Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ЦСКА без лидеров разгромил соперника в матче Кубка России Спорт, 16:10 Разобрать, обработать, перенести: какие процессы роботизирует RPA-решение Pro, 16:02 Епископ РПЦ назвал грустной победу КПРФ на участке в музее ГУЛАГа Общество, 15:56 Новые особо охраняемые природные территории Москвы. Инфографика РБК и ДПиООС, 15:55 Владелец «Пятерочек» ответил на претензии ФАС из-за завышения цен Бизнес, 15:52 Чубайс назвал своей задушевной мечтой морскую ветроэнергетику Экономика, 15:46 «Роскосмос» начал подготовку к работе по высадке человека на Луну Технологии и медиа, 15:40 Как законно продать дом без земли Недвижимость, 15:40 Как бизнесу и власти решать конфликтные ситуации в строительной сфере Партнерский материал, 15:38 В тот же час: как скорость доставки стала драйвером рынка e-commerce Pro, 15:37 В ЦИАН назвали районы Москвы с самыми дорогими съемными «однушками» Недвижимость, 15:34 Друг познаётся в еде: кулинарные культуры России и Франции РБК и Ашан, 15:31 В Белоруссии задержали подозреваемого в поставке оружия террористам Политика, 15:30 Запасы газа в Европе на зиму оказались на десятилетнем минимуме Экономика, 15:27
Нефтяной кризис ,  
0 

Morgan Stanley предсказал падение цен на нефть еще на 25%

Быстрое укрепление американской валюты может привести к падению стоимости нефти до $20/барр., считают аналитики Morgan Stanley. Они утверждают, что в снижении цен ниже $60/барр. виноваты доллар и косвенные факторы
Фото: Сергей Коньков/ТАСС
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

Нефть весьма чувствительна к доллару и может обвалиться еще на 10–25%, если американская валюта окрепнет на 5%, пишет Bloomberg, ознакомившийся с аналитической запиской экспертов банка Morgan Stanley, датированной 11 января. В документе говорится, что до $60/барр. нефть упала вследствие затоваренности рынка, но дальнейшим снижением до $35 она обязана в основном доллару.

«С учетом продолжающегося укрепления американского доллара возможны сценарии с ценой нефти $20–25, что произойдет исключительно благодаря валюте, — утверждают аналитики. — На стоимость нефти продолжают влиять доллар США и нефундаментальные факторы».

Эксперты Morgan Stanley подчеркнули, что нефть по $20 возможна, но не по тем причинам, которые называются чаще всего. «Речь идет не об ухудшении базовых факторов», — отмечается в записке.

Аналитики банка пояснили, что при укреплении доллара на 3,2%, что следует из возможной девальвации юаня на 15%, нефть будет стоить немногим ниже $30/барр., но если за китайской валютой последуют другие, то доллар пойдет дальше в рост, а стоимость барреля продолжит снижаться.

Ранее снижение стоимости нефти до $20 предсказывал банк Goldman Sachs. Его эксперты объясняли это тем, что емкости нефтехранилищ будут заполнены и цены должны упасть до уровня, при котором некоторые производители будут вынуждены остановить добычу. По данным Минэнерго США, в крупнейшем американском нефтехранилище в Кушинге, штат Оклахома, к 1 январю запасы достигли 63,9 млн барр. при расчетной вместимости 73 млн барр.

Подъем со дна: в какую цену барреля верят нефтяные магнаты
Фотогалерея 
Вагит Алекперов,  основной владелец компании ЛУКОЙЛ

— Какой будет цена на нефть в ближайший год? 

— Мы считаем, что цена на нефть достигла своего дна в $59–60. Это тот уровень, ниже которого цена в ближайшее время, наверное, не снизится. Мы ждем, может, не резкого, но стабильного, консервативного роста в ближайшие три года. Но я не думаю, что в этот период цена достигнет $70 за баррель.

— Какой курс рубля при такой цене нефти был бы для вас оптимальным? 

— Мы не влияем ни на цену на нефть (на нее влияет мировое потребление), ни на курс рубля. Но для нас сегодня очень важна стабильность курса, его предсказуемость: инвестиционный цикл в нефтяной отрасли значительный, так что эти факторы ключевые. Я считаю, что тот коридор, в котором курс находится сегодня, — 50–57 руб. за доллар — он, наверное, сбалансирован. Цена $60–65 ограничила активные инвестиции в шельфовую нефть на территории США. Страны ОПЕК уже продекларировали, что уровень поддержки цен $60–65 за баррель их удовлетворяет. Все эти факторы говорят нам о том, что эта цена будет стабильной.

— То есть явный проигравший в противостоянии с ОПЕК — США?

— Никакого противостояния, по сути, не было. Надо учитывать, что страны ОПЕК добывают 30% от мировой добычи нефти, контролируют более 80% рынка сырой нефти, их влияние на нефтяные цены огромно. Скорее всего, предсказуемость действий стран ОПЕК будет влиять на нефтяные цены и в будущем. Участники ОПЕК смогли остановить огромный поток инвестиций в развитие нефтяных проектов в Соединенных Штатах: мы сейчас наблюдаем сокращение числа буровых установок, а шельфовая нефть без бурения быстро истощается. В то же время США — крупный потребитель и импортер нефти, поэтому здесь для страны уже положительный эффект проявляется.

— Вы давно и активно лоббируете доступ на шельф для независимых компаний и, кажется, близки к успеху. Будет ли ЛУКОЙЛ инвестировать в шельфовые проекты при нынешнем уровне цен и сколько готов в них вложить?

