Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В представительстве России при ООН сравнили протесты в Минске с Майданом Политика, 06:33 В Минске следователи начали осматривать места протестов Общество, 05:58 СМИ узнали о возможном начислении северных надбавок работникам удаленки Общество, 05:28 Эпидемиолог оценил особенности заражения коронавирусом в холодный сезон Общество, 05:04 Протестующие начали расходиться из центра Минска Общество, 04:30 Появилось видео наезда автозака на человека в Минске Общество, 03:24 Столкновения протестующих с силовиками в Белоруссии. Видео Общество, 02:53 Милиция подтвердила применение спецсредств против протестующих в Минске Общество, 02:33 Федун пригрозил снять «Спартак» с чемпионата России. Что важно знать Спорт, 02:30 Правозащитники сообщили о 120 задержанных в день выборов в Белоруссии Общество, 02:26 Белорусская милиция перешла на усиленный режим работы из-за протестов Общество, 02:08 МВД Белоруссии заявило о контроле над ситуацией на протестах Общество, 01:32 Тихановская призвала силовиков остановить насилие на протестах Политика, 01:16 В Минске после окончания голосования перестали работать сервисы такси Общество, 01:07
Экономика ,  
0 

Аналитики предложили России нарастить долг до 150% ВВП

Ускорить медленный экономический рост в России можно не только с помощью реформ или дорогой нефти. Еще один способ — значительно нарастить долг, который сейчас находится на относительно низком уровне, пишет Sberbank CIB
Фото: Reuters/Pixstream
Фото: Reuters/Pixstream

Россия «может в некоторой степени решить проблему медленного роста» в случае увеличения объема заимствований, пишут в пятничном обзоре аналитики Sberbank CIB Андрей Кузнецов, Антон Струченевский и Коул Эйксон.

«Раньше ключевым источником финансовых ресурсов для России была дорогая нефть, но теперь мы ожидаем увеличения роли долгового финансирования. Поскольку уровень долга в экономике довольно низкий, на наш взгляд, эта тенденция не угрожает финансовой стабильности в ближайшее время. Таким образом, мы полагаем, что в ближайшие десять лет Россия может увеличить соотношение своего долга к ВВП с нынешних 100 до 150% без угрозы финансовой стабильности», — считают авторы. Выгоду от этого, по их оценке, получат энергетические компании, сектор недвижимости (благодаря росту ипотечного кредитования) и банковская сфера (балансы банков, по оценке аналитиков, будут расти быстрее ВВП).

Речь идет о совокупной долговой нагрузке экономики, включая государственный долг (долг федерального правительства и регионов, как внутренний, так и внешний) и задолженность частного сектора (банков, компаний и домохозяйств). По оценке РБК, совокупный госдолг на конец 2016 года составил 13,3 трлн руб., или 15,5% ВВП (исходя из данных Минфина и Росстата), внутренний долг граждан и компаний — 39,7 трлн руб., или 46,3% ВВП (исходя из статистики Банка России по кредитам), а внешний долг банков и компаний — 29,2 трлн руб. (исходя из оценки ЦБ в пересчете на рубли). То есть совокупная задолженность в экономике составляет не менее 82,2 трлн руб., или 96% ВВП.

Долг экономики на уровне 100% ВВП не очень высокий показатель по мировым меркам. Например, совокупный долг в Китае оценивался аналитиками McKinsey в 282% ВВП, Японии — в 400% ВВП, таких стран Европы, как Бельгия, Испания, Греция, — более 300% ВВП (по состоянию на 2014 год).

При этом госдолг в России находится на низком уровне, всего около 16% ВВП. В прошлом году при подготовке трехлетнего бюджета власти решили, что будут увеличивать объемы заимствований для финансирования бюджетного дефицита в условиях истощения резервов.

Долг не панацея

Соотношение долга к ВВП может расти на 5% в год, полагают аналитики Sberbank CIB. То есть ежегодно долг в экономике может прирастать как минимум на 4,5 трлн руб. Это «не предвещает значительных рисков в обозримом будущем», зато сыграет «ключевую роль в трансформации модели экономического роста». «Само по себе наращивание долга является инструментом финансирования. Финансировать можно инвестиционный рост, и тогда это решит проблему роста в целом. А можно привлечением долга финансировать какие-то спекулятивные операции, и тогда это к росту не имеет никакого отношения», — предупреждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Программу реформ в России готовит Центр стратегических разработок Алексея Кудрина, параллельно Минэкономразвития разрабатывает план по повышению темпов роста экономики. Без реформ экономика обречена на низкие темпы роста (не более 2% в год), а единственная альтернатива им — нефть по $100, что маловероятно, писали эксперты РАНХиГС, Института Гайдара и ВАВТ. «Расслабить» власти может уже и нефть дороже $60, говорил Кудрин РБК.

