Лента новостей
Медведев поручил внести в кабмин проект о всероссийской диспансеризации Общество, 14:48 Нечего надеть: подберите гардероб на весну за одну минуту РБК и KUPIVIP.RU, 14:47 Деревня или садовое товарищество: где купить дачу Недвижимость, 14:37 Минск оценил в $100 млн потери от приостановки экспорта российской нефти Экономика, 14:36 Бывший вице-президент США Байден заявил о намерении участвовать в выборах Политика, 14:33 Вместо поздравления: зачем Москва начинает раздачу паспортов в Донбассе Мнение, 14:31 Российский Генштаб заявил об отказе Лондона вернуть Мадуро 80 т золота Политика, 14:17 Зеленский назвал закон о языке «заложником» политической риторики Политика, 14:16 Путин заявил о готовности к восстановлению отношений с Украиной Политика, 14:16 На Российской неделе высоких технологий обсудили цифровую экономику Партнерский материал, 14:11 «Новое время» опубликовало «военную доктрину» Зеленского Политика, 14:07 Медведев разрешил Силуанову взять одиннадцатого заместителя Политика, 14:05 Власти перенесли на октябрь отключение аналогового вещания в 21 регионе Общество, 14:02 Алкозамки и скрытые камеры: что ждет каршеринг Авто, 14:01
Экономика ,  
0 
Минприроды решило ответить на санкции созданием госкомпании по бурению
В России из-за введения западных санкций может появиться крупный государственный оператор в сфере нефтесервиса. О таких планах на своей странице в Facebook написал глава Минприроды Сергей Донской.
Фото: ИТАР-ТАСС

«Сегодняшняя ситуация — повод для создания в стране крупного государственного российского оператора в сфере нефтесервиса. Например, это может быть компания "Росгеология"», — пишет министр.

«Отличный повод для ускоренного импортозамещения. И вернуться нашим партнерам будет сложнее», — считает Донской. По его прогнозу, создание крупного госоператора «даст мощный синергетический эффект — будет позитивным стимулом для сферы машиностроения и высоких технологий».

Донской добавил, что «зарубежные партнеры будут вынуждены кусать локти».

В июле этого года Совет безопасности России обсуждал пути стимулирования программ импортозамещения в отрасли нефтесервиса. Тогда эксперты Совбеза рекомендовали обеспечить финансирование геолого-разведочных работ в 2014—2020 годах, предусмотренных подпрограммой «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр». Реализацией этой программы и должна заниматься Росгеология», которая с 2011 года консолидирует геологоразведочные предприятия по всей России. На фоне все новых санкций из бюджета на расширение производственных мощностей госхолдингу выделяют 22,6 млрд руб. на в 2014—2020 годы.

В июле «Росгеология» напомнила, что рассчитывает в ближайшие два года получить в распоряжение несколько унитарных предприятий, которые сейчас находятся в распоряжении Роснедр, но о консолидации вокруг холдинга нефтесервисных компаний, которые не занимаются геологоразведкой, тогда речи не шло.

Если крупнейшие западные компании — Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford — из-за санкций уйдут из России, рынок перейдет к российским специалистам в этой области. Примерная годовая выручка Halliburton в России — 0,5 млрд долл. Аналогичный показатель у Baker Hughes. У Schlumberger — около 3 млрд долл., Weatherford—1 млрд долл.

В последнее время нефтяные компании сокращают объемы заказов нефтесервисных услуг — это происходит, в основном, за счет «Сургутнефтегаза» и «Роснефти». «Сургутнефтегаз» имеет в распоряжении самый крупный парк бурового оборудования, и добычей трудноизвлекаемых запасов компания занимается без привлечения подрядчиков. «Роснефть» в последнее время заключила сразу несколько сделок - компания продолжает консолидацию нефтесервисных активов. В июле «Роснефть» объединилась с норвежской North Atlantic Drilling Ltd., которая специализируется на шельфовом бурении. А месяцем ранее «Роснефть» приобрела часть бизнеса швейцарской Weatherford. В состав этих активов вошли три предприятия по бурению и три — по капитальному ремонту скважин (КРС).

В начале августа США ввели санкции против российских компаний из нефтяной сферы — Вашингтон запретил поставлять в Россию оборудование глубинной добычи (свыше 152 метров), разработки арктического шельфа и сланцевых нефтяных и газовых запасов. Запрет коснулся такого оборудования, как буровые платформы, детали для горизонтального бурения, а также подводного оборудования, морского оборудования для работы в условиях Арктики, программного обеспечения для гидравлического разрыва пласта (ГРП), дистанционно управляемых подводных аппаратов и насосов высокого давления.

Ася Сотникова, Георгий Перемитин