— Я буду уверен в том, что это решение принято, только когда оно пройдет все законодательные процедуры. Конечно, это нелогично — ограничивать собственные компании в возможности инвестировать в собственной стране. Должны быть равные условия для всех, особенно в такой тяжелый период, который мы сейчас наблюдаем. Но пока есть ограничения по инвестициям. Мы также понимаем, что в ближайшее время наши иностранные партнеры не смогут работать в Арктике. Нужно, конечно, привлекать национальный капитал, национальные компании для того, чтобы активно начать разрабатывать месторождения, которые могут быть открыты в Арктике.

— И все-таки когда и сколько? 

— Шельфовые проекты сами по себе имеют большой инвестиционный цикл. Допустим, мы на Каспии сделали первое открытие в 1995 году, а первую нефть получили в 2008 году, то есть инвестиционный цикл на шельфе составляет 7–15 лет от начала поиска до первой разработки. На разведку, если нам дадут такую возможность, мы готовы выйти очень оперативно. Сложно сказать, сколько денег потребуется. На каждом месторождении до начала разработки нужно пробурить как минимум три разведочные скважины. Это минимум $1 млрд. Компания готова эти деньги выделить на поиск месторождений. Мы готовы за счет того, что оптимизирует свои затраты за пределами Российской Федерации.

— Где будете брать деньги, с учетом того что влияние санкций чувствуют на себе все компании, даже те, которые непосредственно под них не попали? 

— Конечно, мы чувствуем сдержанность банков в выдаче кредитов. Но ЛУКОЙЛ всегда имел и сегодня имеет инвестиционный рейтинг. Мы два дня назад погасили свои еврооблигации на $1,5 млрд. Нам необходимы длинные деньги для нашего цикла. И сегодня эти сложности, конечно, могут ограничить возможности наших инвестиций. Мы чувствуем санкции: к примеру, наш партнер Total не стал реализовывать с нами проект по разработке нефти в Западной Сибири. Потихоньку это все, конечно, сказывается.

— Собираетесь ли возвращаться в Иран или участвовать, к примеру, в продаже иранской нефти? 

— В продаже иранской нефти мы точно не участвуем. Нам не предлагали, да мы и не заинтересованы вести торговые операции. Наш офис на территории Ирана работает, есть планы по изучению ряда провинций там, мы работаем активно с министерством нефти Ирана и с национальной нефтяной компанией. Мы уверены, что при снятии ограничений на территории Ирана у нашей компании будет конкурентное преимущество.

— Как вам кажется, при нынешней цене на нефть будет ли увеличиваться в нефтянке присутствие государства? Вы чувствуете для ЛУКОЙЛа такую угрозу? 

— Я считаю, присутствие государства в нашей отрасли и так чрезмерно. Особенно после того, как «Башнефть» стала государственной компанией. Я уверен, что сохранение конкурентной среды в России — это единственная реальная возможность для государства оценивать и затраты, и отдачу от отрасли, которая определяет и социальное развитие, и наполнение бюджета.

— Германа Грефа часто спрашивают, сколько банков должно быть в стране? А сколько нефтяных компаний? 

— Чем больше, тем лучше.

— Если «Башнефть» выставят на продажу, вы будете заинтересованы в этом активе? 

— Мы не рассматривали возможность покупки компании на территории России и не рассматриваем возможность того, чтобы нас кто-то приобрел. Таких сценариев нет. Мы развиваемся динамично как частная вертикально интегрированная компания, для нас сегодня открыт весь мир, компания ЛУКОЙЛ присутствует в 52 странах. Сейчас готовимся к инвестициям в Мексике, которая открывается после 60 с лишним лет, с тех пор как была национализирована местная нефтяная промышленность. Мы активно работаем в Западной Африке. Компания инвестирует в проекты, которые приносят наибольшую выгоду. Но мы все-таки считаем, что инвестиции на территории России наиболее приемлемы для ЛУКОЙЛа. Мы — российская национальная компания, мы знаем геологию, мы успешны в разведке. ЛУКОЙЛ — одна из немногих, которая каждый год компенсирует тот объем добычи, который производит

В конце декабря вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович допустил падение цен до уровня в $20–25 за баррель. При этом он призвал воздержаться от прогнозов. «Цены могут как остаться на нынешнем уровне, так и снизиться еще на несколько долларов, — сказал он. — Но вполне может произойти и обратное движение уже в следующем году».

Глава Минэнерго России Александр Новак посчитал маловероятным обвал до такого уровня. «Не думаю, что цена будет снижаться до $25–20 за баррель, поскольку это будет ценовым шоком для рынка», — сказал он. По его мнению, стабилизация на рынке нефти произойдет во второй половине 2016 года, когда спрос и предложение уравновесят друг друга.

Министр экономики России Антон Силуанов в середине декабря заявил, что следует готовиться к ценам ниже $30/барр. Он напомнил, что по прогнозам МВФ темпы роста мировой экономики будут замедляться, что отразится и на спросе на нефть. Министр также напомнил про возвращение на рынок Ирана, что должно привести к ужесточению конкуренции и добавить давления на цены.

Bloomberg в декабре отмечал, что спекулянты, играющие на понижение, скупали опционы, исходя из цен $15/барр. По расчетам ОПЕК в среднесрочной перспективе цена барреля будет расти примерно на $5 в год и достигнет в ценах 2014 года $95 к 2040 году, хотя фактически будет стоить $160/барр.

Стоимость нефти сорта Brent в текущем году уже снизилась на 11%. На 13:43 мск баррель Brent продавался на Лондонской бирже ICE по $33,16, что на 2,27% ниже цены закрытия. Аналитики банка Nomura 7 января предсказали падение до уровня $30 в период до 17 января на фоне опасений за экономику Китая, крупнейшего в мире потребителя нефти.

Магазин исследований Аналитика по теме "Нефть"