Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Умер актер театра и кино Сергей Афанасьев Общество, 17:39 Путин повысил зарплаты сотрудникам МИД и госслужащим Экономика, 17:35 Европарламент потребовал от России не обелять преступления режима СССР Политика, 17:33 Дэвид Кэмерон сообщил о вине Барака Обамы в сирийском конфликте Политика, 17:21 Более-менее: куда дрейфовала российская промышленность в августе Pro, 17:18 Как изменение климата влияет на качество жизни в городах Партнерский материал, 17:17 Синоптики предупредили москвичей о мчащемся со скоростью машины циклоне Общество, 17:16 Депутат Рады раскрыл «формулу Зеленского» по Донбассу Политика, 17:12 Российская гимнастка стала десятикратной чемпионкой мира Спорт, 17:09 Путин назначил нового заместителя Лаврова Общество, 17:05 Lean и цифра: как строительной компании стать продуктивнее и бережливее Pro, 17:05 Аваков решил поручиться за угрожавшего взорвать мост в Киеве экс-сержанта Общество, 17:05 Криптовалюта Stellar подорожала на 41% за два дня Крипто, 17:01 Из Германии экстрадировали подозреваемого в терроризме россиянина Общество, 17:00
Бизнес ,  
0 
Магазины смогут сэкономить на электричестве по примеру заводов Дерипаски
Правительство решило платить мелким потребителям электричества — магазинам, кафе и т.п. — за снижение нагрузки на сеть в пиковые часы. Для крупных компаний эта схема работает с 2017 года, но воспользовались ею только заводы Rusal
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Альтернатива дорогим электростанциям

Правительство разрешило мелким потребителям — магазинам, кафе, сотовым вышкам и небольшим предприятиям — получать компенсацию за снижение потребления электроэнергии в пиковые часы. Соответствующее постановление премьер-министр Дмитрий Медведев подписал 20 марта (его копия есть у РБК).

Такое управление потреблением электроэнергии называется demand response (управление спросом на электроэнергию).

Снижение потребления используется как альтернатива строительству новых электростанций или как способ отказаться от так называемой дорогой пиковой генерации — энергоблоков, которые нужны энергосистеме несколько часов в год и за обслуживание которых потребителям приходится платить все 12 месяцев, сказал РБК директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Таким образом, сокращая потребление электроэнергии в пиковые часы, участники demand response снижают и общую цену электроэнергии в стране, уточняет эксперт. Этот механизм также повышает надежность работы энергосистемы, предоставляя диспетчеру энергосистемы — компании «Системный оператор» — дополнительный инструмент регулирования баланса производства и потребления электроэнергии, сказал РБК представитель UC Rusal, чьи заводы уже участвуют в demand response.

В России механизм управляемого потребления работает с 2017 года, но пока участвовать в нем могли только игроки оптового рынка мощности — в основном крупные промышленные предприятия. Теперь правительство предоставит такую возможность и мелким потребителям, которые не являются игроками оптового рынка, а платят за электроэнергию сбытовым компаниям. Они смогут снижать потребление с середины 2019 года, за этот год объем максимальной разгрузки составит 50 МВт, говорится в постановлении Медведева. Это всего 0,025% мощности, которую потребляют розничные покупатели электроэнергии, говорит старший консультант Vygon Consulting Николай Посыпанко. Но с учетом относительно низкой популярности механизма этого объема на первый год вполне достаточно, добавляет эксперт.

Это можно будет сделать через так называемых агрегаторов управления спросом на электроэнергию — сбытовые компании или другие структуры, которые смогут стать участниками оптового рынка. Компании-агрегаторы смогут договориться с мелкими потребителями о том, что те в течение года обязуются по команде снижать свою нагрузку на несколько часов в определенном объеме, говорит эксперт НП «Сообщество потребителей энергии» Игорь Ряпин. Затем агрегаторы заявят этот объем на специальном конкурсе, который проведет «Системный оператор». Агрегаторы будут конкурировать по цене, потолок — средневзвешенная нерегулируемая цена мощности, добавляет эксперт. Для первой ценовой зоны (Европа и Урал) это 778 тыс. руб. за 1 МВт, для второй (Сибирь) — 635,2 тыс. руб. за 1 МВт, следует из прогноза Администратора торговой системы оптового рынка электроэнергии (АТС).

