Лента новостей
В Хакасии глава района напал на корреспондента канала «Россия 24» Общество, 00:19 Экс-менеджер банка стал президентом Литвы Политика, 00:08 Личный опыт: как открыть барбершоп и не прогореть РБК и «Билайн» Бизнес, 26 мая, 23:51 Сборная Финляндии победила Канаду в финале чемпионата мира по хоккею Спорт, 26 мая, 23:31 Не менее 30 человек погибли и 200 пропали при затоплении судна в Конго Общество, 26 мая, 23:29 Кличко назвал диверсией повреждение нового стеклянного моста в Киеве Общество, 26 мая, 23:06 На стройке в Москве нашли 25 артиллерийских снарядов времен ВОВ Общество, 26 мая, 22:47 39 идей для бизнеса для «мобильных» предпринимателей РБК и ГАЗ, 26 мая, 22:35 После наезда автомобиля на сотрудника ДПС в Москве возбудили дело Общество, 26 мая, 22:28 В Швеции около 100 тыс. кур погибли во время пожара Общество, 26 мая, 22:03 В Буркина-Фасо при нападении на церковь погибли не менее трех человек Общество, 26 мая, 21:51 Опрос показал победу партии Ле Пен на выборах в Европарламент во Франции Политика, 26 мая, 21:34 Трое детей погибли при пожаре в Новосибирской области Общество, 26 мая, 21:33 Финал чемпионата мира по хоккею. Канада — Финляндия. Онлайн Спорт, 26 мая, 21:15
Бизнес ,  
0 
Уральский сплав: как «Ариант» получает миллиарды на металле, мясе и вине
Челябинская группа «Ариант» делает бизнес на ферросплавах, свинине и мясных продуктах, винограде и вине. Выручка группы в 2014-м приблизилась к 60 млрд руб., а в 2015-м «Ариант» сделал и заявил инвестиций на 80 млрд руб.
Винный холдинг «Арианта» (Фото: Предоставлено пресс-службой)

​​Печатная версия опубликована в журнале РБК № 10 за октябрь 2015 года

Импортозамещение на руку челябинской группе «Ариант» Александра Аристова и Юрия Антипова. Они контролируют 70% производства ферросплавов в России, и по их заявлению чиновники в конце 2014 года начали антидемпинговое расследование против украинских конкурентов. «Ариант» — крупнейший владелец виноградников в стране, и продажи вина «Шато Тамань» взлетели благодаря обвалу рубля. Группа готовится вернуться в число крупнейших производителей свинины. Журнал РБК поговорил с бизнесменами о бизнесе, выручка которого в 2014-м приблизилась к 60 млрд руб.

Формально группы «Ариант» не существует: юридического лица с таким названием нет. Но в Челябинске оно используется повсеместно, так удобнее обозначать активы, принадлежащие Аристову, Антипову и членам их семей. Они всегда были очень закрытыми. Аристов предпочитал не говорить о бизнесе: в начале 2000-х годов был сенатором от Челябинской области, потом депутатом Госдумы от «Единой России». Завершив политическую карьеру, появляться в публичном пространстве он практически перестал. Антипов и вовсе держался в тени: единственное за четверть с лишним века в бизнесе интервью он дал в 2006 году журналу «Эксперт-Урал». Для обоих это первая встреча с федеральным СМИ.

В 2008–2012 годах Аристов и Антипов занимали места в рейтинге богатейших бизнесменов российского Forbes, потом журнал учитывать их перестал: «Ариант» никогда не публиковал консолидированной отчетности, достоверно оценить финансовые результаты группы было непросто. В первом рейтинге крупнейших компаний РБК 500 их бизнес представляет Урало-Сибирская металлургическая компания (УСМК), занявшая 168-е место с выручкой 54,6 млрд руб. в 2014 году. Это бóльшая часть, но не вся выручка «Арианта» — не учтены винное подразделение (суммарная выручка трех компаний в 2014 году — 5,2 млрд руб.) и купленный в этом году Серовский завод ферросплавов, 16,1 млрд руб. (все данные — СПАРК-Интерфакс). Совладельцы «Арианта» — очень разные. 61-летний Антипов назначил интервью на Челябинском электрометаллургическом комбинате (ЧЭМК). Во время разговора он деловит, сосредоточен и готов часами рассказывать о производстве ферросплавов. 66-летний Аристов на встречу приехал за рулем светло-голубого Lamborghini Aventador Roadster, запарковав его рядом с мотоциклами, на одном из которых красуется надпись «Михалыч» [отчество Аристова]. «Пятьсот миллионов долларов», — говорит он о цене спорткара [на самом деле около 20 млн руб.]. Четыре из пяти самых дорогих автомобилей в Челябинске принадлежат Аристову, подсчитал в прошлом году местный журнал «Выбирай». Пятый — Антипову.

