Лента новостей
Поездка Путина и Лукашенко на остров Валаам. Фоторепортаж Политика, 19:35  В Петербурге задержали подкинувших наркотики подростку росгвардейцев Общество, 19:32 Суд отклонил иск управляющего НПФ «Сафмар» к «Открытию» на ₽9,5 млрд Бизнес, 19:22 Россельхозбанк отменил комиссии для экспортеров АПК Пресс-релиз, 19:10 «Вест Хэм» купит нападающего за рекордные для себя €50 млн Спорт, 19:07 Фирма экс-главы НТВ объявила о создании лидера на мировом рынке марихуаны Бизнес, 19:04 Финансовый омбудсмен вынес первое решение в споре об ОСАГО Финансы, 19:03 Минэк предложил выделить 400 млрд руб. на оплату энергии для населения Бизнес, 19:02 В Самарской области отравились более 40 граждан Узбекистана Общество, 18:58 Джонсон собрал рекордную сумму в борьбе за кресло премьера Великобритании Политика, 18:49 СК впервые возбудил дело о халатности из-за детей в однополой семье Общество, 18:48 Молодую российскую звезду фигурного катания отчислили из ЦСКА Спорт, 18:45 11 вещей, которые полезно иметь в рабочем гардеробе летом РБК Стиль и BOSS, 18:43 Экс-менеджер «Лидера» купит «мусорную» компанию с контрактами на ₽50 млрд Бизнес, 18:40
Бизнес ,  
0 
Россияне на 34% сократили расходы на лоббирование в США
Российские компании сократили расходы на лоббирование своих интересов в США в полтора раза в первой половине 2017 года. Зато количество активных лоббистов выросло — в том числе из-за новых санкционных инициатив США
Фото: Иван Секретарев / AP

Расходы российских компаний (включая зарубежные «дочки») на официальное лоббирование своих интересов в США в первом полугодии 2017 года сократились на 34%. Они составили $470 тыс. (около 27 млн руб. по среднему курсу за период), подсчитал РБК по базе лоббистских раскрытий сената США (см. инфографику).

За первое полугодие прошлого года российские компании заплатили американским лоббистам $715 тыс., а за весь 2016 год их траты на продвижение интересов в Вашингтоне достигли почти $1,5 млн.

Хотя лоббистские расходы сократились, количество российских компаний, зарегистрированных в соответствии с американским законом о раскрытии лоббистской деятельности, в 2017 году увеличилось с по меньшей мере пяти, до по крайней мере семи. На прошлой неделе оператор МТС возобновил сотрудничество с вашингтонской GR-фирмой Prime Policy Group, прерванное в 2013 году, и сразу перевел ей $50 тыс. за услуги во втором квартале. В этом же месяце американская «дочка» Трубной металлургической компании (ТМК) IPSCO Tubulars наняла юридическую фирму King & Spalding — для лоббирования вопросов, связанных с принятием в конгрессе США закона о пересмотре российских санкций (Russia Sanctions Review Act of 2017). Акт призван закрепить существующие санкции против России и существенно ограничить возможности президента США Дональда Трампа по их смягчению или отмене.

Вашингтон — Воронеж

А в прошлом месяце лоббировать свои интересы в США начал российский бизнесмен Сергей Пойманов — экс-владелец крупнейшего в России производителя гранитного щебня, воронежского «Павловскгранита». В 2016 году Пойманов был признан банкротом как физлицо. Кредиторы «Павловскгранита» недавно утвердили механизм распродажи имущества бизнесмена на торгах, сообщал местный портал «Банки Воронежа». Сам Пойманов в мае был арестован по обвинению в злоупотреблении полномочиями с целью вывода активов из-под контроля крупнейшего кредитора «Павловскгранита» — Сбербанка. Суд над ним проходит в Воронеже.