«Дорогая нефть поубавит решимости»: экономисты о будущем реформ в России
Фотогалерея 
<p><strong>Александр Шохин, глава РСПП: </strong></p>

<p>&laquo;Хотя цена на&nbsp;нефть растет, власть все-таки намерена соблюдать новое бюджетное правило и&nbsp;при&nbsp;ее цене выше $40 направлять дополнительные доходы в&nbsp;Резервный фонд, который, как&nbsp;мы знаем, только&nbsp;в&nbsp;прошлом году из-за&nbsp;финансирования дефицита бюджета уменьшился на 2,137 трлн руб.</p>

<p>Во-первых, все зависит от&nbsp;политической воли правительства и&nbsp;президента, а&nbsp;во-вторых&nbsp;&mdash;&nbsp;от&nbsp;первоначального темпа структурных реформ. И если, условно говоря, просидеть на&nbsp;старте долго, то&nbsp;желание воспользоваться более дорогой нефтью и&nbsp;решать текущие вопросы за&nbsp;счет дополнительных доходов будет ярко выраженным. Поэтому мне кажется, что&nbsp;сейчас, исходя&nbsp;из&nbsp;того&nbsp;что&nbsp;волатильность по&nbsp;нефти достаточно высока и&nbsp;ее цена явно прогнозировалась в&nbsp;коридоре $50&ndash;60, все-таки стоит начать реформы и&nbsp;формирование Резервного фонда, исходя&nbsp;из&nbsp;нового бюджетного правила.</p>

<p>Но если&nbsp;мы 2017 год будем рассматривать как&nbsp;год раздачи предвыборных обещаний, тогда&nbsp;да, относительно&nbsp;высокая нефть будет дополнительным дестимулирующим фактором для&nbsp;проведения реформ&raquo;.</p>

В то же время наращивание долга будет способствовать продолжающемуся тренду на снижение потребительской активности, это произойдет в том числе и из-за позитивной динамики в ипотеке, указывает Sberbank CIB. Оборот розничной торговли — основной показатель, дающий понять масштабы падения или роста экономики, падает с начала 2015 года, следует из данных Росстата: по итогам прошлого года снижение розничного товарооборота составило 5,2%. Именно потребление раньше было основным фактором роста, но теперь неспособно его обеспечивать, так как население предпочитает ограничивать расходы и копить деньги, пишет Sberbank CIB.

Катализаторы роста

Нужны «иные катализаторы роста», резюмируют аналитики, ими станут экспорт и инвестиции. Именно в интересах экспортеров действует новая схема по закупке валюты Минфином и переводу в резервы доходов от продажи нефти ценой выше $40 за баррель, говорил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Хотя слабый рубль и способствовал импортозамещению и увеличению экспорта, в промышленности есть нехватка мощностей, подчеркивает Sberbank CIB.

Рост долга сыграет «решающую роль» в увеличении инвестиционной активности, признаков оживления которой пока не видно вопреки той же нехватке мощностей и высокому доходу на капитал, говорится в обзоре. Трансформации экономики, по оценке Sberbank CIB, мешают высокие процентные ставки в корпоративном секторе — 6% в реальном выражении.

Наращивание корпоративного долга не гарантирует, что эти деньги будут направлены на инвестиции, вопрос о том, где взять средства, — «вторичный», подчеркивает Орлова. Причина отсутствия экономического роста не в высоких ставках, а в том, что компании «не готовы инвестировать в нынешних условиях, потому что нет экономической предсказуемости, непонятны перспективы рынка, трудно рассчитать доходность», рассуждает она. Орлова отмечает, что в случае с физическими лицами бизнес может обратить внимание на возможное увеличение налоговой нагрузки и понять, что в таком случае роста потребительской активности не будет (глава Минфина Антон Силуанов и вице-премьер Ольга Голодец заявляли об обсуждении прогрессивной шкалы подоходного налога, однако премьер Дмитрий Медведев заверил, что таких дискуссий в правительстве не ведется). Та же ситуация с потенциальными клиентами из числа компаний — поставщики видят, что они не увеличивают свой бизнес, а значит, и спроса ждать не стоит, говорит Орлова.

При участии Ивана Ткачева