Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Саратовской области мужчина напал на полицейских с ножом Общество, 10:10 Почему у Bitcoin нет шансов стать надежной валютой Крипто, 10:05 Тренд будущего: почему совместное и вторичное потребление станет нормой РБК и Райффайзенбанк, 09:55 Жители Бугенвиля проголосовали за независимость своего острова Политика, 09:52 В России аренда места в коворкинге подешевела на 11% Бизнес, 09:52 Синоптики предупредили москвичей о похолодании во второй половине недели Общество, 09:40 СКР направил в суд дело украинского экс-министра обороны Общество, 09:35 Дедушка убитой студентки РУДН сообщил об обстоятельствах ее смерти Общество, 09:30 Открытый диалог с Германом Грефом РБК и Сбербанк Первый, 09:26 Правительство отложило финансирование БАМа на 2020 год Бизнес, 09:16 Новая прописка: каких специалистов регионы переманивают к себе Pro, 09:01 Каждый третий россиянин совершал покупки через смартфон Бизнес, 09:00 Зожник под шубой: новогодний тест РБК и Huawei, 08:57 Российские боксеры отказались ехать на Олимпиаду без флага и гимна Спорт, 08:49
Экономика ,  
0 
Нобелевскую премию по экономике дали за теорию контрактов
Премию памяти Альфреда Нобеля по экономике присудили Оливеру Харту из Гарвардского университета и Бенгту Хольмстрему из Массачусетского технологического института «за их вклад в теорию контрактов»

Возвращение к реальности

Нобелевский комитет присудил премию по экономике, учрежденную Банком Швеции в 1968 году, Оливеру Харту из Гарвардского университета и Бенгту Хольмстрему из Массачусетского технологического института с формулировкой «за их вклад в теорию контрактов». Харт родился в Англии, а Хольмстрем — в Финляндии, но оба получали экономическое образование и работают в США. Они практически ровесники — Харт родился в 1948 году, Хольмстрем — в 1949-м.

Премия по экономике этого года продолжает традицию последних лет вознаграждать исследования, близкие к «реальному миру» — к тому, с чем люди сталкиваются регулярно на практике. «Нобелевская премия Харту и Хольмстрему — полностью о том, как экономические теоретики воссоединились с реальным миром и всеми его несовершенствами», — написал у себя в Twitter профессор экономики Мичиганского университета Джастин Вулферс. Харт и Хольмстрем разработали новые теоретические инструменты для понимания контрактов, которые встречаются в реальной жизни. Их анализ оптимальных контрактных договоренностей заложил интеллектуальные основы для разработки политик и институтов во многих сферах, включая законодательство о банкротстве и политические конституции, отмечается в заявлении комитета. Модели Харта и Хольмстрема применимы к изучению многих отношений в реальной экономике: учитель — студент, работодатель — работник, регулятор — банкир и т.д.

Классическая модель контракта описывается так: между принципалом и агентом есть договоренность, по которой агент выполняет определенные действия в интересах принципала. Проблема в том, что принципал не может напрямую наблюдать за действиями агента и это создает «моральный риск» (moral hazard): у агента возникает стимул к недобросовестному (оппортунистическому) поведению в собственных интересах. Типичный пример: собственник фирмы делегирует менеджеру полномочия по управлению бизнесом. Менеджмент зачастую принимает решения, выгодные с точки зрения прибыли и личного вознаграждения, но рискованные с точки зрения долгосрочной стабильности бизнеса. Именно это называлось одной из причин глобального финансового кризиса 2008–2009 годов. «Системы вознаграждения топ-менеджеров, разработанные в условиях дешевых денег, напряженной конкуренции и мягкого регулирования, слишком часто поощряли необдуманные сделки, краткосрочную выгоду без адекватного рассмотрения долгосрочных последствий», — отмечала в своем заключительном докладе Комиссия США по расследованию финансового кризиса 2008 года.

