Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Почти половина граждан назвала Украину стоящей на грани развала Политика, 17:39 Как прошел первый день инвестмарафона «Удмуртия Calling» Пресс-релиз, 17:39 Что делать на карантине: культурная онлайн-афиша Стиль, 17:38 Когда в России разрешат платить криптовалютой. Какое будущее ждет биткоин Крипто, 17:36 Евросоюз обвинил Лондон в нарушении обязательств по Brexit Политика, 17:32 Трое российских штангистов сдали положительные тесты на допинг Спорт, 17:28 Генпрокуратура назвала причину аварии на ТЭЦ в Норильске Общество, 17:20 Теория: Почему именно образ жизни людей создал пандемию Социальная экономика, 17:20  Антикризисное трудоустройство: куда идет эволюция рынка труда РБК и Центр поддержки экономики, 17:19 Путин пообещал помочь приюту для кошек в Тольятти Общество, 17:18 Статью об опасности гидроксихлорохина отозвали из журнала The Lancet Стиль, 17:16 Суд отказался арестовать замгендиректора крупной регистраторской компании Общество, 17:10 ЦБ раскрыл сумму проданной на рынке валюты в рамках продажи Сбербанка Финансы, 17:10 Занявший Twitter Рогозина «Роскосмос» удалил его старые твиты Технологии и медиа, 17:09
Экономика ,  
0 

Экономисты предупредили о двухлетней рецессии в России

Даже при активных действиях властей ВВП снизится на 3% к 2022 году
Аналитический центр ЦМАКП описал кризисный сценарий в России с учетом максимальной активности государства по сдерживанию спада. Даже при таком варианте ВВП упадет примерно на 3% за два года
Фото: Евгений Софийчук / ТАСС
Фото: Евгений Софийчук / ТАСС

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) опубликовал «конструктивный» вариант прогноза по экономике России, который предусматривает активные интервенции государства по минимизации влияния кризиса. Основным автором аналитической записки, датированной 1 апреля, стал руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП Дмитрий Белоусов — брат первого вице-премьера Андрея Белоусова. Прогноз неутешительный: даже при таком сценарии, исходящем из масштабной программы антикризисных мер, российскую экономику «все равно ожидает с высокой вероятностью двухлетняя рецессия», соответствующая по продолжительности спаду мировой экономики.

«Конструктивный» вариант — это «жесткий» сценарий ЦМАКП (вероятность которого он оценивают в 55–57%) при активном реагировании государства на кризис. Падение реального ВВП в этом «конструктивном», то есть оптимистическом, сценарии удастся удержать на уровне 2,3–2,5% в 2020 году и 0,5–0,8% в 2021 году. За два года, таким образом, экономика сократится на 2,8–3,3%. После окончания кризиса в 2022 году экономика вернется к росту, но очень медленному: 0,6–1%.

Это значит, что цель президента Владимира Путина по выводу российской экономики на траекторию роста выше 3% будет отложена как минимум на два года. А если вспомнить, что в конце 2017-го власти ставили цель достичь роста на 3,1% в 2020 году, то минимум на три года. Восстановление экономики после тяжелого спада фактически будет продолжаться почти до следующих президентских выборов 2024 года, следует из анализа ЦМАКП.

Но без активных стимулов со стороны государства рецессия может оказаться еще более глубокой. Если ситуация будет развиваться по «жесткому» сценарию, предполагающему лишь стабилизирующую политику властей, ВВП в 2020 году может упасть на 3–3,3%, в 2021 году — на 0,8–1%. Таким образом, выигрыш при «конструктивном» варианте относительно «жесткого» составит около 1 п.п. динамики ВВП в 2020–2021 годах.

Роста безработицы и бедности не избежать

При любом сценарии будет сложно избежать скачка бедности или безработицы, констатирует ЦМАКП. Для России этот кризис может оказаться куда более серьезным, чем для мира в целом, поскольку на «карантинный шок» с остановкой в крупных городах целых секторов бизнеса накладывается падение цен на нефть и нефтяных доходов на фоне «исчерпавшей себя экономической модели, сильно завязанной на нефтяной фактор и уже не способной к интенсивному росту». Снижение цен на нефть приведет к тому, что существенная часть распустивших персонал на карантин предприятий «просто не сможет полноценно открыться вновь», предупреждает ЦМАКП.

