Лента новостей
Чем заменить пластик: 10 экопримеров Спецпроект РБК PINK, 09:54 «Аэроэкспресс» сообщил о планах пустить двухэтажные поезда в Шереметьево Бизнес, 09:48 WP узнала о сравнении Тиллерсоном подготовки Путина и Трампа к встрече Политика, 09:43 Business talk: как выйти из бизнеса его основателю РБК и Сбербанк Первый, 09:30 Суд в ДНР приговорил соучастника убийства Гиви к 12 годам тюрьмы Политика, 09:12 Бегом в прошлое: как заработать на ностальгии по коммунизму — Bloomberg Pro, 09:01 Как начать бегать: правильный подход РБК и Philips, 09:00 При падении вертолета в Доминикане погибли два бизнесмена и пилот Общество, 08:45 Четыре российских банка вошли в топ крупнейших эквайеров Европы Финансы, 08:43 Рыбный бизнес: хочешь сделать хорошо — сделай сам РБК и ВТБ, 08:30 Указ Зеленского о проведении досрочных выборов в Раду вступил в силу Политика, 08:28 Как бороться с утечками коммерческих тайн: самые свежие кейсы Pro, 08:22 Владелец косаток из бухты Средняя отказался их выпускать Общество, 08:21 Китаец обманул Apple и получил вместо подделок 1,5 тыс. настоящих iPhone Общество, 08:17
Экономика ,  
0 
Власти начали следить за долговой нагрузкой крупнейших компаний
Минфин ведет мониторинг долговой нагрузки крупнейших российских компаний, сообщил замминистра финансов Владимир Колычев. Это мера «предупредительного характера» для контроля за неявными обязательствами бюджета
Фото: Андрей Любимов / РБК

Минфин начал мониторинг долговой нагрузки крупнейших российских компаний — как государственных, так и частных, сказал журналистам заместитель министра финансов Владимир Колычев. По его словам, в списке около десяти компаний. «Это директива правительства о том, чтобы компании предоставляли такую информацию», — сообщил он.

«Мы накопим историю такого мониторинга, а потом подумаем над тем, чтобы что-то компаниям рекомендовать», — сказал замминистра. На данный момент компании просто предоставляют правительству информацию о долговой нагрузке, никаких рекомендаций им не дается.

По словам Колычева, вопрос долговой нагрузки компаний связан с темой неявных обязательств бюджета. «Мы когда в правительстве обсуждали тему неявных обязательств, говорили о том, что нужно подумать, чтобы предусмотреть некие рекомендации по уровню долговой нагрузки, при несоблюдении которых компании не смогут воспользоваться мерами государственной поддержки в стрессовой ситуации. Это скорее мера предупредительного характера», — сказал заместитель министра.

Он сообщил, что, например, для компаний нефтегазового сектора рассчитывается отношение фактического долга к EBITDA, которая была бы при «структурном равновесном уровне цен на нефть», то есть $40 за баррель в ценах 2017 года.

В долгосрочном бюджетном прогнозе до 2036 года, одобренном правительством, одним из наиболее значимых источников бюджетных рисков названы риски «явных и неявных условных обязательств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». Колычев пояснил, что речь идет, во-первых, о проектах государственно-частного партнерства (ГЧП). «Сейчас отсутствует система учета и контроля таких проектов, а они зачастую предполагают вмененную поддержку со стороны государства. И это не государственные гарантии, а, например, минимальный гарантированный доход. Как пример, платная автодорога: если трафик не будет соответствовать плановому значению, то государство компенсирует разницу между фактическим уровнем трафика и плановым. Такой системы учета рисков сейчас нет», — сказал замминистра.

Во-вторых, это возможная поддержка из бюджета госкомпаний и институтов развития при неблагоприятном стечении обстоятельств, в том числе при эскалации западных санкций. «В случае с компанией Rusal [попала под санкции в апреле 2018 года, в январе 2019 года санкции с нее были сняты] этого не потребовалось, но естественно, что для сохранения занятости и стратегически важных активов [при включении других крупных предприятий в санкционные списки] бюджет будет задействован при необходимости», — сказал Колычев.

Магазин исследований: аналитика по теме "Финансы"