверить. В Киеве продолжаются операции с недвижимостью в Крыму, регистрируются в их реестрах. При этом на Украине требования по регистрации такие, что можно заключить сделку и только перед следующей сделкой пойти ее регистрировать. Здесь много проблем, и они будут актуальными еще долго. А с этим связана и нормальная работа финансовой системы: нужно регистрировать залоги, для этого нужно залог оформить как объект недвижимости. Без этого невозможно получить кредит… Масса проблем, с которыми в первую очередь сталкиваются крупные предприятия.

— А налоги на недвижимость как взимаются, приблизительно?

— Определенные порядки были, но вопрос введения налога на недвижимость актуален и для остальной части России и до конца так и не решен. Рассчитывать, что в Крыму он будет решен раньше, я бы не стал. Хотя, конечно, крымчане заинтересованы, чтобы эти налоги поступали в бюджет.

— Появились ли какие-то новые проблемы, которыми сейчас занимается министерство?

— Ключевой элемент, который стал актуальным во второй половине прошлого года, это вычленение проблем, определение особенностей правоприменения. Один из самых удивительных примеров, который мы взяли из обращения гражданина, поступившего в министерство, — оборот гражданского оружия. Украинские нормы на обращение охотничьего оружия не вполне соответствуют российским. То, что было легальным образом в Крыму куплено и зарегистрировано по украинскому закону, легко может оказаться нелегальным в России. Если оружие не сертифицировано, его запрещено перевозить через границу. Только здесь граница сама перешла на другую сторону, и человек ни в чем не виноват. Такого рода проблемы будут еще долго вылезать.

— А когда можно будет сказать, что Крым окончательно интегрирован?

— Он уже интегрирован, независимо от вышесказанного. Если вы посмотрите работу Госдумы, там как раз 90% — установление особенностей, поправок, совершенствование деталей. Ничего особенного по Крыму. Я думаю, что на каком-то этапе даже мы выйдем на то, что будем предлагать тот опыт, который нарабатываем сейчас в Крыму, использовать на остальной территории России. Важнейшим является опыт по делегированию полномочий федеральных органов субъектам КФО — Россельхознадзора, Роспотребнадзора, Росимущества, Росреестра, части функций МЧС, пожарного надзора, Ростехнадзора и других.

— В социальной сфере ФСО провела опрос и выяснила, что в Крыму люди больше довольны здравоохранением и образованием, чем в среднем по России. Как вы оцениваете ситуацию?

— По здравоохранению на Украине, а соответственно и в Крыму, была легализована ужасная практика, при которой было разрешено брать деньги за ряд базовых услуг прямо в государственных больницах. У нас в России не так, и сейчас идет все-таки попытка отделить платную медицину от бесплатной. ОМС, высокотехнологичное лечение, квоты — все-таки много чего сделано. С образовательной системой я не так хорошо знаком, но даже первичный анализ показывает неудовлетворительное состояние некоторых школ и дошкольных учреждений в Крыму — требуется большая работа, в ФЦП этот проект заложен и по общему, и по среднему, и по дошкольному образованию. Очереди в детские садики очень большие — быстро их ликвидировать нам не удастся — придется строить и строить.