Лента новостей
Полицейские раскрыли кражу икон из подмосковного храма Общество, 08:13 Минприроды получило требование лишить Антипинский НПЗ ключевого актива Бизнес, 08:01 Трамп анонсировал высылку из страны миллионов мигрантов Политика, 07:59 Рейс из Новосибирска в Таиланд задержался из-за отказа 15 человек лететь Общество, 07:38 В УЕФА усомнились в возможности создания суперлиги в ближайшие десять лет Спорт, 07:02 Мартин Каллен — РБК: «Санкции не помешают переговорам УЕФА с «Газпромом» Спорт, 07:02 Рекордное число россиян назвали службу в армии обязанностью мужчины Политика, 07:01 В Москве и области объявили оранжевый и желтый уровни погодной опасности Общество, 06:52 Экс-помощницу главреда «Эха Москвы» выдвинули кандидатом в Мосгордуму Политика, 06:27 Чиновники предложили изымать земли за мусор и нескошенную траву Бизнес, 06:00 СМИ узнали три варианта реформирования футбольной премьер-лиги Спорт, 05:54 Трамп потребовал от NYT раскрыть источник данных о кибератаках на Россию Политика, 05:44 Минобороны показало перехват американского бомбардировщика B-52H Политика, 05:30 Зеленский придумал фразу для первой встречи с Путиным Политика, 05:14
Бизнес ,  
0 
Синдикация кредита на покупку доли в «Роснефти» затормозила из-за санкций
Банк Intesa Sanpaolo испытывает проблемы при синдикации кредита на сумму €5,2 млрд, выданного на финансирование покупки Катаром и Glencore доли в «Роснефти». Причина — в новых санкциях США и обострении ситуации на Ближнем Востоке
Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ»

О том, что итальянский банк Intesa Sanpaolo испытывает проблемы с синдикацией кредита, выданного суверенному инвестфонду Катара Qatar Investment Authority (QIA) и швейцарскому нефтетрейдеру Glencore, сообщает Reuters со ссылкой на четыре источника в западных банках, в том числе из США и Франции. Причина, по которой банки не торопятся участвовать в синдикации, — в новых санкциях США и обострении отношений между Катаром и Саудовской Аравией, утверждают собеседники агентства.

О том, что Intesa начал синдицировать кредит на €5,2 млрд, выданный на покупку швейцарским трейдером и катарским фондом 19,5% в «Роснефти», стало известно в конце мая. Как сообщали источники Reuters и Bloomberg, к участию в синдикации до 50% кредита были приглашены 15 международных банков (российских среди них не было). Как отмечает Reuters, процесс синдикации кредита такого объема обычно занимает 4–6 недель и может пройти на несколько недель больше, поскольку речь идет о сделке на развивающемся рынке. Источники в банковских кругах говорят о том, что отделы контроля в банках оценивают новые санкции, введенные США против России.

«Новые санкции настолько масштабны, что они безусловно повлияют на все схожие сделки, в которых участвуют российские госкомпании», — говорит Reuters источник в лондонском банке, который был приглашен поучаствовать в синдикации кредита Intesa.

Еще одним фактором, тормозящим процесс, стало обострение отношений между Катаром и Саудовской Аравией. Теперь, как свидетельствуют источники Reuters, банки более острожны при работе со сделками, связанными с Катаром, поскольку не хотят ставить под угрозу свои связи с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива, которые обвиняют Катар в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Среди банков, обеспокоенных этими рисками, Reuters называет Bank of China и Industrial and Commercial Bank of China (ICBC).

Intesa отказался от комментариев Reuters.

Glencore и QIA завершили покупку 19,5% «Роснефти» в начале января 2017 года. Этим пакетом теперь владеет зарегистрированная в Сингапуре QHG Oil (ранее — QHG Shares), в которой доли Катара и Glencore распределены поровну. Швейцарский трейдер инвестировал в покупку доли в российской компании €300 млн, а QIA — €2,5 млрд. Российский бюджет получил от приватизации «Роснефти» €10,5 млрд (из них €300 млн — в виде дивидендов от держателя контрольного пакета «Роснефти», «Роснефтегаза»).

2 августа президент США Дональд Трамп подписал закон о новых санкциях против России. Американским гражданам и компаниям запрещено участвовать в проектах, где российским нефтегазовым компаниям принадлежит от 33%. Запрет касается как российских, так и планируемых за пределами России и ее шельфа проектов. При этом речь идет только о «новых проектах» (что следует понимать под новыми, пока не уточнили).

Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"