Офис Аристова — пристройка к торговому центру, принадлежащему группе и построенному в центре Челябинска в 1975 году. Долгое время он был единственным в городе, поэтому здесь его зовут просто Торговый центр. В приемной хозяина — огромный мозаичный портрет, уютная кожаная мебель и раскрашенные под зебру предметы интерьера. Аристов велит помощникам развести камин, налить всем шампанского, садится на стол и только после этого начинает беседу.

Именем колбасы

В Челябинской области уже два десятка лет продаются товары под брендом «Ариант» — газировка и колбаса. «Какая связь колбасы с этим названием? Никакой. Они просто пытались построить себе памятник: Аристов, Антипов — «Ариант», круто, да?» — рассуждает Александр Ширеков, в прошлом возглавлявший одну из крупнейших челябинских розничных сетей «Молния».«В начале 1990-х был довольно сильный тренд: люди, основывая компании, хотели дать им, в каком-то виде, свои имена, — вспоминает Наталья Меш, управляющий директор брендингового агентства Graphit [входит в группу компаний Leo Burnett Group Russia]. — Они вдохновлялись традициями российского предпринимательства: Морозовская мануфактура, водка «Смирновъ». В Челябинске, считает Ширеков, бренд силен лишь по исторической причине: он появился еще на заре, когда других просто не было. Сейчас Челябинск наводнен логотипами «Арианта»: в городе работает больше 150 фирменных магазинов «Ариант» [для сравнения: «Пятерочек» — 110], плавательный бассейн и фитнес-центр «Планета Ариант» [похоже, единственная компания группы, которая принадлежит только семье Аристова: 100% записано на его дочь Елену Кретову]. С этой надписью на плечах выходят на лед игроки главного челябинского хоккейного клуба «Трактор». Ледовая арена клуба завешана растяжками «Ариант» 
так, что «там уже названия «Трактор» 
не видно за нашими баннерами», смеется сотрудница «Арианта». Титульный спонсор уже второй год выделяет клубу по 100 млн руб. на сезон.

По образцу мясоперерабатывающего завода в Челябинской области (на фото) в «Арианте» хотят построить комбинаты в Свердловской и Кемеровской областях (Фото: «РИА Новости»)

Жителям большинства других регионов это название ничего не говорит. Его не знают даже металлурги, в разговорах с которыми приходится упоминать ЧЭМК, крупнейшего в России производителя ферросплавов. С него в 1996 году началась ферросплавная империя Аристова и Антипова, через несколько лет они купили «Кузнецкие ферросплавы» в Кемеровской области, в этом году Серовский завод в Свердловской области. Теперь заводы «Арианта» производят около 70% всех ферросплавов в России.

В разговорах с виноделами группу лучше именовать по названию ее главного винодельческого завода — «Кубань-Вино» или по главной торговой марке — «Шато Тамань» (Chateau Tamagne). По объему выпуска «Ариант» в прошлом году, по расчетам РБК, занял четвертое место среди производителей тихих и игристых вин. Виноделы знают, что «Кубань-Вино» получает виноматериал со своей агрофирмы «Южная», на балансе которой находятся виноградники группы, и смутно припоминают, что за Уральскими горами расположен еще один винодельческий завод холдинга. Но именно с этого завода начиналась «винная империя» партнеров: будущий гигант в 1996 году родился из завода «Центр пищевой индустрии — Ариант» («ЦПИ — Ариант»).