Эффект для потребителей оценить пока трудно: он будет зависеть от объема разгруженной мощности и цены, которая сформируется в ходе конкурса, говорит Ряпин.

В постановлении правительства оговаривается возможность для предприятий снижать потребление из энергосистемы и переключаться на накопители энергии. В России накопители пока массово не используются, но, например, аккумуляторы установлены на сотовых вышках на случай отключения электроэнергии, напоминает Ряпин. По его словам, летом 2018 года «Системный оператор» в рамках тестирования механизма demand response провел успешный эксперимент, переключив на эти аккумуляторы несколько вышек.

Пока правительство вводит переходный период, чтобы отработать механизм оплаты и понять, будет ли спрос на услугу, говорит Пикин. К сентябрю 2020 года Минэнерго должно доложить кабинету, целесообразно ли развивать управляемое потребление в России, говорится в пояснении к постановлению Медведева.

Фото: Марина Лысцева / ТАСС

Единственный игрок

С 2017 года возможность снижать потребление за вознаграждение на два, четыре или восемь часов подряд появилась у участников оптового рынка. Но спросом механизм не пользуется, сделали вывод аналитики Vygon Consulting. Единственные участники — заводы UC Rusal, крупнейшим акционером которого является Олег Дерипаска. Предполагалось, что участники demand response будут разгружать мощности три-пять раз в месяц для снижения цены на рынке на сутки вперед (здесь формируется цена на электроэнергию), но на практике заводы снижали потребление по экономическим причинам всего шесть раз в 2017 году, а в 2018 году — ни разу. Команду на разгрузку для снижения цены на рынке на сутки вперед заводам дает коммерческий оператор энергосистемы — АТС, напоминает Посыпанко. Но если оператор видит, что при снижении нагрузки цена на электроэнергию не падает, заводы разгружаются в один из случайных дней в конце каждого календарного месяца. Так и случилось в 2018 году, объясняет аналитик.

Максимальное снижение составило 42 МВт, а это меньше 0,1% пикового потребления в Сибири. В итоге UC Rusal получила около 50 млн руб. в год, подсчитали в Vygon Consulting.

Главная проблема — небольшая плата за разгрузку и в итоге слишком маленький объем снижения потребления, считает Ряпин.

В 2019 году крупные потребители — игроки оптового рынка могут получить за один непотребленный МВт цену старой мощности — 133 тыс. руб за 1 МВт в европейской части и на Урале и 362,9 тыс. руб. за 1 МВт в Сибири (при снижении потребления на восемь часов, если меньше — плата уменьшается).

Но механизм demand response может быть интересен широкому кругу розничных потребителей, в первую очередь тем, кто может снизить нагрузку незаметно для своей деятельности, полагает Пикин. Например, если в офисном здании на пару часов выключить кондиционеры в офисе и на улице при этом не будет плюс 40 градусов, сотрудники ничего не заметят, а владелец этого здания получит плату, объясняет эксперт. Постановление правительства позволит развивать и рынок накопителей, которые могут потребоваться потребителям для участия в demand response, добавляет он.

Потенциальные участники управляемого потребления пока изучают новый механизм. «В «АШАН Ритейл Россия» уже реализуется большая программа по энергосбережению, так как энергоэффективность и сокращение затрат на энергоснабжение являются приоритетными задачами для компании», — сказал РБК руководитель проекта по энергоэффективности компании Олег Игнашин, добавив, что компания планирует подробно изучить постановление правительства.

«Мы изучаем возможность и целесообразность участия в механизме demand response», — сказал РБК представитель МТС. По его словам, в США в таком механизме активно участвует и население. Например, у домохозяйств есть специальные датчики на кондиционеры, которые регулятор отключает в определенные часы, а потребителям «капает несколько центов». 1 млн отключенных кондиционеров могут заместить два энергоблока общей мощностью 2 ГВт, добавил он. Строительство мощностей такого объема может стоить в России от $2 млрд до $7 млрд в зависимости от того, газовые они или атомные, подсчитал Пикин. Но в России участие населения в demand response пока невозможно. «Мы платим по регулируемым тарифам, в которых отдельно ставка за мощность не указывается», — заключает эксперт.