Лента новостей
В Твери два человека пострадали при обрушении деревянного навеса Общество, 20:49 Порошенко заявил российским СМИ о необходимости извиниться перед Украиной Политика, 20:35 Российский скелетонист выиграл 13-й этап Кубка мира в карьере Спорт, 20:00 Путин сообщил Макрону о готовящихся в Сирии провокациях с химоружием Политика, 19:50 Последствия обрушения в университете в Петербурге. Фоторепортаж Общество, 19:32  СК возбудил дело после обрушения перекрытий в здании ИТМО Общество, 19:30 Ректор заявил об отсутствии людей под завалами в вузе Петербурга Общество, 19:15 Появилось видео с места обрушения крыши университета в Петербурге Общество, 19:05 «Валенсия» выкупит Дениса Черышева за €7 млн Спорт, 18:58 ФТС разъяснила необходимость расширения продуктового эмбарго Бизнес, 18:33 В Петербурге обрушилась крыша университета Общество, 18:27 Президент Албании попросил протестующих не допустить насилия Политика, 18:15 МИД назвал условие для нормализации взаимодействия России и Британии Общество, 17:45 Лавров назвал главу Минобороны Британии «министром войны» Политика, 17:41
Падение экономики ,  
0 
Госдуме предложили ввести еще один страховой сбор с зарплат
С российских зарплат предлагают брать еще один сбор — в фонд страхования зарплат на случай банкротства работодателя. Суммы небольшие, но бизнес они вряд ли обрадуют
Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

Что предлагается

Председатель конституционного комитета Совета Федерации Андрей Клишас предлагает обязать работодателей страховать работников на случай своего банкротства. Принятие закона увеличит отчисления работодателей в Фонд социального страхования. Инициатива поддержана администрацией президента, говорит собеседник в окружении Клишаса.

Проект закона об обязательном страховании работников на случай банкротства работодателя внесен в Госдуму в среду, 9 марта. Документ, подписанный сенатором Андреем Клишасом, гарантирует единовременную выплату работникам банкротящихся компаний задержанных зарплат за три месяца, предшествующих подаче заявления о банкротстве. Выплаты будут производиться из Фонда социального страхования (ФСС), который Клишас предлагает назначить страховщиком.

В случае принятия закона отчисления работодателей в ФСС возрастут. Автор инициативы предлагает установить тариф 0,02% от фонда оплаты труда, следует из финансово-экономического обоснования к законопроекту. Сейчас работодатели платят ФСС 2,9% от фонда оплаты труда, отчисления в каждом году прекращаются, если сумма выплат работнику достигает установленного правительством максимума — сейчас это 718 тыс. руб. То же ограничение при расчете страховых взносов на случай банкротства предлагает применять и Клишас, следует из материалов к его законопроекту.

При месячной зарплате 34 тыс. руб. (средняя за 2015 год, по данным Росстата) размер отчислений на случай банкротства составит 6,8 руб. в месяц за каждого работника; при зарплате 100 тыс. руб. — 20 руб. Поскольку с годовой оплаты труда более 718 тыс. руб. отчисления не платятся, максимальная страховая премия — 143,6 руб. в год.

Но эти отчисления могут сложиться в приличную сумму. По данным Росстата, количество занятых в экономике россиян в январе 2016 года составляло 71,3 млн. Если исходить из этой цифры и средней зарплаты, за год набежит почти 6 млрд руб. В апреле 2015 года численность работников банкротящихся предприятий, перед которыми были долги по зарплате, превышала 25 тыс., а просроченная задолженность перед ними была чуть меньше 1,2 млрд руб. (в среднем — порядка 47 тыс. руб. на работника), сказано в финансово-экономическом обосновании к законопроекту.

Ограничение в 718 тыс. руб. предложено использовать и для определения максимальной выплаты работнику: для расчета компенсации эта сумма должна быть поделена на 365 дней и умножена на количество дней, за которые работнику задержана зарплата (но не больше трех месяцев), сказано в пояснительной записке к законопроекту. Ограничение будет означать, что максимум, что сможет получить работник за банкротящегося работодателя, — чуть больше 177 тыс. руб., подсчитал РБК. После выплаты компенсации ФСС вступит в дело о банкротстве компании вместо работника, сказано в пояснительной записке.

Закон предлагается ввести в действие с 1 января 2017 года.

Кремль поддержит

По закону о банкротстве требования по оплате труда работников, как и о выплате выходных пособий, удовлетворяются во вторую очередь, после судебных расходов по делу о банкротстве, вознаграждения арбитражного управляющего и т.д. Но закон о банкротстве не в полной мере защищает права работников, встречаются случаи, когда после завершения конкурсного производства задолженность работодателя остается непогашенной, что является причиной возникновения социальных конфликтов, пишет Клишас в записке к законопроекту. Законопроект в полной мере соответствует правовым позициям, разработанным Конституционным судом, который является судебным органом конституционного контроля Российской Федерации; Европейским судом по правам человека, являющимся наднациональным органом обеспечения прав, свобод и законных интересов человека; и Верховным судом, являющимся высшим судебным органом России, сказал Клишас РБК.

Инициатива Клишаса концептуально поддержана администрацией президента, в том числе Государственно-правовым управлением президента, сказал РБК собеседник в окружении Клишаса и подтвердил источник, близкий к администрации президента.

В профильное для таких инициатив Министерство труда инициатива не поступала, при поступлении будет рассмотрена в установленном порядке, сообщили РБК в пресс-службе ведомства. Министерство финансов на запрос РБК не ответило. В профильном комитете думы по труду комментарий обещали предоставить позже, после изучения документа.

С просьбой прокомментировать законопроект РБК обратился к крупным российским компаниям. «Нельзя равным образом страховать бизнес, который находится под постоянным риском банкротства, и низкорискованный бизнес, — рассуждает пресс-секретарь компании «Роснефть» Михаил Леонтьев. — Компания «Роснефть» не подвержена реальным рискам банкротства в настоящий момент и в исторически обозримой перспективе, поэтому зачем нам страховать? Это просто прямой побор. Существует такая страховка, как каско, где очень сильно дифференцированы ставки в зависимости от обстоятельств. Здесь [в законопроекте Клишаса] разница на порядки больше, чем при каско. Поэтому степень сырости этой идеи такая, что говорить о чем-то конкретном просто невозможно».