Только свиноводам знакомо слово «Ариант». Так называлась колбаса, которую Аристов и Антипов выпускали еще в начале 1990-х, когда свинокомплексов у них не было и в помине, так она называется и до сих пор. Это же имя носит вся линейка мясной продукции группы [теперь она производится из собственного сырья] и крупнейшая в России по обороту сеть мясных магазинов. В середине 2000-х, по словам Антипова, «Ариант» был одним из крупнейших производителей свинины в стране. Сейчас в число крупнейших производителей свинины «Ариант» не входит: в прошлом году группа заняла 14-е место.

«Перант», «Бурант» и «Ариант»

В базе данных СПАРК-Интерфакса есть информация о компаниях «Перант» (среди учредителей — Людмила Пермякова) и «Бурант» (учредитель — Наталия Бурдяк). Но эти юридические лица уже не существуют: выжил лишь тандем с самым поэтичным именем.

Все активы принадлежат партнерам на паритетной основе, заявил РБК Антипов. Как следует из данных СПАРК-Интерфакса, компании группы всегда примерно поровну поделены между двумя партнерами и членами их семей. Так, в Урало-Сибирской металлургической компании, на балансе которой три з
авода ферросплавов и мясное подразделение, 50% принадлежит Александру Аристову 
и его супруге Людмиле Аристовой, 50% — Юрию Антипову и его супруге Людмиле Антиповой.

Совладелец «Арианта» Юрий Антипов называет себя «заводчанином»: почти каждый день он приезжает на ЧЭМК (Фото: Дмитрий Вансович для РБК)

В винном подразделении структура владения сложнее, но баланс сохраняется. В компании «Кубань-Вино» у Антипова 50%, еще 50% поделены между Людмилой Аристовой, дочерью Аристовых Еленой Кретовой и ее мужем Александром Кретовым. Последний принимал активное участие в работе группы: в 2010–2011 годах был председателем совета директоров ЧЭМК, до 2012-го он возглавлял винный холдинг «Ариант». «У Аристова и Антипова есть принцип «бей своих, чтобы чужие боялись», поэтому у них требования ко мне как партнеру жестче, чем к остальным», — говорил Кретов в интервью челябинскому порталу Chel.ru в 2007 году. Сейчас 43-летний Кретов — депутат Госдумы, поэтому «Ариантом» он больше не руководит, заявил представитель группы. В бизнесе также участвуют сыновья Антипова — их у него трое. «Когда вечером скучно дома, первое, что ты делаешь, — набираешь телефон детей и с детьми разговариваешь на ту или другую тему, — говорит РБК Антипов. — Когда разговариваешь только на темы «какая погода», «кто что скушал» — это надоест. А вот о бизнесе интересно: что ты сделал, как ты сделал, где ты допустил ошибки». Все трое сыновей учились в США, рассказывал Аристов «Челябинскому рабочему».

Орел и решка

На вопрос, как удается сохранять паритет и согласие, Антипов отвечает, что оба занимаются разными делами и «никто не дублирует друг друга». «Как монета с двух сторон же разная: тут орел, а тут решка — так и у нас».

Антипов — производственник, отвечающий за операционный бизнес. Аристов — «переговорщик», его дело — налаживать отношения с чиновниками и другими важными для бизнеса людьми, поясняет знакомый Аристова. Антипов в разговоре с РБК упомянул, что раньше Аристов занимался «связью с общественностью». О бизнесе Аристов говорить не хочет. Антипов на встрече, напротив, сыплет цифрами: перечисляет производство по каждому ферросплаву на своих заводах и предприятиях конкурентов, называет объемы потребления в России и в мире, набрасывая цифры на листках. Чтобы не запутаться в потоке информации, корреспондент РБК после интервью хотела попросить эти листки, но обнаружила на столе горку аккуратно разорванных в клочки бумажек.