Причиной лоббирования интересов Пойманова в США может быть иск, поданный в конце 2016 года американской компанией PPF Management против Сбербанка, его президента Германа Грефа и ряда других ответчиков. PPF Management требует от ответчиков $750 млн, обвиняя их в «рейдерском захвате» «Павловскгранита». В лоббистском раскрытии юрфирмы Greenberg Traurig, представляющей интересы Пойманова и уже получившей $10 тыс., цели лоббирования описаны абстрактно: «Законодательный и административный мониторинг и разъяснительная кампания, касающиеся отношений США и России». Представитель Greenberg Traurig заявил РБК, что им нечего добавить к публичному раскрытию. Лоббированием в конгрессе и федеральных агентствах США в интересах Пойманова занимается бывший сенатор-республиканец Тим Хатчинсон.

МТС опять платит лоббистам

Prime Policy с июля 2017 года поручено «представлять МТС в Вашингтоне» — большей конкретики в ее раскрытиях найти невозможно (Prime Policy не ответила на запрос РБК). Но за это компания уже получила от МТС $50 тыс. Prime Policy уже представляла интересы МТС в американских органах власти в 2012–2013 годах. Более 39% акционерного капитала оператора, входящего в группу АФК «Система», находятся в свободном обращении в виде американских депозитарных расписок (ADR).

Расписки МТС на Нью-Йоркской фондовой бирже с начала мая подешевели на 17% из-за судебного спора «Роснефти» с АФК «Система». Инвесторы опасались, что конфликт может затронуть и МТС, чьи акции в собственности «Системы» в конце июня были арестованы по требованию «Роснефти». Но источник, близкий к МТС, говорил РБК в июле, что «с МТС все будет в порядке, потому что это международная компания, торгуется на Нью-Йоркской бирже — это обстоятельство обезопасит ее в конфликте с «Роснефтью».

В 2012 году МТС лоббировала в США вопросы, связанные с ее бизнесом в Узбекистане, из которого она в итоге вышла в августе 2016-го. Узбекские сделки МТС, а также других операторов — VEON (бывший VimpelCom) и скандинавской Telia были предметом антикоррупционных расследований Минюста США и Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC). Аналитик ФК «Уралсиб» Константин Белов говорит, что «первое, что приходит на ум», зачем МТС могли потребоваться услуги лоббистской фирмы в США, — расследование, связанное с деятельностью в Узбекистане.

Но представитель МТС Дмитрий Солодовников заявил РБК, что представительство интересов оператора в США необходимо, поскольку компания торгуется на NYSE. «Это не новое сотрудничество, а продление ранее существовавшего, — уточнил он. — Никакого отношения к Узбекистану и «Роснефти» оно не имеет». «МТС с помощью лоббистских компаний может решать акционерные вопросы, поскольку многие инвесторы компании из США», — поясняет аналитик «Открытия» Александр Венгранович.

РБК учитывал не только лоббирование российских компаний и граждан, но и подконтрольных им американских компаний. Поэтому в расчет включены лоббистские затраты инвестиционного подразделения Сбербанка в США Sberbank CIB USA Inc., американского дивизиона ТМК — Ipsco, оператора коммерческих пусков ракеты «Протон» International Launch Services (подконтролен Центру имени Хруничева). ILS потратила на лоббирование больше всех в первом полугодии — $140 тыс.

В статистику не вошли зарубежные компании New European Pipeline AG (Швейцария) — проектная компания по строительству газопровода «Северный поток 2», в которой «Газпрому» принадлежит только 50% (другая половина — у европейских партнеров), и LetterOne Holdings (Люксембург) Михаила Фридмана, бизнес которой никак не связан с Россией. Первая потратила в 2016 году $550 тыс. на лоббирование своей причастности к обсуждению в Вашингтоне вопросов европейской энергобезопасности (в том числе $365 тыс. в первом полугодии), перестав это делать в 2017 году. Вторая ежеквартально в 2016–2017 годах направляет по $110 тыс. на «развитие отношений с чиновниками правительства США».

Больше денег российские компании и организации тратят на лоббирование своих интересов в Европе. Как показало недавнее исследование Transparency International, ежегодные траты на эти цели могут достигать «миллионы евро», хотя точную сумму назвать невозможно; активнее всего свои интересы в ЕС продвигает «Газпром».

