Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Теннисист Хачанов объявил о рождении сына Спорт, 10:57 Бывший преподаватель Заворотнюк увидел добрый знак в новостях об актрисе Общество, 10:45 10 мифов про женщин и автомобили РБК и Subaru, 10:25 В Центре подготовки сообщили о судьбе отстраненного космонавта Юрчихина Общество, 10:15 Гэтжи потребовал «настоящего бойца» после победы за 4 минуты Спорт, 09:41 Пассажирский Як-42 сел в Красноярске из-за отказа двигателя Общество, 09:24 В Якутии во время полета пропал вертолет Общество, 09:15 Первый в мире плавучий атомный энергоблок прибыл на Чукотку Общество, 09:05 Чемезов заявил о возможном ребрендинге Superjet Бизнес, 09:04 Как открыть семейный отель: интерактивный бизнес-тест РБК и HUAWEI, 08:53 СМИ узнали о планах Джонсона нарушить одобренный Елизаветой II закон Политика, 08:42 В Черное море направился экспедиционный корабль ВМС США Политика, 08:04 Полиция Нью-Йорка задержала 76 протестующих у магазина Microsoft Общество, 07:32 Самого опытного российского космонавта исключили из отряда по здоровью Общество, 06:59
Экономика ,  
0 
Эксперты ВШЭ зафиксировали рост неконкурентных госзакупок
Доля неконкурентных госзакупок превысила 63,7% в первом полугодии 2019 года, подсчитали эксперты ВШЭ. Минфин утверждает, что такие закупки сокращаются, но в ВШЭ в расчет включают изначально конкурентные, но не состоявшиеся торги
Фото: Андрей Гордеев / Ведомости / ТАСС

Объем неконкурентных государственных закупок постоянно растет и достиг 63,7% в первом полугодии 2019 года, подсчитали эксперты НИУ ВШЭ на основе данных Минфина. Текст аналитической записки ВШЭ есть в распоряжении РБК.

Закупки у единственного поставщика формально снижаются

Наибольший объем прямых закупок у единственного поставщика приходится на контракты по актам президента или правительства у естественных монополий и на коммунальные услуги — 67% по данным за 2018 год. В отчете по результатам мониторинга закупок по 44-ФЗ Минфин сообщил о снижении доли таких закупок, однако официальный показатель маскирует неконкурентные закупки, изначально заявленные как конкурентные.

Согласно данным Минфина:

  • всего органы власти разместили извещения о закупках на общую сумму 4,4 трлн руб. за первое полугодие 2019 года;
  • на закупки у единственного поставщика пришлось лишь 9,1%, или 401 млрд руб., что на 19% меньше, чем в первом полугодии 2018 года.

Минфин акцентирует внимание лишь на прямых закупках у единственного поставщика. В то время как эксперты ВШЭ относят к неконкурентным еще и изначально конкурентные закупки (аукцион, конкурс, другие виды торгов), несостоявшиеся, из-за того что к ним был допущен всего один поставщик или вовсе никто не участвовал.

Таким образом, несмотря на падение доли госзакупок у единственного поставщика, общий объем неконкурентного сектора постоянно растет за счет увеличения несостоявшихся изначально конкурентных процедур, зафиксировали эксперты ВШЭ. «Неконкурентный сектор закупок растет за счет роста процедур, в которых участвует лишь один поставщик или никто не участвует», — пояснила РБК эксперт Института государственного и муниципального управления ВШЭ Марина Турчан.

Половина конкурентных процедур не состоялась

Как подсчитали эксперты ВШЭ, 54,6% изначально конкурентных закупок на общую сумму 2,4 трлн руб. были признаны несостоявшимися. Есть три основные причины неудавшихся электронных аукционов:

  • свыше 70% закупок не состоялось, так как была подана одна заявка или не подано ни одной;
  • в 8,6% случаев электронный аукцион был признан несостоявшимся из-за участия в торгах лишь одного участника;
  • другой распространенной причиной остается несоответствие заявки условиям аукциона.
Эксперты ВШЭ анализировали только закупки по 44-ФЗ, которыми руководствуются государственные и муниципальные органы власти, так как Минфин еще не опубликовал свежие данные о закупках госпредприятий по 223-ФЗ.

Минфин не привлекает должного внимания к проблеме постоянного роста неконкурентного сектора закупок в России, считают эксперты ВШЭ. «Мониторинговые отчеты готовит тот же самый орган власти, деятельность которого является предметом мониторинга. Результат этого — отсутствие объективной картины о состоянии закупочной системы и неэффективность работы контрактной системы в целом», — подчеркивается в материале ВШЭ.

Но, как сообщила РБК пресс-служба Минфина, относить несостоявшиеся конкурентные закупки к неконкурентному сектору некорректно. «Закупки у единственного поставщика вследствие признания конкурентных закупок являются очередным этапом одной и той же и именно конкурентной процедуры. В данном случае заказчик не осуществлял отбор поставщика по своему усмотрению, с которым заключит контракт, или ограничил участие остальных. Это лишь последствия, наступившие по результатам конкурентной процедуры, которые говорят заказчику, куда идти дальше, если они наступили: в ФАС России для проверки результатов торгов, заключать контракт или на повторные торги», — пояснили в Минфине.

По мнению Минфина, к неконкурентным закупкам корректно относить прямые закупки у единственного поставщика, которые заказчики вправе, но не обязаны осуществлять по тем основаниям, которые предусмотрены законом. «Однако большинство таких оснований носят вынужденный характер, поскольку зависят от всей широты гражданско-правовых отношений, возникающих у заказчиков при осуществлении своей деятельности (различные текущие платежи, расчеты с естественными монополиями, водо-, тепло-, газо-, электроснабжение, закупка лекарств по решению врачебной комиссии и др.). В таких случаях проведение конкурентных торгов просто невозможно», — подчеркивают в Минфине.

Как растет число неконкурентных госзакупок — в материале «РБК Pro».

Магазин исследований: аналитика по теме "Финансы"