«Я заводчанин, на заводе сижу», — признается РБК Антипов. На ЧЭМК он приезжает почти каждый день, работая даже по выходным: в этом корреспондент РБК убедилась лично, случайно столкнувшись с ним субботним утром на проходной комбината. Сотрудники предприятия говорят, что своего кабинета у Антипова здесь нет: он поставил небольшой стол в кабинете гендиректора ЧЭМК Павла Ходоровского. А свой кабинет ему-де не нужен: он часто проводит время в командировках.

Настроение Антипова сотрудники определяют по марке автомобиля у входа в административный корпус: если стоит «Роллс-Ройс» — настроение деловое, Антипов на чем-то сконцентрирован. «Больше всего люблю, 
когда «Мерседес», — признается один из сотрудников, — значит, настроение буднично-рабочее, все вопросы сможем обсудить и решить». Машины, которые успела увидеть за два дня корреспондент РБК, были черными и строгими.

Денежные сплавы

Вино и мясо «Арианта» ближе и понятнее простым потребителям, но основу бизнеса группы составляют сплавы разных химических элементов с железом. По расчетам РБК, сейчас на ферросплавы приходится 80–85% выручки группы. «Ариант» контролирует три крупнейших завода ферросплавов в России, суммарная выручка которых в 2014 году составила 70,7 млрд руб. [Серовский завод перешел под контроль группы в первой половине 2015 года]. «У ферросплавного бизнеса всегда, даже в самые плохие времена, есть прибыль, и она в несколько раз выше, чем в среднем по металлургической отрасли», — говорит представитель аналитической отраслевой группы «Металл Эксперт». Сейчас, по его словам, прибыльность ферросплавных производств в 3–5 раз выше, чем средний показатель по металлургии. Только в первом полугодии 2015-го чистая прибыль металлургического подразделения «Арианта», по словам Антипова, составила около 10 млрд руб.

Такая доходность позволяет масштабные инвестиции. За Серовский завод и шахту «Рудная» группа заплатила около 15 млрд руб. — «средства группы», пояснял Антипов, обязавшись вложить больше 30 млрд руб. в модернизацию производства. В два агропромышленных комплекса рядом со своими заводами в Свердловской и Кемеровской областях группа вложит еще около 30 млрд руб. В 4 млрд руб. в первой половине года оценивала компания новый проект высадки виноградников и строительства завода шампанских вин в Анапском районе Краснодарского края. Из-за изменения курсов валют в последние месяцы стоимость проекта, вероятно, будет выше. Обычно новые инвестпроекты группа на 30% финансирует из прибыли и на 70% — привлеченными средствами, говорит Антипов.

Дар убеждения

Серовский ферросплавный завод, крупного производителя феррохрома, «Ариант» пытался купить еще в 2003 году. Но тогда предприятие досталось казахстанской Евразийской промышленной ассоциации (позже стала частью Eurasian Natural Resources Corporation (ENRC). В начале 2013 года, зная, что ENRC испытывает серьезные финансовые проблемы, Антипов начал переговоры о покупке Серовского завода и поставляющей на него сырье Сарановской шахты «Рудная». Об условиях сделки стороны договорились за год: по словам Антипова, за два актива ENRC получила $220 млн.

Почти столько же времени ушло на получение разрешения Федеральной антимонопольной службы (ФАС). ЧЭМК подал первое ходатайство о покупке завода в апреле 2014 года и спустя три месяца получил отказ. Во-первых, объясняла ФАС, компания предоставила некоторые недостоверные сведения о своей работе (за это ЧЭМК оштрафовали на 300 тыс. руб., гендиректора Ходоровского — на 15 тыс. руб.). Во-вторых, сделка привела бы к усилению доминирующего положения группы ЧЭМК на ряде рынков ферросплавов, говорится в заявлении службы: «Таким образом, ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат» будет иметь возможность воздействовать на условия обращения товара на указанных товарных рынках в пределах Российской Федерации».

В августе 2014-го ЧЭМК подал повторное ходатайство, и в конце ноября ФАС вынесла другое, совершенно противоположное решение. «На моей памяти не было прецедентов, когда ФАС сначала отказывала в удовлетворении ходатайства, а потом, через четыре месяца, удовлетворяла его», — говорит портфельный управляющий «Унисон Траст» Александр Парфенов.