В идеале вознаграждение, которое принципал платит агенту, должно основываться на наблюдаемых и проверяемых переменных, но на практике ни один из таких критериев вроде рыночной капитализации компании или ее чистой прибыли не обеспечивает оптимальных результатов для обеих сторон. «Если агенту платят плоскую зарплату, которая ни от чего не зависит, то, конечно, он будет просто делать то, что ему нравится. Чтобы создать стимулы, нужно сделать его компенсацию (оплату, продвижение по службе, риск увольнения) чувствительной к результатам его труда. Однако при этом для него появляется риск — он не полностью контролирует результат, играют роль случайности, работа коллег и т.д.», — объясняет доцент департамента теоретической экономики Высшей школы экономики (ВШЭ) Антон Суворов.

Отделить «шум»

В 1979 году Бенгт Хольмстрем вывел и формализовал «принцип информативности», который подразумевает, что оплата труда агента должна зависеть от переменных (сигналов), которые обеспечивают информацию о его действиях, отделяя случайные факторы («шум»), не связанные с действиями агента. Если ставить вознаграждение агента в зависимость от абсолютного параметра (например, объем выпуска, продажи или капитализация фирмы), то «плохой» агент может выигрывать просто от хорошего состояния экономики или рынка, а «хороший» — проигрывать от плохой ситуации в экономике. Разумеется, эта схема не является эффективной. В примере с вознаграждением менеджера принцип Хольмстрема означает, что недостаточно привязать зарплату к стоимости акций только его компании: котировки во многом зависят от факторов, находящихся за пределами контроля менеджмента. Более правильное решение — учитывать стоимость акций и других компаний, например из той же отрасли. Цена акций относительно стоимости сопоставимых фирм — более информативная переменная. Суворов из ВШЭ приводит в пример и чрезмерную привязку зарплат учителей к результатам ЕГЭ в качестве возможной неэффективности.

Кроме того, ученый разработал теорию динамических стимулов. В отличие от классической теории контрактов в ней предусмотрена ситуация, когда для работника нельзя создать стимулы, но он все равно работает много, чтобы создать хорошую репутацию, произвести впечатление на рынок и сменить работу при исчерпании возможностей на своем нынешнем месте, говорит Суворов. Но может быть и обратная ситуация: многие работники сознательно не раскрывают полностью свои способности и компетенции, чтобы не давать руководителям основания эксплуатировать эти компетенции все больше и больше.

Все контракты несовершенны

Исследования другого лауреата, Оливера Харта, в 1980-х годах позволили совершить прорыв в понимании так называемых неполных контрактов. В реальном мире невозможно заранее составить исчерпывающий, совершенный контракт. Поэтому в условиях, когда не все переменные или потенциальные состояния мира можно оговорить в контракте, нужно определить третью сторону, которой будет дано решать, что делать, когда стороны контракта не могут договориться. Теоретические изыскания Харта и его коллег могут быть применены при анализе сложных финансовых контрактов и приватизации активов. Роль в этой ситуации играет тот, кто именно может принимать решения — обладает формальными правами, а также реальными возможностями (информацией, необходимой для принятия разумного решения), указывает Суворов.

Так, ответ на вопрос, должны ли провайдеры общественных услуг (школы, больницы, тюрьмы и т.д.) быть частными или государственными, не является однозначным: приватизация позволяет сократить издержки бизнеса, но в то же время может привести к ухудшению качества. Интересно, что условия в американских частных тюрьмах зачастую хуже, чем в государственных, — именно поэтому федеральные власти США недавно приняли решение прекратить использование частных тюрем.

В 2015 году премия по экономике досталась британскому и американскому экономисту Энгусу Дитону «за анализ потребления, бедности и благосостояния». Лауреат получает денежную премию в 8 млн шведских крон ($925 тыс. по текущим курсам), в случае Хольмстрема и Харта они разделят ее пополам.

Премия Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля была учреждена в 1969 году. До 2016 года ее получили 47 ученых, из них 46 мужчин. Почти все премии получили ученые, работающие в США, и все они были старше 50 лет.

Элинор Остром стала первой и единственной женщиной, награжденной Нобелевской премией по экономике. В 2009 году ей вручили приз «за анализ экономического управления».

Чаще всего (28 лауреатов) премию получают те лауреаты, которые учились или работали в Чикагском университете.

Единственным советским ученым, получившим премию, был математик и экономист Леонид Канторович: в 1975 году он получил награду «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов».

Магазин исследований: аналитика по теме "Макроэкономика"