Санкции — это главное

Большинство российских компаний лоббируют вопросы, связанные с наложением и применением антироссийских санкций США, включая действующие исполнительные указы экс-президента Барака Обамы и санкционные законопроекты конгресса. Санкции указаны предметом лоббирования НОВАТЭКа и подконтрольной ему проектной компании «Ямал СПГ», TMK IPSCO, Сбербанка и ВТБ, а также Газпромбанка, который, впрочем, перестал тратить деньги на американских лоббистов в этом году. Представитель TMK IPSCO Мишель Лумис сказала, что не будет комментировать «обсуждения в Вашингтоне в отношении санкционного законопроекта конгресса, до тех пор пока они продолжаются».

ВТБ тоже не потратил ничего, судя по лоббистской базе конгресса, но у него есть и другой контракт — с американской юрфирмой Sidley Austin, который в этой базе не раскрывается. Он раскрыт в базе Минюста США по закону о регистрации иностранных агентов (FARA). За последнее отчетное полугодие с октября 2016 года по март 2017-го Sidley Austin получила от ВТБ чуть более $300 тыс. Компания предоставляет ВТБ «юридические консультации по законам и регулированию США», а в октябре 2016 года ее представители встречались в интересах своего российского клиента с сотрудниками Госдепартамента США «для обсуждения воздействия американских санкций на российские институты». Пресс-служба ВТБ не ответила на вопрос, встречались ли представители Sidley Austin с людьми из администрации Дональда Трампа. «Деятельность Manatos & Manatos и Sidley Austin связана с продвижением бизнес-интересов группы ВТБ в США. Сумму вознаграждений, равно как и их работу, мы не комментируем», — сообщила пресс-служба ВТБ.

Газпромбанк в первом полугодии 2016 года потратил на лоббистов в США $300 тыс. (за весь год — $600 тыс.), а в этом году приостановил лоббирование, следует из раскрытий в базе сената (пресс-служба Газпромбанка не ответила РБК почему). Сократил эти расходы и Sberbank CIB USA. Последний с 2016 года пользовался услугами уже трех лоббистских фирм, включая Podesta Group известного американского лоббиста Тони Подесты. Его брат Джон — давний советник Хиллари Клинтон и руководил ее предвыборным штабом во время президентской кампании 2016 года. Sberbank CIB USA был клиентом Тони Подесты всего полгода, до сентября 2016-го, и заплатил за это время $170 тыс. Все три фирмы должны были «помогать [Сбербанку] в прояснении сферы применения санкций», введенных Обамой, «оценивать возможные способы облегчения санкций». «Привлечение внешних консультантов для нас является частью стандартных бизнес-практик», — сообщила РБК пресс-служба Сбербанка, отказавшись уточнить детали лоббистской деятельности. Компания SGR LLC, представляющая интересы Сбербанка сейчас, не ответила на запрос.

Значение такого корпоративного лоббизма в США зачастую преувеличивается, в том числе американскими СМИ, для которых любой новый российский контракт — повод подозревать тайное влияние Москвы. Но на самом деле «повлиять на процесс принятия решений лоббисты могут только по незначительным вопросам, не находящимся в центре общественного внимания», говорит РБК кандидат политических наук, американист Сергей Костяев. В нынешней ситуации лоббисты скорее занимаются мониторингом положения дел — разве что могут получать информацию более оперативно, так как, например, могут позвонить своим бывшим коллегам по различным органам власти, рассуждает эксперт. Эффект от лоббистских усилий заметен редко, но, по словам Костяева, можно вспомнить пару примеров: в 2010 году во многом благодаря активности лоббистов «Техснабэкспорта» вступило в силу российско-американское соглашение о сотрудничестве по мирному атому, в 2013 году PR-агентство Ketchum помогло президенту Владимиру Путину опубликовать в New York Times резонансную статью по сирийскому конфликту.