«Мы долго доказывали ФАС, объясняли, 
почему мы не доминируем на рынке, — рассказывает РБК Антипов. — Долго-долго мы объяснялись, в конце концов они нас услышали». Сработала, по его словам, следующая логика: нужно оценивать не рынок ферросплавов в целом, а ситуацию с каждым 
конкретным сплавом — сколько его производят российские заводы и мировые конкуренты, кто и сколько потребляет, у кого закупает и т.д.

Представитель ФАС объясняет причину внезапного разворота иначе: «При повторном обращении ЧЭМК предоставила план большой инвестпрограммы, которая предусматривала увеличение производства завода без существенного роста потребления электроэнергии». ФАС одобрила сделку, но с предписанием: в частности, цены ЧЭМК по ряду ферросплавов для отечественных потребителей не должны быть выше, чем для зарубежных покупателей. На экспорт сейчас уходит 85% всех ферросплавов «Арианта», из-за падения рубля в последний год экспортные поставки стали для группы выгоднее, признавал Антипов.

Почти одновременно с получением разрешения на покупку Серовского завода ЧЭМК инициировал антидемпинговое расследование в отношении поставок в Россию украинского ферросиликомарганца, потребляемого в основном металлургами. «Из базовых ферросплавов рынок силикомарганца самый большой по объему, это самый важный сплав для металлургии, — объясняет представитель «Металл Эксперта». — На этом рынке наибольшее число и поставщиков, и потребителей».

Украинские производители, снизив цены, в прошлом году серьезно увеличили продажи на российском рынке, объясняет Антипов причину обращения в Евразийскую экономическую комиссию. В декабре комиссия начала расследование, которое все еще длится.

Исторически около 50% потребляемых в России ферросплавов импортировалось с Украины, где работают крупные заводы, построенные еще в СССР. По данным аналитической группы «Металл Эксперт», Украина увеличила поставки ферросиликомарганца с 141 тыс. т в 2013 году до 169 тыс. т в 2014-м. Группа ЧЭМК в прошлом году продала в России 146 тыс. т этих ферросплавов.

Особую остроту расследованию придает тот факт, что главными производителями ферросиликомарганца, как и большинства других ферросплавов на Украине, являются заводы группы «Приват» Игоря Коломойского, который сейчас считается в России одним из самых враждебных украинских олигархов.

ЧЭМК и «Приват» ведут отчаянную борьбу за российский рынок, говорит представитель «Металл Эксперт»: «Потребители-сталелитейщики, с которыми мы общаемся, признаются, что если «Приват» уйдет с российского рынка, это будет для них болезненным ударом». Связаться с группой «Приват» не удалось.

Подсобные хозяйства металлургов

По словам Антипова, новых масштабных инвестиций в металлургию — кроме тех, о которых уже было заявлено, — группа сейчас не планирует. Владельцы «Арианта» хотят заработать на импортозамещении в продовольственном секторе.

Прибыль от ферросплавов «Ариант» решил направлять на выращивание свиней и производство мясных продуктов. «Стараемся реализовывать инвестиционные программы, которые связаны с сельским хозяйством, производством свинины — это тот тренд, который сегодня требуется и стране, и нам», — говорит Антипов.

В интервью «Эксперту-Урал» в 2006 году Антипов называл «Ариант» вторым производителем свинины в стране после «Омского бекона». С тех пор было построено много крупных свиноводческих комплексов, и постоянно наращивающий производство мяса «Ариант» в 2013-м занял лишь девятое место по объему его выпуска в России, в 2014-м — 14-е.

Агрофирма «Ариант» — холдинг с замкнутым циклом производства. У группы 130 тыс. га сельскохозяйственных земель — с таким банком «Ариант» входит в российский топ-30 держателей таких земель. Есть элеваторы для хранения зерна, комбикормовый завод, свинофермы, где сейчас содержится более 320 тыс. свиней, бойня, мясоперерабатывающий завод и собственная розничная сеть.

