Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Посол США в России отреагировал на совет уехать в Вашингтон Политика, 22:53 Когда можно увидеть звездный дождь в этом году РБК и ПСБ, 22:38 Минэнерго поддержало идею ввести ограничения на экспорт нефтепродуктов Бизнес, 22:30 Умерла сыгравшая в «Гарри Поттере» и «Острых козырьках» Хелен Маккрори Общество, 22:19 Скончался Олимпийский чемпион Монреаля Сергей Новиков Спорт, 22:18 История инвестора: как получать 10% годовых в валюте РБК и СберПервый, 22:07 В Казахстане разбился учебный истребитель СУ30-СМ Политика, 22:06 В Москве полиция начала проверку из-за падения девушки на пути в метро Город, 21:55 «Локомотив» оспорит решение РФС о домашнем матче за пределами Москвы Спорт, 21:47 Рублев обыграл Надаля в четвертьфинале турнира серии «Мастерс» Спорт, 21:36 Доходы самого богатого чиновника Москвы выросли на 177 млн руб. Политика, 21:34 Россия ответила США на санкции. Главное Политика, 21:34 Рауль Кастро объявил об уходе с поста главы Компартии Кубы Политика, 21:31 Медведев напомнил о зарплатах в $50 в 2000 году Политика, 21:26
Нефтяной прогноз ,  
0 

Нефть не помеха: на чем теперь зарабатывают суверенные фонды

На чем теперь зарабатывают суверенные фонды
Государственный суверенный фонд Норвегии показал самую низкую доходность с 2011 года. Однако он находится в более выгодном положении, чем суверенные фонды других стран, экономику которых обеспечивает нефтегазовый сектор
Гендиректор управляющего фондом Norges Bank Investment Management Ингве Слингстад
Гендиректор управляющего фондом Norges Bank Investment Management Ингве Слингстад (Фото: AP)

Вопреки нефтяным ценам

По итогам 2015 года доходность ​Государственного пенсионного фонда Норвегии, крупнейшего фонда национального благосостояния в мире, cоставила всего 2,7%, или 334 млрд норвежских крон ($39,1 млрд), следует из его отчетности. Годом ранее доходность фонда составила 7,6%. Показатели по итогам 2015 года самые скромные за последние четыре года.

В частности, инвестиции в акционерный капитал принесли суверенному фонду 3,8%, в облигации — 0,3%, вложения в недвижимость — 10%. Вложения со стороны правительства в прошлом году оказались минимальными с 1999 года — 42 млрд норвежских крон ($4,9 млрд) — гораздо ниже среднего уровня господдержки за последние 18 лет, которая составляла в среднем 187 млрд крон в год ($21,79 млрд).

«2015 год был волатильным, сопровождался отрицательными процентными ставками, турбулентностью на валютном рынке, падением цен на нефть и ослаблением ожиданий относительно роста развивающихся рынков, — объяснил гендиректор управляющего фондом Norges Bank Investment Management Ингве Слингстад.

В 2015 году доля акций в портфеле фонда составляла 61,2%, облигаций — 35,7%, вложений в недвижимость — 3,1%. Доходность вложений в акции и облигации превысила целевые ориентиры на 0,5%. Рыночная стоимость активов фонда составила 7,5 трлн крон ($856 млрд) против 6,4 трлн крон в 2014 году. Среднегодовая доходность фонда за последние десять лет составляла 3,35% при целевых 4%.

Итоговый результат Слингстад назвал удовлетворительным. Отрицательной доходности удалось избежать за счет увеличения инвестиций в недвижимость (в прошлом году фонд вложил в не котирующиеся на бирже фонды недвижимости 44,2 млрд крон ($5,2 млрд), а также вложений в акции японских компаний и производителей лекарств. Прибыль от них перевесила убытки от нефтяных активов и инвестиций в развивающиеся рынки, в частности в Бразилию. Убыточность активов в этой латиноамериканской стране составила 38,2%. Приток средств от налогов на нефтяную отрасль, дивидендов Statoil и прямых вложений фонда в нефтегазовые месторождения Норвегии в прошлом году составил 42 млрд крон ($4,9 млрд).

Увеличение капитализации активов фонда обусловлено доходом от инвестиций, притоком капитала и курсовыми колебаниями. В частности, ослабление кроны по отношению ко многим валютам, в которых инвестирует фонд, увеличило стоимость его активов на 668 млрд крон ($76,3 млрд).

Успешные инвестиции

Норвегия входит в пятерку крупнейших экспортеров сырой нефти. По данным Министерства финансов страны, в последние десять лет на нефтегазовый сектор приходится от 23 до 33% ВВП. По последним данным Еврокомиссии, в настоящий момент он обеспечивает около 22% ВВП и 67% экспорта.

На фоне резкого падения цен на нефть с середины 2014 года агрегированный показатель роста промышленного производства в Норвегии упал с 0,06 до минус 0,01. Как отмечал в феврале Reuters, безработица в стране выросла с 3,2% в середине 2014 года до рекордных за последние десять лет 4,6%. Ненефтяной дефицит бюджета в 2016 году, по оценкам норвежского Минфина, вырастет с 179,6 млрд крон ($21 млрд) в 2015 году до 207,8 млрд крон ($24,4 млрд).