Доклад центра готовился до заявлений президента США Дональда Трампа и подтверждения президентом Путиным того, что мировые производители нефти, включая Россию и Саудовскую Аравию, могут договориться о сокращении совокупной добычи как минимум на 10 млн барр. в сутки (с текущего уровня 100 млн). Министр энергетики США сказал 3 апреля, что сделка может быть достигнута в течение нескольких дней. Хотя эти заявления обусловили отскок нефтяных фьючерсов до $35 за баррель, гарантии будущих договоренностей нет: Путин настаивает на том, что бремя сокращений должны разделить Соединенные Штаты, а США отказываются это обсуждать. Кроме того, затоваривание рынка нефти не единственная проблема: одновременно с ростом предложения резко снижается мировой спрос в связи с пандемией и остановкой транспорта и многих предприятий.

ЦМАКП и без того закладывает относительно высокие цены на нефть в свой «жесткий» сценарий: $37–40 за баррель Urals в среднем в 2020 году (на прошлой неделе котировки Urals опускались до $11–13, минимумов с 1999 года). Поэтому даже с учетом возможной сделки мировых производителей по сокращению поставок нефти потенциально выросшие цены могут не превысить сценарные условия ЦМАКП. Добыча и экспорт российских углеводородов при этом сократятся, что ограничит выигрыш от роста цен.

Стимулы на 2,5% ВВП

«Конструктивный» сценарий, потенциально ограничивающий глубину экономического спада в России, потребует от российского государства масштабной программы антикризисных мер, к которой на данный момент власти еще не готовы. По оценкам центра, бюджетные стимулы должны составить не менее 2,6 трлн руб. только в 2020 году (около 2,4% ВВП 2019 года), чтобы обеспечить фискальное стимулирование (прежде всего в части уже заявленных президентом социальных инициатив). В сценарий с активными мерами государства заложены:

  • уже объявленное снижение страховых взносов для малого бизнеса с 30 до 15% (выпадающие доходы социальных фондов составят 300 млрд руб. в 2020 году);
  • формирование антикризисного фонда в размере 300 млрд руб. на 2020 год (и еще 200 млрд руб. в 2021 году);
  • перераспределение части ранее утвержденных расходов федерального бюджета (400–500 млрд руб.) на поддержку отраслей и сохранение занятости;
  • выполнение в полном объеме (в том числе за счет средств, которые поступят в бюджет от ЦБ в рамках сделки по продаже правительству Сбербанка) всех обещанных президентских мер по социальной поддержке населения;
  • увеличение бюджетных расходов на 1 трлн руб. за счет использования дополнительных нефтегазовых доходов ФНБ, перечисленных в него по итогам 2019 года;
  • увеличение суммарного дефицита бюджетов регионов до 0,5% ВВП (около 550–600 млрд руб.) в целях региональной поддержки малого и среднего бизнеса.

Помимо этого потребуются меры монетарного стимулирования: ЦБ должен будет воздержаться от повышения ключевой ставки, поддерживать невысокую стоимость государственных заимствований на внутреннем рынке (за счет, в частности, воссоздания института первичных дилеров на рынке гособлигаций), предпринять дополнительные меры по снижению волатильности ставок по долговым обязательствам компаний — в частности, предотвращать кассовые разрывы и технические дефолты у крупных системообразующих игроков. Такая политика может привести к скачку инфляции в 2020 году, оговаривается ЦМАКП, но он будет временным (7,5–8%), а впоследствии инфляция будет быстро падать.

Объем фискальных стимулов, предлагаемый центром, выглядит реалистично: 2,4–2,5% ВВП — это объемы господдержки, сопоставимые со стимулами, которые сейчас выделяют на борьбу с последствиями пандемии такие страны, как Франция, Италия, Испания. Германия решила выделить более 4% ВВП. США направляют рекордные 10% ВВП на борьбу с вирусом и экономическими последствиями. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин предложил выделить не менее 5% ВВП на борьбу с кризисом в России, но эта цифра выглядит завышенной в условиях низких цен на нефть и желания правительства сберечь валютные резервы.

К настоящему времени правительство России зарезервировало на борьбу с кризисом 1,4 трлн руб. (около 1,3% ВВП), говорил премьер-министр Михаил Мишустин. Большинство экономистов считают, что этого объема фискальной поддержки недостаточно; он невелик по меркам других стран.

Что касается социальных индикаторов, ЦМАКП считает, что в сценарии с активной антикризисной политикой безработицу на пике в 2021 году удастся сдержать в пределах 5,5–5,8% (сейчас около 4,6%), после чего она будет интенсивно снижаться.