Аналогичные комплексы, но в уменьшенном масштабе, «Ариант» собирается построить до 2020 года в Свердловской и Кемеровской областях. Если сейчас все свинофермы Челябинской области рассчитаны на содержание 550 тыс. голов, то каждый из новых комплексов будет рассчитан на 235 тыс. Для сравнения: свиное стадо «Мираторга», крупнейшего производителя свинины в России, в конце 2014 года насчитывало почти 2 млн голов.

По 50% агрофирмы «Ариант» принадлежит ЧЭМК и «Кузнецким ферросплавам». Заводы финансово поддерживают «дочку»: исходя из отчетности ЧЭМК за 2014 год, только в прошлом году завод предоставил агрофирме займы на 1,3 млрд руб. (с процентом по договору займа от 11 до 12,65% годовых).

Забавно, но спустя 20 с лишним лет круг замкнулся. На прибыль от продажи колбасы Аристов и Антипов начали скупать акции металлургических заводов, а сейчас прибыль от этих заводов вкладывается в развитие производства мяса и колбасы. Агрофирма «Ариант» в прошлом году заметно улучшила свои показатели: выручка выросла на 64%, до 8,7 млрд руб., чистая прибыль — в 1,5 раза, до 1,8 млрд руб. На фоне металлургического бизнеса это пока мелочь, и Антипов называет новые агрокомплексы «подсобными хозяйствами» заводов.

«Завтра может оказаться, что ферросплавы являются подсобным хозяйством свиноводства», — парирует Мушег Мамиконян, президент Мясного совета Евразийского экономического пространства. Свиноводство сейчас — бизнес с «огромной доходностью», в том числе благодаря продовольственному эмбарго, говорит Мамиконян. Для примера: рентабельность по EBITDA «Черкизово» в сегменте «свиноводство» в 2014 году составила 49%.

По словам Мамиконяна, несмотря на ввод большого количества крупных свинокомплексов в последние годы, место для продукции еще нескольких на рынке найдется. Почти 90% рынка уже сейчас составляет отечественная продукция, но доля личных подсобных и фермерских хозяйств в производстве свинины все еще очень высока: в 2014 году они дали около четверти всего объема, и как раз эту долю постепенно будут замещать промышленные комплексы.

Лоза вместо печей

Вино — третье по объему выручки и, пожалуй, самое известное за пределами региона направление работы «Арианта». Винное подразделение развивалось по той же схеме, что и мясное: запустили цех по переработке, потом, инвестируя прибыль от продаж, выстроили производственную цепочку «от поля до прилавка».

Совладелец «Арианта» Александр Аристов любит хорошие машины: в его автопарке — самые дорогие автомобили Челябинска (Фото: Вадим Ахметов)

В 1996 году Аристов и Антипов запустили завод «ЦПИ — Ариант», на котором стали разливать газированные напитки, тихие и игристые вина. Предприятие работало на чужом виноматериале, качество напитков было невысоким, признавали позже сами «ариантовцы». «Мы сначала построили в Челябинске производственные мощности по розливу вина, а потом поняли, что без винограда нам никуда: качества не добиться. Поехали покупать, работать с виноградниками», — объясняет Антипов.

Сейчас Павел Титов, председатель совета директоров «Абрау-Дюрсо», одного из крупнейших производителей игристых вин, называет «Ариант» «локомотивом виноградарства в России». «В свое время они получили хорошую сырьевую базу на Кубани», — напоминает Титов. В 2001 году «Ариант» купил в Темрюкском районе Краснодарского края семь хозяйств — уже тогда, получив 7 тыс. га, группа стала первой по площадям виноградников в России. В 2003-м «Ариант» приобрел в том же районе винодельческий завод «Кубань-Вино», который позже модернизировал. В том же году «Ариант» выкупил 40-процентную долю в торговом доме «Абрау-Дюрсо» и вдобавок получил в управление госкомпанию, владеющую виноградниками, таким образом став крупнейшим из совладельцев «Абрау-Дюрсо». Но в 2006 году «ариантовцы» продали свою долю бизнесмену Борису Титову [сейчас — бизнес-омбудсмен]. «На тот момент мы, наверное, не были готовы инвестировать [в компанию] и развивать [ее], — объясняет РБК Аристов. — Когда мы купили «Абрау-Дюрсо», это было практически разорившееся предприятие, которое просто лежало».