В этом году Центробанк Норвегии впервые в истории изъял деньги из суверенного фонда на покрытие дефицита бюджета. В январе было взято 6,8 млрд крон ($797 млн), что эквивалентно 80 млрд крон ($9,4 млрд) в год. «Пока это все еще очень небольшая сумма в сравнении с объемом фонда. Кроме того, мы получаем наличность от инвестиций: в прошлом году ее объем составил 191,5 млрд крон ($22,4 млрд), — заявил Слингстад во время презентации годового отчета, передает Bloomberg. — Таким образом, только за счет этих средств мы можем компенсировать изъятую сумму дважды».

Инвестиционная стратегия норвежского суверенного фонда предусматривает вложения в активы по всему миру. По состоянию на конец года 40% инвестиций приходилось на Северную Америку (38,9% годом ранее), 38,1% — на Европу (39,3% в 2014 году), 18,1% — на страны Азии и Океании (17,5% годом ранее). Фонд сократил инвестиции в развивающиеся рынки с 10,6 до 9,8%.

Фонду принадлежат доли разных объемов в более чем 9 тыс. компаниях в различных отраслях — от нефтяной до IT, в том числе в Amazon, Microsoft, Royal Dutch Shell, Glenmore и Santander. Наибольшую долю в акциях составляют бумаги Nestle, Apple, Microsoft, фармкомпаний Novartis и Roche. Фонд вкладывается в гособлигации США, Германии и Японии, а также инвестирует в недвижимость в крупнейших городах США (Нью-Йорк, Вашингтон, Бостон, Сан-Франциско) и Европы (Париж и Лондон).

Фонд планирует придерживаться текущей стратегии. По словам его главы Эйстейна Олсена, необходимости распродавать ценные бумаги у фонда нет. Как отмечает Bloomberg, Олсен считает, что доходов от дивидендов, процентных платежей и арендной платы достаточно, чтобы покрыть изъятие средств из фонда и обеспечить реализацию изменений в стратегии по развивающимся рынкам. «Мы находимся в выгодном положении: фонд очень крупный, и наличные, которые он получает, играют важную роль», — сказал он, добавив, что значение этих доходов в дальнейшем возрастет.

За последнее десятилетие активы фонда выросли в более чем шесть раз благодаря нефтяным доходам, но уже с 2016 года чистые поступления в него могут быть приостановлены из-за сложной конъюнктуры на нефтяном рынке.

Затянули пояса

Падение доходов от продажи сырья вынудило суверенные фонды других стран — производителей нефти начать распродавать зарубежные активы и выводить деньги из управления инвестиционных компаний для пополнения истощившихся бюджетов, а для поддержания доходности инвестировать в рискованные активы.

Лидером по выводу средств стала Саудовская Аравия, завершившая 2015 год с дефицитом бюджета в 367 млрд риалов ($97,8 млрд). В отличие от суверенных фондов ОАЭ, Катара и Кувейта, которые, как и Норвегия, покупают доли в крупных западных компаниях и инвестируют в недвижимость, саудовский суверенный фонд SAMA направляет средства в сверхнадежные активы — облигации казначейства США, а также распределяет их по депозитам в крупных банках. На акции компаний приходится лишь около 20% активов фонда. Таким образом, его доходность ниже, чем фондов стран Персидского залива, которые придерживаются более рискованной инвестиционной стратегии.

К марту 2016 года суверенный фонд Саудовской Аравии сократил объем иностранных активов с рекордных $727 млрд в августе 2014 года до $616 млрд. С марта по сентябрь, в частности, он вывел с западных рынков $50–70 млрд, а в октябре продал акции только торгующихся на бирже NASDAQ компаний на $1,2 млрд.

Менять инвестиционную политику приходится и катарскому суверенному фонду Qatar Investment Authority. Отчетности он не публикует, стоимость его активов Sovereign Wealth Funds Institute оценивает в $256 млрд, в 2014 году оценки были приблизительными — в районе $100–200 млрд. Дефицит бюджета эмирата ожидается в этом году на уровне 4,9% ВВП. Изначально фонд Катара концентрировался на покупке европейских голубых фишек, в частности Volkswagen, Total, Credit Suisse, швейцарской нефтетрейдинговой компании Glencore; на европейские активы приходилось до 80% всей инвестиций фонда. В минувшем году ему пришлось продать долю в немецкой строительной компании Hochtief AG, два крупных офисных здания в Лондоне за $845 млн, долю в киностудии Miramax и французском строительном концерне Vinci. В марте, однако, фонд приобрел офисную недвижимость в Лос-Анджелесе на $1,35 млрд.

Еще один крупный экспортер нефти — Кувейт имеет дефицит бюджета на уровне $27 млрд (около 15% ВВП). Его суверенный фонд Kuwait Investment Authority (пятый по объему активов — $592 млрд, по данным Sovereign Wealth Fund Institute) готовится распродавать активы, доходность которых ниже 9% в год. Их стоимость оценивается в $30 млрд. Инвестиционный пакет фонда весьма диверсифицирован: в него входят акции, облигации и недвижимость в Китае, Европе и США. Весной 2015 года фонд анонсировал уменьшение своего присутствия в США в пользу Европы — его привлекла запущенная Европейским центробанком программа количественного смягчения.

Поводов для восстановления цен на нефть в ближайшие пару лет пока нет. Замедление экономики Китая, одного из крупнейших потребителей нефти, снижает мировой спрос. Иран, с которого сняли санкции, увеличит поставки нефти на рынок. По прогнозам Международного энергетического агентства, переизбыток нефти сохранится как минимум в течение 2016 года.