Сейчас «Ариант» называет себя крупнейшим владельцем виноградников не только в России, но и во всей Европе. Точной статистики о всех владельцах европейских виноградников не существует, замечает президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович, но о более крупных виноградарских хозяйствах Европы, принадлежащих одному собственнику, он не слышал.

Все эти годы «Ариант» постепенно высаживал на месте старых виноградников новые лозы. Только за последние пять лет группа инвестировала в виноградники $70 млн. «Серьезные деньги, — говорит Аристов. — 12 лет назад, когда мы начинали виноградный бизнес, на такие суммы можно было покупать металлургические заводы».

Сегодня «Ариант» — единственный крупный производитель вин в России, который практически все продукцию производит из собственного винограда. В 2014 году компания собрала 65,8 тыс. т винограда — это 16,4% от всего урожая винограда, полученного сельхозпредприятиями России.

В прошлом году «Ариант» разлил, по данным компании, около 50 млн бутылок тихих и игристых вин, план на этот год — 68 млн бутылок. Сейчас «Кубань-Вино» — четвертый по объему выпуска производитель вин в стране, но на этом «Ариант» не останавливается. В этом году группа арендовала еще 2,5 тыс. га готовых виноградников и подходящих для их высадки земель в Анапском районе Краснодарского края и анонсировала строительство там же завода шампанских вин. Запланированная мощность — до 20 млн бутылок в год. Для сравнения: мощность «Абрау-Дюрсо», занявшего по итогам первого полугодия 2015-го первое место по объему производства игристых вин в стране, составляет 24–25 млн бутылок в год.

Винзавод агрофирмы «Южная» в Краснодарском крае (на фото) входит в винный холдинг «Арианта», одного из крупнейших производителей вин в стране (Фото: Валерий Матыцин/ТАСС)

Но доля «Арианта» может заметно увеличиться и раньше, чем будут готовы новые мощности. «Львиная доля того, что они делают, — это очень доступные вина. Сейчас, во время кризиса, рынок деформировался и дешевые тихие вина улетают, можно сказать, с колес. «Кубань-Вино» попало в эту нишу», — говорит Павел Титов. «Ариант» в этом году уже существенно увеличил производство и тихих, и игристых вин, следует из данных Росстата за первую половину 2015 года. А отраслевое агентство ЦИФРРА подсчитало, что завод «Кубань-Вино» в первом полугодии 2015-го по сравнению с теми же месяцами прошлого года увеличил выпуск игристых вин в 2,9 раза, до 276,9 тыс. дал. В прошлом году винное подразделение «Арианта», по данным компании, получило выручку в 6 млрд руб. В 2015 году, по прогнозу Аристова, будет уже около 10 млрд руб.

Все свое

Цель «Арианта» на любом рынке — построить замкнутую структуру, будь то вино, феррохром или свинина. «Цепочку построили, она не зависима ни от кого — это непотопляемый корабль, устойчивый в любых рыночных условиях», — объяснял «Эксперту-Урал» Антипов. Когда цепочка выстроена, компания начинает ее тиражировать: так происходит сейчас и с новыми агрокомплексами, и с новым винным хозяйством в Анапском районе.

Замкнутый на себя «Ариант» удивительно устойчив: на фоне многочисленных громких бизнес-разводов в России партнерство Аристова и Антипова выглядит одним из самых стабильных. Партнеры работают вместе с конца 1980-х, когда через потребительские кооперативы продавали гвозди и минеральные удобрения. За минувшие четверть века группа успела поучаствовать во многих междоусобных «войнах» и столкновениях за собственность в Челябинской области, но никогда не было информации о разладах между совладельцами «Арианта», а если они и были, не просачивалась на публику.

Рецепт мира и согласия — в цепочке нет не только контрагентов, но и других партнеров, которые могут подвести или начать диктовать свои условия, объясняет РБК Антипов: «Пока я вижу развитие своего бизнеса, мне зачем партнеры? У меня их достаточно: Аристов есть».

Магазин исследований: аналитика по теме "Потребительские товары"